Михаил (mikle1) wrote,

Самый популярный подлец Украины

    Украинская социологическая группа "Рейтинг" провела опрос более двух тысяч граждан Украины, чтобы выяснить, кого они считают самым выдающимся украинцем всех времен. В итоге победу в голосовании с большим отрывом одержал поэт и писатель Тарас Шевченко. За него отдали голоса 58,7 процента опрошенных.
    В число лидеров попали  в порядке убывания  Леся Украинка (22,5 процента), гетман Богдан Хмельницкий (20,1), поэт и писатель Иван Франко (12,7), боксер и политический деятель Виталий Кличко (10,8), глава УНР Михаил Грушевский (7,7), философ Григорий Сковорода (5,7), гетман Иван Мазепа (5,6), лидер Организации украинских националистов Степан Бандера (4,3) и князь Ярослав Мудрый (3,6). Что интересно, многие из названных присутствуют на купюрах Украины.
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/0a/100-griven-front.jpg
Но вернёмся к Шевченко. Несомненно, что своей популярностью потрясающий злобными стихами Кобзарь обязан товарищу Сталину. Причем именно стихами. Ни его русская проза и русские же дневники, ни его действительно талантливые картины широкой публике неизвестны. Впрочем, и стихи мало кто способен цитировать хотя бы в отрывках. Даже те, кто называет его гением.

Сталин же начал со Всесоюзного празднования 125-летия Шевченко. В Киеве, Каневе, Харькове, ... открыты помпезные памятники. Передовицей в газете «Правда» от 6 марта («Великий сын украинского народа») всесоюзные пляски только начинались. 

 В Казахстане именем «великого украинского поэта» назовут город Форт-Александровский и национальную галерею, Ауздыкский аулсовет, Мангистауский район, три школы (чтоб мало не показалось!), улицу в Алма-Ате и рыбколхоз «Кзыл-Узен» — хотя никаких выдающихся результатов в рыбалке, точно так же, как и в оперном пении, Кобзарь не показал.

 В Москве в библиотеке им. Ленина откроют юбилейную выставку. В Ленинграде в Академии художеств учредят шевченковскую стипендию и проведут вечер — после доклада о творчестве Шевченка местные писатели, как школьники, продекламируют его стихи.

 А поэты Кара-Калпакии дружно отрапортуют, что перевели уже аж 31 стихотворение и отрывки из пяти поэм Великого Кобзаря и «приложат все усилия, чтобы произведения Тараса Григорьевича стали достоянием каракалпацкого народа».

 Одним словом, происходила обычная советская комедия, вплоть до выступления в Запорожье «капели бандуристiв алюмiнiйового заводу», о чем гордо сообщала киевская газета «Комунiст», и торжественного собрания в Харькове, на котором пугливые малороссы в почетный президиум избрали все Политбюро ЦК ВКП(б) в полном составе и отдельной статьей, на всякий случай, товарищей Долорес Ибаррури, Эрнста Тельмана и — обратите внимание, знакомая все-таки фамилия! — Лаврентия Павловича Берию. И это лишь малая толика торжеств и славословий.

Чем же так необыкновенны стихи поэта? Первая же поэма, с которой начинается «Кобзарь» («Причинна») поражает своей дикой бессмыслицей.  Ждет дивчина казака из похода, пока, тронувшись рассудком, не испускает дух под дубом. А тут  любимый возвращается. Глядит — красавица его ненаглядная копыта откинула. И он: «Зареготавсь, розiгнався — та в дуб головою!»  А   мораль? Да никакой.  Только глубокомысленная констатация: «Така її доля»…

Вообще, анализировать злобствования Кобзаря занятие неблагодарное. То он прославляет гетманов, то они у него "Раби, подножки, грязь Москви,  Варшавське смiття — вашi пани,  Ясновельможнiї гетьмани.  Чого ж ви чванитеся, ви!"  То он атеист-безбожник, то истинный верующий. Точно так же он и о горцах пишет, то прославляя их, то желая другу побольше их убивать. Если помнить о его алкоголизме, то всё объяснимо и понятно. Гений, одно слово.

Большинство мужчин, служили, наверное, в армии. А теперь скажите, многие ли   обедали хотя бы разок у своего взводного дома? А пил до положения риз? А Шевченко, "забритый" в солдаты, там только что не жил. 

30 июня 1857 года он пишет своему другу Лазаревскому из Новопетровского укрепления о коменданте этой «фортеции» майоре Ускове: «Ираклий Александрович (щоб його лихо не знало) великий менi приятель. То ви вже, други, брати мої любiї, зробiть, що вiн там пише, зробiть для його i для мене. Вiн мене п'ятий рiк годує i напуває».

Слово «НАПУВАЄ» отметим. За эти пять лет успеет разгореться, войти в полную силу и даже завершиться миром знаменитая Крымская война. И пока поручик Лев Толстой (даром что граф!) воюет в Севастополе, каждый день рискуя получить шальную французскую пулю в гениальную голову, а хирург Пирогов не поднимает головы от операционного стола, рядовой Шевченко мирно, со вкусом ЕСТ и ПЬЕТ в доме коменданта Новопетровского укрепления, находящегося, по милости Божьей в глубоком тылу.

Кстати, не помните, за что его так наказали? Вспоминается, что за революционную деятельность? Окститесь. Тут стоит вернуться к окончанию его крепостничества.

14 апреля 1839 год.  Царское село. Имеется  соответствующее свидетельство в камер-фурьерском журнале — дневнике, описывающем каждый день императорской семьи. Императрица потратила на лотерею четыреста рублей, наследник престола Александр Николаевич (тот самый, который, став царем, потом освободит и всех мужиков в империи) и великая княгиня Елена Павловна — по триста. Остальные тысячу четыреста доплатили гости. И уже через восемь дней полковник в отставке Павел Энгельгардт документально засвидетельствовал, что дает свободу своему крепостному.

И что же сделал вольный человек, беспроблемно перебравшийся жить в столицу, превратившийся в одночасье из свинопаса в ученика Императорской Академии Художеств? «Як здав я екзамен та як почав гуляти, то опам'ятався тiльки тодi, як минуло моїй гульнi два мiсяцi!». Крепкий был мужичок. Не дурак выпить на халяву.

К слову, в солдаты егог "забрили" отнюдь не навечно. А «с правом выслуги». Как и очень многих: «Гусарского имени Вашего полку унтер-офицера из дворян Корсакова за неоднократное его пьянство и худое поведение написать в рядовые до поправления». Кстати, среди офицеров Новопетровского укрепления числился артиллерийский штабс-капитан Мацей Мостовский. Этот поляк попал в плен к русским во время восстания 1830 года. В качестве наказания «восточные варвары» определили его рядовым  в свою армию, где он умудрился сделать карьеру похлеще, чем в родной Польше. Тарас Григорьевич любил зайти к Мостовскому пообедать и покалякать о жизни, но следовать его примеру и добросовестно тянуть лямку не торопился.

А ведь ссылку в солдаты можно расценивать только как мягчайшее наказание для государственного преступника. Из Николая I слепили злобное, ограниченное пугало. Между тем, это был храбрый, не раз доказавший свое самообладание человек с чувством юмора и интересом к литературе. Именно он оплатил долги Пушкина и гоголевскую поездку в Италию, а во время крестьянского бунта мог лично выйти к толпе и криком: «На колени!» привести ее в летаргическую покорность.

Какого-то особого зуба на Шевченко у Николая не было. Более того! Знавший украинский язык император (еще великим князем во время поездки в Полтаву он попросил Котляревского подарить ему два экземпляра «Энеиды»), лично и с большим интересом буквально «проглотил» поэму «Сон», предоставленную ему Третьим отделением. По свидетельству Белинского, «читая пасквиль на себя, государь хохотал», а рассвирепел только дойдя «до пасквиля на императрицу». «Допустим, он имел причины быть недовольным мною, — заметил Николай, — но ее же за что?»

И вот тут нельзя не вспомнить о том, что Шевченко, паскуда, высмеивал нервный тик той самой императрицы, которая собирала деньги и выкупила подлеца из крепостных. Николай и правда был слишком добр. Другой муж за такое прост бы изуродовал скота.

В какой-то мере царь был даже большим гуманистом, чем поэт. Пьяниц и дебоширов он определял в солдаты в надежде на исправление. Шевченко же о тех, с кем ему пришлось служить, отозвался в дневнике так: «Рабочий дом, тюрьма, кандалы, кнут и неисходимая Сибирь — вот место для этих безобразных животных, но никак не солдатские казармы, в которых и без них много всякой сволочи. А самое лучшее — предоставить их попечению нежных родителей, пускай спотешаются на старости лет своим собственным произведением. Разумеется до первого криминального поступка, а потом отдавать прямо в руки палача».

Можно только порадоваться, что Господь не поменял императора и рифмоплета местами — тогда бы Сибирь превратилась в самую густонаселенную провинцию Российской Империи.

Можно и дальше рассказывать много интересного про самого популярного на Украине деятеля. Но по мне так вполне достаточно. Угодно кому-то считать его гением - бога ради. По мне так алкоголик и подлец. Кстати, талантливый художник. А великого поэта из него только Сталин и создал.

Использованы выдержки из книги "Олеся Бузины Вурдалак Тарас Шевченко"Рейтинг блогов
Tags: Шевченко
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments