Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Оккупированный, но не покоренный Харьков

Что можно сказать про нынешний Харьков? Как когда-то предрекали немногие, еще сохранявшие здравомыслие люди, революция гидности за три прошедших года перемог и зрад превратила наш, некогда индустриальный, научный и культурный Харьков, — жемчужину не только Украины, но и СССР, — в депрессивный и бесперспективный город с разрушенной экономикой и деморализованным населением. После массовых репрессий десятки гражданских активистов антимайдана пропали без вести или были убиты, сотни было брошено в застенки СБУ, тысячи сбежали, а десятки тысяч тянут на чужбине нелегкую лямку заробитчан. Оставшиеся в городе коренные харьковчане живут в страхе перед киевской бандеровской хунтой, которая вот уже как три года терроризирует наш город.
https://news-front.info/wp-content/uploads/2017/05/i-117.jpg

Обычная пенсия, на которой сидит 80% пенсионеров, — 40-50 долларов. Обычная зарплата у абсолютного большинства не превышает 300 долларов. Предприятия либо закрыты, либо едва сводят концы с концами. Сдававшиеся в аренду коммерческие площади пустуют. Активно дымит, пожалуй, только танкоремонтный завод. Солдат-контрактник нынче получает 10 тыс. гривен, еще премия «за боевые» в 5 тысяч. Военные, полиция, СБУ, чиновники, правоохранители, пограничники – последние оставшиеся места, где еще платят какие-то деньги. Эти паразиты высасывают из экономики, которая уже ничего не производит, последние соки.

Похоже, Харьков повторяет печальную судьбу Киева. С обретением незалежности Киев активно колонизировался выходцами с Западной Украины, что в конечном итоге кончилось массовой бандеризацией и Майданом. Вот теперь уже и Харьков заполонили понаехавшие западенцы с характерными именами Тарасов, Богданов, Лесь, Орысей и Божедань. Они активно обживают новые территории, имеют привилегии при поступлении в полицию, СБУ, погранслужбу, в армию. Этой гоп-компанией заполнены партийные и общественные организации. Как и колонисты Америки, они не имеют чувства сострадания к местным «индейцем», давят до конца. Идеальные оккупанты. Здесь они чужие, сами это чувствуют и открыто говорят, что Украина заканчивается после Полтавы, а дальше начинаются «омоскаленные» земли, которые непременно нужно «декоммунизировать» и «дерусифицировать».

Есть немало и местных коллаборационистов. В полном соответствии с определением фашизма их социальную базу составляют мелкие лавочники, футбольные фанаты, зомбированная молодежь и прочие «герои АТО» из категории люмпенизированных элементов.

Большинство харьковчан ненавидят эту власть и всю ее гнилую социальную бандеровскую базу. Ненавидят тихо, без демонстраций, но зато искренне и постоянно. То есть отвечают взаимностью. Социальный барометр любого города – это базар. Надо признать, что даже торговцы с Барабашово, главного рынка Харькова – социальной опоры местных майдаунов, перестали выражать солидарность с правосеками и перестали «завтра ехать в Эуропу». Поняли, что никто их туда не пустит, лицом не вышли. Конечно, съездить посмотреть Эйфелеву башню или Колизей станет проще, но скататься за кордон, поглазеть на чужую сытую жизнь и вернуться в несчастную Украину – это не то, что им обещали. Одураченные сторонники майдана мечтали о карьере сантехника в Лондоне или гувернантки в Париже, кое-кто даже хотел там учиться. А всучили краткосрочную поездку по Европе.

Половина торговцев с Барабашки разбежались. Любой покупатель, зайдя на рынок, рискует остаться без рук, продавцы норовят их оторвать, затягивая в свои стеллажи. Торговцы потеряли почти всех покупателей из России, когда-то составлявших большую часть их клиентуры. Опасения нарваться на бандерлогов и бюрократические усложнения поездок из Белгорода в Харьков распугали всех россиян. У пограничников Украины любой въезжающий в страну россиянин вызывает переходящую все разумные пределы подозрительности. Но, как обычно, повышенная подозрительность – это только удобный повод для вымогательства денег: хочешь без осложнений проследовать в Украину, будь добр положить в карман стражу границы гривен 500-600. Если нет официального приглашения, необходимого для въезда российского гражданина, — тоже не беда: этот вопрос с прикордонниками так же можно решить, но уже за 5000 гривен.

После того, как удалось прорваться через жадных до денег зеленых беретов, уже в самом Харькове появляется риск обратить на себя ненужное внимание российскими номерами и нарваться на новых вымогателей в погонах. Здесь разброс расценок на беспроблемное нахождение в Харькове для гостя из соседней страны варьируется в зависимости от платежеспособности клиента. Если представителю «новой полиции» повезет нарваться на состоятельного или особо впечатлительного россиянина, которого можно до смерти запугать ожидающими его «проблемами», то есть вероятность сразу поживиться где-то в размере месячного жалования. Но надо отдать должное и украинским антикоррупционерам – сажают сейчас полицейских, налоговиков и прочих пачками, но только «чужих», своим можно.

По этой причине дорога, которая проходит из Росси через пункт пропуска «Гоптовка» и далее до некогда самого большого рынка Европы, напоминает полосу препятствий, а торговый бизнес с украинскими партнерами – авантюру с неочевидной выгодой, но опять же для простых грамодян.

При общей ненависти к режиму обычные харьковчане на демонстрации не выходят. Печальный опыт арестованных, убитых и искалеченных гражданских активистов антимайдана научил соблюдать осторожность. На демонстрации выходят по большей части пенсионеры. Старикам с советской закалкой бояться и терять нечего.

Нацисты, стараясь показать свою силу и влияние, регулярно устраивают здесь всевозможные демонстрации, факельные шествия, прочие военно-спортивные и «культурные» мероприятия с активным привлечением молодежи. Но особой массовостью такие сборища уже не отличаются. И это их бесит, влияние в обществе они теряют и теряют неуклонно.

Отмороженные юные правосеки, не заставшие СССР, который они зоологически ненавидят под воздействием пропаганды, все чаще задают старшим вопросы. «А, правда, что в совке давали жилье бесплатно?» «А, правда, что студенты учились бесплатно и после окончания института всех обеспечивали работой?» «А, правда, что в больницах денег за лечение не брали?» «А, правда, что в полицию (милицию) брали без блата?»

Даже эти зомбированные свидомой пропагандой отморозки начали прозревать и подозревать, что все идет как-то не так…

Антагонизм гражданского противостояния в Харькове традиционно достигает пика в майские праздники. И в этом году, как и раньше, 1 мая, харьковчане не побоялись выйти на улицу с красными флагами и даже дать оплеух националистам-провокаторам: шел себе мужчина с плакатом о солидарности трудящихся, к нему подскочил бандерлог и попытался его вырвать, тут же получил в бубен. Полиция проявила нейтралитет.

В День Победы на мемориалах города людей было уже гораздо больше. Многие без страха вышли с портретами своих родных на акцию «Бессмертный полк». Харьковская полиция, опасаясь провокаций, заранее предупредила, что во время шествия будет задерживать всех, кто возьмет с собой георгиевские ленточки. Также запрещается использовать любую советскую символику. Однако стражи порядка проявили удивительную по нынешним временам лояльность к многочисленным участникам «Бессмертного полка» и других праздничных мероприятий с символами эпохи СССР. В свою очередь нацисты, угрожали харьковчанам «новой Одессой», были намерены провести свою акцию и выйти с портретами своих «героических» предков. Надо полагать, хотели пройтись с портретами власовцев, бандеровцев и полицаев. В результате отрадно было наблюдать, что неофашистской гнили на улицах города 9 мая было раз в 10 меньше, чем нормальных харьковчан, отдающих должное подвигу героев Великой Отечественной войны.

В очередной раз приятно было убедится, что нацисты количественно в меньшинстве, пока еще агрессивном, крикливом, способном, как на мелкие хулиганские пакости, так и на настоящие зверства и, главное, пользующихся пассивностью горожан, их усталостью от политики в любых формах.

P.S. от М1. Здесь же 23 мая режим продемонстрировал свою трусость, посадив на 6 лет организатора движения "Юго-Восток" Юрия Апухтина, конструктора танков и убежденного противника Хунты, которому в этом году исполняется 69 лет.

Не сломленный и не покоренный, он олицетворяет все лучшее, что есть в Харькове и харьковчанах.
Tags: Харьков
Subscribe
promo centercigr november 10, 10:40 6
Buy for 110 tokens
Девочка стала жертвой обстрела Еленовки подразделениями ВСУ, которые проводились с завидной регулярностью, и нуждалась в срочной операции. Ранение было серьезным, осколок повредил позвоночник, в результате чего у Вики отнялись ноги. Вика приняла на себя основной удар, в определённый момент…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments