Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Захар Прилепин о худших людях без лучших людей

Раньше, когда злые большевики сплавляли прочь отсюда философские пароходы, русские люди теряли всякую надежду почитать Бердяева или, скажем, Бориса Зайцева. А Зайцев и Бердяев теряли надежду проехаться из Рязанской области в Тульскую на бричке. Или пешком пройтись. Навсегда теряли!

А сейчас? Да нет никакого значения, из Москвы пишет наш эмигрант или из Праги.

Борис, к примеру, Акунин объявил, что покидает Россию, потому что подавляющая часть населения страны сошла с ума – в связи с крымскими событиями. Теперь Борис Акунин живет во Франции. Но он покинул нас только частично: потому что, к примеру, книги свои так и поставляет сюда и они продаются на каждом углу. Вот если б он в наказание и назидание россиянам забрал бы и все свои книги — это была бы эмиграция, и вообще горечь утраты.
http://nn.mk.ru/upload/entities/2017/07/12/articles/detailPicture/85/fd/79/d9/db04d449fc5ac70fff621cb4ae8ca8b8.jpg
А так — ну, уехал. В ЖЖ все равно пишет только про Россию, общается с россиянами, Россией живет, причем и в материальном смысле тоже. Никакого тебе «горького хлеба чужбины» – нормальные круассаны.

Пожелает вернуться — вернется. Скажет: знаете, я вас простил.

Люди, не оборачиваясь (все внимание приковано к центральному зомби-телевидению) и что-то жуя, скажут: простил? Ай, молодца. Заходи. Разувайся только, не в парижах.

Вот сейчас новость прошла, что оппозиционер и блогер Владимир Мальцев уехал: никак не поймут куда — в Молдавию или в Израиль. Но какая, с другой стороны, разница-то? Жил он в Саратове, я его никогда не видел, и если он теперь вдруг сменит Саратов на Кишинев, мы вроде бы и не должны заметить этого. Мы ж не ходили на него в Саратов смотреть, как в былые времена люди ходили посмотреть на Льва Толстого в Ясную Поляну.

Недавно публицист Гоша Свинаренко написал статью страниц на десять, где перечислял, кто и куда уехал за минувшие три года. Признаться, я только из первых трех абзацев знал имена, остальные девять с половиной страниц фамилий мне ничего не говорили вообще. Сто дизайнеров, пятьсот модельеров, сорок тысяч курьеров — примерно такой список. Лучшие люди России. Впору запеть «Опустела без тебя земля». И без тебя, и без тебя. И без тебя вот еще. На кого ты нас покинул? Кому я буду рукопожимать? Где хорошие лица теперь? Вокруг одни плохие, недобрые.

Алик Кох, бывший политик и действующий публицист, перебрался в Германию, там теперь.

Артемий Троицкий, музыкальный критик, в Прибалтику уехал, подальше от местного «фашизма» и прочей ватности. Людмила Улицкая, писатель, живет, говорят, в Италии, там ей лучше. Маша Гайдар — на Украине.

Так и не понял, перебрался ли так же Виктор Шендерович на Украину или нет; по крайней мере обещал, но хочется внятных подтверждений. Ганапольский Матвей давно там, и это заметно. Блогер Айдер Муждабаев опять же хорошо различим в Киеве, а в Москве больше неразличим. Блогер и в некотором смысле писатель Аркадий Бабченко в Праге теперь. Говорит, что его посадили бы здесь за решетку, в сырую темницу, если б не уехал. Ну да, ну да. Вместе с Акуниным и Троицким.

Вы думаете я злорадствую? Да нет, я не злорадствую и сейчас в пяти строках объясню почему.

Не только Акунин, но вообще любой из перечисленных может в любую минуту вернуться в Россию. Сойти с трапа, взять в суровую ладонь горсть асфальта, прижать к щеке, уронить скупую слезу, вернуться в свою собственную, никем не экспроприированную квартиру, усесться там в свое собственное кресло, включить собственную лампу.

Это все кривлянье какое-то — с этими эмиграциями. На Марс, что ли, улетели, и корабль там сломался?

Кроме того, все перечисленные так долго убеждали, что патриотизм — это последнее прибежище негодяя, а прогресс привел к тому, что границы обрушились и мир стал единым, общим. Так в чем тогда проблема? Если действительно их мир един — как из единого мира можно эмигрировать? Да никак нельзя.

Это квасные патриоты вынуждены сидеть под родной осиной — и хвалить ее кривые ветки и невкусные осиновые плоды, а свободные люди — у них всегда выбор есть, они могут сидеть под секвойей, могут под баобабом, могут под карликовой березой, могут под радужным эвкалиптом. И потом снова вернуться к осине, ущипнуть ее за кору, за ветку подергать.

Ну и самое главное: во всем этом неизбежно чувствуется неистребимый привкус фарса.

Бунин был вынужден уехать, Цветаева была вынуждена уехать, Куприн, Шмелев, Марк Алданов… И все описывали Россию, не в силах с ней расстаться, хотя, быть может, пытались иногда. Но помните, как в тех стихах Цветаевой: «...если у дороги куст встает, особенно рябина...»

И тут я представляю трагическое лицо Виктора Шендеровича, и все представляю, как он видит у чужеземной дороги куст рябины, требует остановить машину, выходит, рвет ягоды, одну даже пробует съесть, а из глаз его катятся цветаевские слезы…

В общем, не верю.
http://nn.mk.ru/articles/2017/07/12/zakhar-prilepin-o-khudshikh-lyudyakh-bez-luchshikh-lyudey.html
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments