Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Бытие и сознание сёл Бандерштадта

Иван Гордиенко, ведущий научный сотрудник Института геофизики им. С.И.Субботина НАН Украины вернулся  недавно из экспедиции («геологическая экспедиция» ныне на Украине, это «недели три полевого сезона» — на большее бензина, а главное — суточных, в Академии наук не вырвешь). Прозондировали Ровенскую, Тернопольскую и Львовскую области. Самый, что ни на есть Бандерштадт! Каждый день-другой знакомство с новым селом, новым сельским головой и местным «активом».

В предыдущие постмайданные годы наш собеседник проехался по Сиверщине, Причерноморью, Донбассу, и первое, что бросилось в глаза в этом году — зажиточность людей в Галичине и на Волыни.

— Практически все жилые дома отремонтированы, много строят, — говорит Иван.

- Знакомо. То же самое я наблюдал в Подкарпатье: часть семьи на заработках, оставшиеся строятся.

— И это всё на фоне практического отсутствия сельской инфраструктуры. Поначалу, когда на совершенно убитой дороге попадалось объявление «Визы в Европу» и «Загранпаспорта срочно», это вызывало ощущение «сюра». Население сёл, по словам председателей, с советского времени сократились в 3-5 раз. Сейчас на один сельсовет приходится 500-1000 человек. Молодые рвутся за рубеж сразу после школы. Чему очень способствуют волны мобилизации.

Куда едут?

— Основные направления в Европе: Польша, Чехия, Италия. В Тернопольской области были очень популярны поездки в Россию, но сейчас народ готовится к переориентации на запад в связи с украинскими санкциями и ожидаемым ответом на них.

Кстати, многие хотели продемонстрировать приезжим киевлянам, что не забыли русский язык и сами предлагали общаться на русском.

- Есть ли возможность хоть какого-то заработка на местах?

— Зарплаты на должностях в селе 1,5-2,5 тыс. грн (3,5-6 тыс. руб.). Да и самих должностей-то: председатель, секретарь сельсовета, почтальон и ещё пару человек. Детские садики почти везде разрушены. Школы ещё держатся, но бывают годы без приёма детей — возраста первоклашек просто нет. В одном из сел пожаловались, что «на культуру» (содержание Дома культуры и остальные культурные нужды села) выделяется бюджет в 0,00 грн. Даже за свет платит библиотекарь (единственная занятая в культуре должность).

- В смысле — из своего кармана?

— Да, из своего, из своих 1500 грн. Поэтому библиотекарь старается ходить на работу только в светлое время, чтобы не жечь свет.

- Остаётся телевизор?

— Народ совершенно не верит СМИ и первым делом интересуется, а как же «там, в Киеве» живётся на самом деле.

- И это притом, что общенациональные телеканалы ещё с кучмовских времён забиты выходцами из Галичины, и, казалось бы, кому же ещё верить, как не своим-то. Тем более — после «революции достоинства, открывшей все шлюзы свободному слову и новой, истинно европейской генерации политиков»!

— На самом деле, основной мотив народных чаяний в сёлах: «как бы выкопать большую яму, сбросить в неё всю эту «новую генерацию» вместе с президентом и его аппаратом и быстро закопать, пока не вылезли». Впрочем, подобное говорилось при всех властях и во всех регионах, с разной степенью экспрессии и этажности мата. Но и сейчас от этой мысли не отказываются на Галичине, несмотря на «расовую близость» с парламентариями. Кстати, в 2013 году в Луганской области меня поразила сила такой же народной «любви» к Партии регионов.

- Но, возвращаясь в «сьогодення», день сегодняшний — галицкие крестьяне как-то связывают своё отношение к власти и нынешний уровень жизни с Майданом? Как они — составившие основную «биомассу» Майдана — теперь к нему относятся?

— Судя по всему, не связывают. Потому что тема Майдана в их разговорах почти не всплывала. Разве что пару раз, но как исключительно временная «засечка»: как до Майдана было хорошо и как теперь плохо.

- Но вот власть оправдывает «временные экономические сложности» тем, что «идёт война — страна противостоит агрессии второй армии мира». Что говорят на сей счёт западноукраинские селяне?

- Ничего, кроме дежурной фразы «У нас тоже хлопцы были в АТО». Никаких комментариев. Даже имя Путина ни разу не упоминалось. Ни в каком контексте. Зато некоторых вернувшихся из Донбасса «ветеранов» характеризуют как людей крайне неприятных в общении, неуживчивых и подозревают в душевном расстройстве, а то и в производстве и сбыте наркотиков.

- Но есть ли хоть какой-то позитив в их разговорах?

— Да. Но это скорее ностальгия по советскому прошлому. Все хвастаются тем, какие в их селах были заводы («маслозавод первый, самый большой на Союз!») и колхозы («к нам со всей области приезжали, семинары были!»).

- И в свете этого, каково отношение к декоммунизации и независимости вообще?

— О переименованиях высказываются с насмешкой или презрением: мол, деньги можно потратить и с большей пользой — подумать о более насущном. И это притом, что край «бандеровский» (о чем многие не забывают упомянуть) и к «коммунистам» («советам») относятся не очень хорошо: «этого посадили», «того на Сыбир отправили».

- Отчего же по колхозам столь нежные воспоминания?

— На Волыни колхозы появились в 1956 году, и сразу стало ощутимо улучшение жизни. Вообще, это не единственные, скажем так, психосоциальные «аномалии». Например: «У нас свобода слова, какой нет и быть не может в России или Беларуси», а когда о советских временах вспоминают, в частности о «репрессиях», то поясняют: но мы же украинцы — нашелся человек, стукнул. И это один и тот же человек говорит. То есть, получается, «мы самый свободный народ стукачей».

http://ukraina.ru/exclusive/20170804/1018988743-print.html

Tags: Галиция
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 17
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment