Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Исаак Бабель и Украина

125-ю годовщину со дня рождения выдающегося писателя встретили в Украине молчанием

Исаак Бабель оказался очень неудобной фигурой для современного украинского официоза. Имя знаменитого  писателя стыдливо замалчивается на официальном уровне чиновниками, которые отвечают за правильную идеологическую линию в области истории и культуры. Еврей, коммунист, политработник в рядах Красной Армии, сотрудник ЧК и НКВД —  биография Бабеля делает его чужим для националистической "интеллигенции", которая, в самом лучшем случае, вспоминает о сравнительно аполитичных «Одесских рассказах», игнорируя остальные периоды его многогранного творчества.



Между тем, жизнь этого человека всегда была связана с Украиной — самым тесным, а подчас и самым драматическим образом. Он родился в Одессе, на Молдаванке, в семье местного торговца, державшего своей магазин на Ришельевской улице. Родители писателя происходили из расположенного на Киевщине местечка Сквира. Юный Бобель — такой была подлинная фамилия писателя — пережил одесский погром и стал студентом Киевского коммерческого института, закончив его в предреволюционном 1917 году. Именно здесь, в Киеве, вышел его первый рассказ «Старый Шлойме», опубликованный в еженедельном иллюстрированном журнале «Огни» за подписью «И. Бабель».

Молодой писатель стал заметным представителем местной богемы и завоевал сердце дочери состоятельного киевского купца. Ее родня была против брака — однако, к счастью влюбленных, грянувшая революция враз уравняла бывших богачей с малоимущим зятем, как раз поступившим на службу в красную «Чрезвычайку». Таланты Бабеля получили признание ведущих литераторов, поэтов и публицистов эпохи — Максима Горького, Михаила Кольцова и Владимира Маяковского. Весной 1920 года он был направлен в Первую Конную армию Семена Буденного, выполнял функции корреспондента газеты «Красный кавалерист», политработника и бойца. Писатель прошел вместе с буденновцами Волынь и Галичину — почти до самого Львова, описав этот поход в дневниковых записях, которые легли в основу его знаменитой книги «Конармия».

«Под пушек гром, под звоны сабель от Зощенко родился Бабель», — писал в своей известной эпиграмме земляк писателя. Это рождение было трудным. Новеллы молодого одессита были максимально правдивыми: он описывал бедность и беспросветный мрак западноукраинских местечек и рассказывал о жестокостях, которые чинили все участники кровавой гражданской войны — белогвардейцы, поляки Пилсудского, махновцы и сами красноармейцы. Находясь в эпицентре этой всеобщей резни, Бабель мечтал о новом гуманном мире, связывая свои надежды с революционными преобразованиями.

«Поляк стрелял, мой ласковый пан, потому что он — контрреволюция. Вы стреляете потому, что вы — революция. А революция — это же удовольствие. И удовольствие не любит в доме сирот. Хорошие дела делает хороший человек. Революция — это хорошее дело хороших людей. Но хорошие люди не убивают. Значит, революцию делают злые люди. Но поляки тоже злые люди. Кто же скажет Гедали, где революция и где контрреволюция? Я учил когда-то талмуд, я люблю комментарии Раше и книги Маймонида. И еще другие понимающие люди есть в Житомире. И вот мы все, ученые люди, мы падаем на лицо и кричим на-голос: горе нам, где сладкая революция?» — говорит он об этом, вкладывая свои мысли в уста нищего еврейского мудреца.

Командарм Буденный был возмущен откровенностью этой новаторской прозы, и написал знаменитую критическую статью под заголовком «Бабизм Бабеля в «Красной нови», — где весьма брутально характеризовал одесского писателя, называя его «дегенератом от литературы». «Конармия» вызвала негативные отзывы Климента Ворошилова и Иосифа Сталина, однако это не мешало стремительной литературной карьере Бабеля, который становится одним из самых популярных советских писателей. Его рассказы о криминальном мире Одессы поражали читателей яркими красками образов и сюжетов, раскрывая уникальный колорит приморского города. К слову, стоит отметить, что пьеса «Закат», посвященная королю налетчиков Бене Крику — а его реальным прототипом обычно считается легендарный авантюрист Мишка Япончик — была поставлена в двадцатые годы на украинском языке, которым прекрасно владел писатель.

Константин Паустовский писал о том, какую огромную работу проделывал над своими рассказами Бабель, бесконечно обтачивая в черновиках маленькие, но совершенные по своему стилю новеллы. «Я беру пустяк: анекдот, базарный рассказ — и делаю из него вещь, от которой сам не могу оторваться. Она играет. Она круглая, как морской голыш. Она держится сцеплением отдельных частиц. И сила этого сцепления такова, что ее не разобьет даже молния. Его будут читать, этот рассказ. И будут помнить. Над ним будут смеяться вовсе не потому, что он веселый, а потому, что всегда хочется смеяться при человеческой удаче», — передавал он спустя годы слова своего давно погибшего друга.

В тридцатые годы Бабель также постоянно обращается к украинской тематике. Он посещает строящийся Днепрогэс и промышленные гиганты Донбасса, собираясь подготовить книгу об индустриализации Юго-Востока УССР — однако в итоге забрасывает этот проект. Знакомится с режиссером Александром Довженко и работает над сценариями для Одесской киностудии. А в начале тридцатых годов приезжает на Киевщину, в села Бориспольского района — чтобы написать о происходящей здесь коллективизации и раскулачивании крестьян.

Писатель был верен себе — в последние дни он жил в селе Великая Старица, и после того, как там был убит уполномоченный по коллективизации, он не скрывал трагические противоречия «великого перелома» и описывал в своих последних рассказах реальных людей — причем некоторые из них пережили репрессированного и расстрелянного Бабеля. Кулак Колывушка, главный персонаж одноименной новеллы, умер своей смертью в родном селе в 1962 году — и сейчас в Великой Старице живут его внучки, с которыми я пообщался в начале нулевых. Съездив в это село, я узнал, что судьба других бабелевских героев тоже оказалась трагичной — лидер местного комбеда, глава сельсовета Назаренко скончался во время голода 1933 года, уполномоченного по коллективизации Устима Ивашко расстреляли в 1937-м, а председатель местного колхоза Житник был осужден на десять лет лагерей.

Арест и смерть Бабеля стали огромной потерей для советской литературы. Его имя было забыто вплоть до середины пятидесятых, когда реабилитированного писателя с Молдаванки вновь начали издавать миллионными тиражами. Иностранная аудитория тоже высоко ценила автора «Конармии» и «Одесских рассказов». «Музыка его стиля контрастирует с почти невыразимой жестокостью некоторых сцен», — восхищенно писал Хорхе Луис Борхес, а Эрнест Хемингуэй говорил о том, что одесситу удалось добиться невероятной лаконичности своих литературных повествований.

Интерес к блестящей прозе Бабеля не ослабевает с годами. Она неподвластна смене идеологической конъюнктуры и остается актуальной и свежей — так что можно не сомневаться, что его наследие успешно переживет «холодную войну», которую ведет против него нынешний украинский официоз. Герои-конармейцы по-прежнему увлекают за собой молодежь, а приморские биндюжники и бандиты раскрывают перед читателями необыкновенное своеобразие старой Одессы. И никакая декоммунизация не в силах бороться с ярким талантом, который всегда был и остается неугодным для власти.

Андрей Манчук, http://naspravdi.info/novosti/isaak-babel-i-ukraina
Tags: История Украины, Сталинизм
Subscribe

Posts from This Journal “Сталинизм” Tag

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments