Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Польская гиена - документы и факты

Более 10 лет я собираю материалы о польской политике в 30-е годы. Равно как и о других граничащих с СССР государствах, да и Европы в целом. И постепенно убеждаюсь, что современная политика ЕС обоснована и оправдана - всего лишь 80 лет назад, ничтожный исторический срок, нацизм (фашизм) здесь считались совершенно нормальным прогрессивным строем, а демократия была грязным ругательством, формально существовавшим разве что во Франции. Откровенные военные диктатуры и профашистские режимы правили бал повсеместно, были популярны и обласканы теми же французами и англичанами. Оно и понятно - их политика в собственных колониях не отличалась ничем. Отсюда и растут ноги современной реал-политик и попыток уравнять коммунизм и нацизм - ярых антагонистов.

https://ic.pics.livejournal.com/vladimir_dragun/40839114/101475/101475_900.jpg Немец с поляком братья навек - праднуют раздел Чехословакии.

Что до Польши и наиболее наглядной сути её политики, то ниже еще несколько документов и фактов о том, что так тщательно маскируют ныне в ЕС:

30 сентября 1938 года в 23 ч 40 мин польский посланник в Праге Казимеж Папее вручил как оказалось последний ультиматум министру иностранных дел ЧСР Камилу Крофте, в котором Польша требовала до полудня 1 октября начать поэтапную, в течение 10 дней, передачу Польше районов Чешский Тешен и Фриштат.

Насильственным отторжением Заользья (территория, расположенная за р. Ользой. Заользье — один из синонимов Тешенской Силезии) Польша желала напомнить о линии Варшавы в отношении Берлина в 1933 году в период обсуждения проекта Пакта четырех (проект Пакта четырех или Директората четырех держав появился в марте 1933 г. и был направлен прежде всего против Советского Союза. В соответствии с ним Англия, Франция, Италия и Германия превращались в вершителей судеб Европы и могли приступить к ревизии территориальных границ).

Его появление вызвало тжестогда кую реакцию со стороны многих стран, в том числе и Польши. В частности, в апреле 1933 г. польские войска провели учения на границе с Восточной Пруссией, а средства массовой информации усиленно создавали атмосферу так называемой превентивной войны против Германии. Одновременно Варшава стала усиленно заигрывать с Москвой, демонстрируя Западу свою готовность к сближению с ней.


Обмен поздравительными грамотами

В начале мая 1933 г. польский посланник в Берлине Альфред Высоцкий, сделав заявление в ультимативной форме, вынудил Гитлера подтвердить существовавшие польско-германские границы и пойти на переговоры с Польшей. В результате последовало польско-германское политическое сближение антисоветской направленности, оформленное в польско-германской декларации от 26 января 1934 г. и секретном польско-германском договоре от 25 февраля 1934 г. против Советского Союза, на который первой проявила готовность напасть Япония. Documents on British Foreign Policy (далее DBFP). Ser. III. Vol. III. P. 100—106;

Гитлер прибыл на похороны Пилсудского:




Wojciechowski M. Stosunki polskoniemieckie.1933—1938. Poznan, 1965. S. 494; Beck J. Final Report. New York, 1957. P. 160. Namier L.B. Europe in Decay 1936—1940. A Study of Desintegration 1936—1940. London, 1950. Р. 301—302.). Этот аспект был отражен в донесениях британского посла в Варшаве Г.-В. Кеннарда от 5 октября, германского посла Ганса Мольтке от 6 октября 1938 года, а также в воспоминаниях министра иностранных дел Польши Юзефа Бека.

За час до истечения срока Прага приняла польский ультиматум, проинформировав польского посланника, что правительство ЧСР вынуждено принять ультиматум под давлением обстоятельств. У Бека были серьезные основания праздновать успех своей политики на чехословацком направлении, но было бы несправедливо обойти вниманием других участников тех осенних событий. Теперь достоверно известно, что наряду с дипломатами тешенский вопрос активно решало еще одно государственное ведомство Польши.

С весны 1938 года II отдел (разведка и контрразведка) главного штаба Войска Польского под присмотром МИД начал подготавливать «восстание» польского населения в Заользье. Сотрудничество двух ведомств началось еще в 1934—1935 гг., когда была создана подпольная организация «Поготовя молодых поляков за границей». Весной 1938 года возник «Орден рыцарей Пяста»( Пясты — династия польских князей, которых в Польше нередко считают родоначальниками польской государственности. Орден рыцарей Пяста должен был объединить в своих рядах патриотов, стремящихся к воссозданию былого государственного величия Польши. См.:Записка об организации сети подразделений Ордена рыцарей Пяста. 13 марта 1938 г. [Катовице]. Российский государственный военный архив.Ф. 461к. Оп. 1. Д. 460. Л. 5—6.

Badziak K., Matwiejew G., Samus P.«Powstanie» na Zaolziu w 1938 r. Polska akcja specjalna w swietle dokumentow Oddzialu II Sztabu Glownego WP. W., 1997.S. 57—59.

И почему они жалуются на то, что произошло после всего этого не на немцев, а на нас? Фото с совместного парада

Донесение Максимилиана Шипровского о расширении структуры Ордена рыцарей Пяста [конец марта 1938 г., Бельско]. См.: РГВА. Ф. 461к. Оп. 1. Д. 460. Л. 7; Badziak K., Matwiejew G., Samus P.«Powstanie» na Zaolziu w 1938 r. S. 62—63.). Тогда вблизи чехословацкой границы на польской территории были развернуты организационные подразделения, занимавшиеся созданием нелегальных подрывных центров в ЧСР. К середине марта 1938 года начал действовать филиал № 2 «Ордена рыцарей Пяста» в Бельске, а также пункты связи в Висле и Тешене. К концу марта 1938 года для осуществления связных функций были созданы три перевалочных пункта в Истебной, Устрони и Зебжидовицах, которые получили в помощь офицеров и унтер-офицеров пограничных войск. Наряду с этим началось формирование так называемого Силезского легиона, для чего гражданину Сойке предоставлялись необходимые средства и право назначать на должности офицеров вплоть до командиров дружин. Одновременно предусматривалось создание легальной гражданской организации, которая бы координировала деятельность существующих общественных организаций, таких, как Комитет помощи полякам в Чехословакии, Польский западный союз, Польская военная организация Силезии (ПОВ Силезии) и т.д. Для формирования необходимых идей и воздействия на более широкие слои общества предполагалось привлекать в орден влиятельных людей.

К лету можно было подвести первые итоги этой подпольной деятельности, направленной против ЧСР. 26 июля 1938 года прошло собрание тайного костяка «Поготовя», так называемого Комитета семи, на котором сотрудник II отдела майор Феликс Анкерштейн доложил, что на театре предполагаемых боевых действий создано 10 территориальных организаций (звеньев), каждая из которых состояла из 3 дозоров по 5 человек в каждом, 2 звена находятся в начальной стадии формирования, принято в организацию и приведено к присяге 150 человек, из которых 67 прошли обучение, ведением общественно-политической деятельности среди местного населения занимаются 11 человек, из которых двое получили соответствующую подготовку. Кадровый костяк Тешенского легиона составляли три командира взвода, три командира отделений в каждом взводе, а также 3—5 бойцов в каждом отделении. Личный состав легиона подбирался и размещался таким образом, чтобы в случае необходимости можно было быстро провести его мобилизацию.

На основании результатов наблюдений и собранной информации Комитет семи начал разработку различных сценариев развития событий и подготовку для этого необходимых структур в Силезском воеводстве и Тешенской Силезии. Предусматривалось три варианта: а) по сигналу из Польши польское население Тешенской Силезии возьмется за оружие и после нескольких дней борьбы получит вооруженную помощь Польши —на этот случай следовало подготовить военные подразделения в Силезском воеводстве, которые бы пришли ему на помощь; б) население Заользья будет протестовать против существующего положения, осуществляя демонстрационные и террористические акты — для этого следовало подготовить на складах соответствующее количество оружия и снаряжения; в) Заользье, занимаемое вооруженными силами Польши, окажет активную помощь польским вооруженным силам, проводя диверсии в тылах чешской армии.

К середине сентября 1938 года на территории Тешенской Силезии были сосредоточены следующие польские диверсионные силы: общественно-политическая группа из 11 приведенных к присяге человек; боевые группы общей численностью 140 человек, принявших присягу и прошедших обучение. На территории Силезского воеводства находились боевые отряды Тешенского легиона в составе 120 человек. В фазе формирования находился легион «Заользье», состоящий из 4 групп: рыбницкой, пщинской, бельской и тешенской. В приграничных тайных пунктах хранилось 150 револьверов, 400 ручных гранат, 200 кг взрывчатки, а в Варшаве — 800 карабинов, некоторое количество автоматического оружия и ручных гранат. Для пропагандистских целей была подготовлена радиостанция. Кроме того, на всем протяжении заминировали железнодорожную ветку Зебжидовице —Богумин. Развивалась и подпольная политико-пропагандистская работа, направленная на создание общественной организации — Комитета борьбы за права поляков в Чехословакии, который состоял из трех секций — пропагандистской, финансовой и организационной. Пропагандисты популяризировали идеи самостоятельности польского меньшинства в Чехословакии, выдвигая лозунг: «Вернуть Заользье Отчизне». В задачу финансовой секции входило изыскание средств для ведения подпольной борьбы на территории ЧСР, а также для покрытия расходов пропагандистского и организационного секторов. Особо отмечалась психологическая значимость сбора общественных пожертвований вне зависимости от величины их сумм. Организационный сектор обеспечивал техническую и материальную помощь руководству движения, создание филиалов в Тешенской Силезии и в крупных городах Польши, например в Варшаве, опеку над политическими беженцами (организация лагерей и обеспечение питанием). Впоследствии эта организация была переименована в Комитет борьбы за Силезию за Ользой с отделениями в Рыбнике, Пщине, Бельске и Тешене. Председателем комитета стал маршал силезского сейма Гжесик, а его заместителями — вице-маршал силезского сейма Домбровский и адвокат Михейда.

Как только стало известно о встрече в Берхтесгадене Чемберлена с Гитлером, который помимо прочего потребовал безотлагательной передачи Германии Судет, пилсудчики, так называли тогда политических сторонников Ю. Пилсудского — представителей наиболее реакционных националистических слоев польской буржуазии, развернули подготовку к вооруженному выступлению подполья. 15 сентября 1938 года в Катовице для координации действий подпольщиков на территории ЧСР приехал член Комитета семи чиновник МИДа В. Залеский (псевдоним — Юзеф Саноцкий). Руководителем боевого участка был назначен все тот же майор Ф. Анкерштейн, получивший при этом псевдоним инженер Феликс Мальский. 17 сентября 1938 года его откомандировали в Силезское воеводство со штаб- квартирой в Бельске с целью подготовки и ведения демонстрационной, диверсионной и повстанческой деятельности. Непосредственное руководство боевыми отрядами на территории Тешенской Силезии осуществлял из Моравской Остравы капитан В. Липиньский (псевдоним — Болеслав Беньковский). В самом начале операции территориальная организация пополнилась членами Объединения организаций польской молодежи из Тешенской Силезии. Связь осуществлялась специальными женскими дозорами. Параллельно с подготовкой беспорядков в Заользье в самой Польше развернулась широкая пропагандистская кампания. 19 сентября временный поверенный в делах СССР в Польше Чебышев сообщал в НКИД: «Польская пресса продолжает кампанию за автономию поляков в Тешенской Силезии. Требуют те же права, которые будут предоставлены немцам. Сегодня Комитет борьбы за права поляков совместно с польскими организациями начал организовывать митинги в Катовицах».

Шумиха, поднимаемая в проправительственных органах массовой информации, была рассчитана на то, чтобы подготовить сознание обывателя к принятию военных мер со стороны польского правительства. 20 сентября ряд изданий, в том числе «Газета польска», «Курьер варшавский», «Экспресс поранный», «Польска збройна», «Гонец варшавский», «Варшавский дзенник народовый», опубликовал правительственное сообщение о военных мероприятиях у чехословацкой границы. Одновременно состоялись крупные военные маневры на границе с Советским Союзом, после которых в Луцке прошел семичасовый, «крупнейший в истории независимой Польши» парад войск.

21 сентября 1938 года маршал Э. Рыдз-Смиглый издал приказ о формировании Отдельной оперативной группы «Силезия» («Шльонск»). Командиром группы был назначен бригадный генерал Владислав Бортновский, начальником штаба — подполковник Чеслав Копаньский. Местом дислокации командования «Силезии» с 24 сентября стал г. Скочув. Перед В. Бортновским ставилась задача достичь состояния боевой готовности к 1 октября. На завершающем этапе формирования в группу входили 28 236 человек рядовых, 6208 — младших командиров, 1522 — офицера, 112 танков, 707 грузовых автомобилей, 8731 лошадь, 176 радиостанций, 459 мотоциклов.

План вооруженного вторжения в Чехословакию предполагал нанесение удара силами 21-й пехотной дивизии и 10-й кавалерийской бригады в направлении Тшиньца с охватом районов Хнойник — Тошоновиц — Фридек. Со стороны Яблонкова прикрытие обеспечивала великопольская бригада кавалерии и отдельный батальон «Ружан». Одновременно 23-я пехотная дивизия, усиленная несколькими батальонами Национальной обороны и артиллерией, должна была атаковать в лоб и с севера чешскую часть Тешена.

Третий удар предполагалось нанести с севера в направлении Карвины и Фриштата силами национальной обороны (Dlugajczyk E. Tajny front na granicy cieszynskiej. Ibid.; Kuplinski J. Wojskowe aspekty… S. 73—74).

Видя, что решение чехословацкого вопроса входит в финальную стадию, польское правительство приступило к активизации деятельности подпольных структур на сопредельной территории, задачей которых было поднять или создать видимость восстания в ЧСР. Когда подразделения Отдельной оперативной группы «Силезия» выдвигались на исходные позиции для вторжения, в действие вступили так называемые краевые боевые отряды. На территории Силезского воеводства находилось 5 таких отрядов под командованием гражданина Сойки: «Тешенский», «Устронь», «Зебжидовицкий», «Скочув» и «Прухна», а также группа «Карвина» из Германице. В их задачу входило нападение на военные, государственные и транспортные объекты и доставка оружия боевым группам в Тешенской Силезии. В ночь на 23 сентября часть отряда «Зебжидовице — Кашице» приняла участие в переброске оружия на чехословацкую территорию, а 23 сентября был издан приказ о начале ведения диверсионной деятельности. Схема действий краевых отрядов была следующей: на посты чешской армии, жандармерии, школы, вокзалы, почты, а затем возвращались назад. Характер деятельности территориальных групп зависел от того, получили ли они оружие. Например, во Фриштате полиция арестовала несколько человек из отряда «Карвина», захватив при этом 16 мешков с оружием, из-за чего часть подпольщиков вынуждена была скрываться, а некоторые перешли на польскую территорию. Если группа не имела оружия, ее члены громили полицейские участки, школы, взрывали в кинотеатрах петарды и т.д. После получения оружия характер деятельности менялся: совершались нападения на чешских жандармов, военные посты, уничтожались общественные и государственные здания(например, боец Павел Кулиг с тремя соратниками разоружил под Яблунковом 29 сентября чешский отряд численностью 16 человек, захватив в виде трофеев 14 карабинов, 1 пулемет, 25 гранат, 1 ракетницу и 2 ящика амуниции. См.: РГВА.Ф. 461к. Оп. 1. Д. 461. Л. 17—18; Badziak K.,Matwiejew G., Samus P. «Powstanie» na Zaolziu w 1938 r. S. 162—164).

Чехословацкое руководство пыталось воздействовать на ситуацию с помощью Советского Союза. 22 сентября из Праги в НКИД СССР пришла телеграмма посланника Александровского: «Крофта просит передать дословно следующее: ”Польша сосредотачивает на всем протяжении границы с Чехословакией войска в походном состоянии. Поэтому было бы хорошо, если бы Москва обратила внимание Варшавы на то, что советско-польский пакт о ненападении перестанет действовать в тот момент, когда Польша нападет на Чехословакию”. 23 сентября 1-й замнаркома В.П. Потемкин в 4 утра вызвал временного поверенного в делах Польши в СССР Янковского и вручил ноту по Чехословакии на основании 2-й статьи пакта о неагрессии от 25 июля 1932 года. В 16 ч 10 мин поступил ответ:

«1. Действия, связанные с обороной государства, зависят исключительно от польского правительства, которое ни с кем не обязано их обсуждать.

2. Польское правительство знает досконально тексты договоров, которые оно заключало».

Деятельность польского подполья на чехословацкой территории сопровождалась также активной кампанией в польской официальной прессе, которая с 23 сентября начала печатать информацию с «заользинского фронта», пытаясь создать впечатление, что там идет упорная партизанская война. Однако, хотя деятельность краевых и территориальных отрядов произвела глубокое впечатление как в Тешенской Силезии, так и в Праге, она не вызвала массовых выступлений польского населения и не привела к вооруженному восстанию.

Поскольку чехословацкое правительство приняло польский ультиматум, оперативной группе «Силезия» под командованием генерала Бортновского не пришлось выступить на помощь «повстанцам». 1 октября в 10 ч 30 мин военный атташе Польши подполковник Б. Ноэль был вызван в чехословацкий генеральный штаб к генералу Крейчи, где и состоялось согласование графика эвакуации чехословацких войск из Тешенской Силезии. Руководить выводом военных подразделений поручалось генералу Грабчику, которому надлежало прибыть в этот же день к 16—17 ч на пограничный мост в Тешене. Предполагалось, что 5 октября польские войска войдут в южную часть Тешенского района и займут территории, лежащие на запад от железной дороги Мосты — Яблунков — Тшинец; 7 октября — в Домаславице; 8-го — в Фриштат и район, лежащий к востоку от р. Ользы; 10-го — в Блендовице, Карвину, Орлову, Дзечморовице; 11 октября до полудня займут Богумин, Рыхвальд и Петвальд. В 13 ч 5 мин подполковник Банах II отдела Главного штаба сообщил, что на пограничном мосту в Тешене генерала Грабчика будет ожидать бригадный генерал Бортновский.

На следующий день, 2 октября 1938 года, в 14 ч польские войска вошли в Тешенскую Силезию. В целом занятие территории происходило в соответствии с установленным графиком, однако польским дипломатам сразу же пришлось решать проблему, возникшую в связи с крупным железнодорожным узлом Богумин. На него претендовал также Гитлер, который собирался его использовать в качестве разменной монеты в решении польско-германских территориальных вопросов в связи с Гданьском, строительством экстерриториальной автострады и железной дороги через Поморье. Ситуация накалялась, так как и немецкие и польские жители Богумина готовились к встрече своих войск — первые вывешивали флаги со свастикой, а вторые их срывали. Чтобы предотвратить вывоз заводского оборудования, польские диверсанты взорвали железнодорожные мосты. В конце концов Гитлер предпринял тактический маневр и пошел на уступку. 7 октября спор между Германией и Польшей по поводу железнодорожного узла Богумин был решен в пользу Польши. Из 2282 кв. км общей территории Тешенской Силезии Польша получила 1871 кв. км42. После того как польские войска заняли определенную по графику территорию, 12—13 октября 1938 года туда спецпоездом прибыл маршал Рыдз-Смиглый.

Отторжение Тешенской Силезии у ЧСР должно было продемонстрировать, по мнению пилсудчиков, силу Польши, а также ее претензию стать великой державой. Однако это были лишь иллюзии. Вместо уважения со стороны западных держав и Советского Союза отношение к Польше на между- народной арене становилось все более настороженным, и вокрунее постепенно образовался политический вакуум. Следует обратить внимание на то, что в польской историографии не принято писать о том, что этими действиями Польша добилась совершенно противоположного результата(максимальная критика, которую авторитетный польский историк М. Войчеховский допускает в отношении политики Бека, это замечание, что тот стремился навязать рейху свои предложения касательно нового регулирования двусторонних отношений осенью 1938 г., в то время как условия по сравнению с 1933 г. весьма изменились.См.: Wojciechowski M. Stosunki … S. 493).

Новые же факты подтверждают, что министр Ю. Бек, прикрываясь политикой «равноудаленности», на самом деле пытался реализовать за счет Чехословакии великодержавные амбиции режима «санации», о которых в последние годы склонны забывать некоторые польские историки, помнящие лишь об «имперских планах Гитлера и Сталина» (Дурачински Э. Польская историография новейшей истории // Новая и новейшая история. 2002. № 3. С. 37 ). https://www.liveinternet.ru/users/dmitryuspeh/post393672975/page1.html
Tags: Мюнхен, Польша, Чехословакия
Subscribe

Posts from This Journal “Мюнхен” Tag

Buy for 110 tokens
Зеленский, видимо, продолжает традицию Порошенко, считать, что дети Донбасса - это террористы. Сколько родилось за время войны, которые еще не знали слова "мир", уже не сосчитать. Сколько погибло их, сколько ранено, сколько потеряли своих родителей, уже не сосчитать тоже. Мой ребенок среди них... Я…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment