Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Category:

Запас прочности России

В одном не могу согласиться с Ириной Алкснис, человеческая психология такова, что люди неблагодарны и не склонны к сравнению нынешней власти даже с той, что была 20-30 лет назад. А потому поддержка самой справедливой и милосердной власти за сто лет будет неизбежно падать по мере привыкания к этому порядку вещей и росту разочарования по поводу недостаточно быстрых перемен к лучшему.

А в остальном, прекрасная Ирина, все хорошо, все хорошо...


в России.png

Мне очень нравится эта фотография ментовского произвола и "неоправданного применения силы". Даже лучше, чем когда избивают кийогами и травят собаками, этот кадр раскрывает все преимущества демократий, к которым мы просто обязаны стремиться.

Любое государство во все времена решает для себя вопрос о степени жесткости своей системы, устанавливаемых правил и наказаний за их нарушение.

Вообще-то аналогичная проблема стоит перед властью в любой иерархической структуре, будь то бизнес или семья. Но сегодня речь о государстве.

Суть, в общем, проста: необходимо найти точку равновесия между насилием и гуманными методами для удержания статус-кво и своей власти. С одной стороны, нужно быть достаточно грозным, чтобы мало кто из окружающих и подчиненных сомневался в прочности системы и рисковал бросить ей вызов. А с другой – важно не передавить, чтобы нижестоящие не достигли точки отчаяния, не взбунтовались от безысходности и не получили шанс в своей ненависти снести систему.

Российское государство традиционно воспринималось как достаточно суровое – да и было таковым на самом деле.

Для этого имелись многочисленные и абсолютно объективные причины, начиная с многовековой борьбы страны за выживание в буквальном смысле этого слова и заканчивая гигантской территорией. Этот самый фактор территории обеспечивал очень сильный затухающий эффект любому управленческому решению и одновременно резко повышал значение казуса исполнителя. В общем, феномен «строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения» во всей своей красе.

Фото: EPA/YURI KOCHETKOV/ТАСС

Однако прошлый век внес очень серьезные коррективы в такое положение дел. Дважды за столетие государство в России терпело полномасштабный крах и оказывалось на краю гибели, причем оба раза важную роль играло то, что критически значимая часть населения достигала состояния глубокого неприятия системы и готовности ее ликвидировать.

Оба раза это оборачивалось катастрофическими последствиями для страны в целом и наносило серьезную травму национальному самосознанию – и обществу, и элитам, и государственной системе как таковой. Кстати, не стоит воспринимать эту травму как нечто исключительно отрицательное – но это тема для отдельного разговора.

Как бы то ни было, прямо сейчас Россия находится в очень важном и сложном периоде – она нащупывает для себя принципиально новую точку равновесия в вопросе жесткости/либеральности государства и его политики в отношении собственных граждан. Точку, которая должна обеспечить на долгосрочный период стабильность страны, не доводя дело до «срыва резьбы», но и не допуская ослабления, которое было бы опасным для государства.

Чтобы меры по принуждению к соблюдению установленных государством правил обладали внушительным вразумляющим эффектом, но при этом не воспринимались обществом как бессмысленная жестокость, которая превращает нарушителей в безвинных жертв.

Это весьма длинное вступление к последним судебным решениям в отношении представителей оппозиции, обвиняемых в нарушении закона.

Ключевые моменты хорошо известны:

– Владислав Синица, призывавший в Twitter к насилию в отношении детей правоохранителей, приговорен к пяти годам колонии общего режима;

– Иван Подкопаев, распыливший 27 июля газовый баллончик в сотрудников правоохранительных органов, получил три года колонии;

– Данила Беглец, напавший 27 июля на сотрудника полиции, приговорен к двум годам колонии;

– Любовь Соболь оштрафована на 300 тысяч рублей за повторное нарушение правил проведения митингов;

– сняты уголовные обвинения с пяти человек, проходивших по статье о массовых беспорядках; их дела переквалифицированы в административные;

– суд отказал в лишении родительских прав четы Проказовых, взявших на несанкционированную акцию протеста годовалого сына.

Что можно сказать по поводу перечисленного?

Ну, во-первых, ничего из ряда вон выходящего в этих решениях нет. Суд продемонстрировал уже вполне привычный уровень рестрикций в адрес оппозиционеров, обвиненных в нарушении закона. Для большей части все ограничивается административными делами и штрафами (размер зависит от обстоятельств), немногочисленные буйные граждане получают уголовное дело и наказание в районе двух–трех лет колонии общего режима. Отдельным особо отличившимся светит аж пять лет заключения.

Во-вторых, вынесенные судом вердикты в глазах российского общества никак не тянут на жестокие и необоснованные. Наоборот, выглядят достаточно мягкими и соответствующими вменяемым обвинениям.

Дело Владислава Синицы особенно показательно, поскольку в отношении приговора сложился общественный консенсус, охватывающий в том числе и значительную часть людей с оппозиционными и даже жестко оппозиционными взглядами: он по существу справедлив. Кто-то, безусловно, считает, что срок стоило бы дать поменьше, кто-то, наоборот, полагает, что недодали чуток. Но в целом абсолютное большинство согласно, что блогер получил наказание, адекватное своему проступку.

Зато для меньшинства, которое не понимает и возмущается, что человеку дали «пятерик за твит», его пример будет действенной профилактикой аналогичных действий. Очень многих диванных революционеров, самовыражающихся в интернете, произошедшее заставит задуматься, прежде чем писать или говорить что-то подобное.

В-третьих, несмотря на относительную мягкость, применяемые государством меры против преступающих закон оппозиционеров демонстрируют достаточную степень эффективности. Для людей принципиальных и убежденных (ну или превративших свою политическую деятельность в успешный бизнес) они не могут быть причиной свернуть с этого пути. Зато тем, для кого это просто фан и движ,

все это создает достаточное количество неудобств, чтобы задуматься, а стоит ли драка с полицейским пары лет в колонии общего режима, испорченного резюме и разнообразных жизненных проблем, вроде трудностей с получением ипотеки.

В-четвертых, российские правоохранительные органы производят весьма внушительное впечатление своей подготовкой и общим оснащением. Это обеспечивает интересный и очень ценный эффект в глазах общества, когда все понимают, что государство в лице силовиков может размазать всех недовольных тонким слоем по асфальту. Но не делает этого! Понимая свою силу и ответственность, и вообще будучи осознанно гуманным.

В результате получается сбалансированная и достаточно эффективная система, которую часто упускают из виду предсказатели скорого краха «антинародного режима».

Российское общество видит и вполне осознает, что едва ли не впервые оно получило над собой власть, которая сочетает в себе сдержанную силу, несклонность к избыточной жестокости – и вообще чуть ли не самую милосердную за всю историю страны. Эти достоинства без усилий перекрывают все ее немалочисленные недостатки и пороки, также, разумеется, присутствующие.

И эта общественная убежденность, которая становится все шире, обеспечивает государственной системе такой запас прочности, какого у России не было уже очень давно.

https://vz.ru/opinions/2019/9/4/995886.html
Tags: Россия
Subscribe

Posts from This Journal “Россия” Tag

promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments