Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Блюхер: "Он плохо кончил!"

Упомянутый вскользь в статье "Да, мы умеем воевать" первый и последний бой "Блюхера" shepelev сопроводил комментарием "Синечленова норвежцы потопили абсолютно по делу".

Действительно, как раз норвеги грохнули Блюхер (русс. Синий член) совершенно "по делу" - нечего было к ним лезть. Но суть в том, что /как я написал/ "потопление Блюхера (в силу ротозейства немцев) действительно  свидетельствует о чем угодно, но только не о военном гении фюрера и его Кригсмарине.

Фото 9 апреля 1940 года.

Достаточно посмотреть на фотографии окончания этого первого и последнего боя "Блюхера", чтобы возникли вопросы о психической вменяемости флотоводцев Рейха. А уж знакомство с историей самого корабля и его единственным боем приводит к выводу, что это не ротозейство - это должностное преступление.

Прежде всего следует учесть, что тяжелый крейсер "Блюхер" был лишь 20 сентября 1939 года официально принят в состав Кригсмарине. Однако до полной готовности корабля было ещё далеко, исправление многочисленных неполадок и дефектов заняло время до 27 ноября, когда крейсер отправился на испытания. Из-за суровых условий зимы так и не прошёл должного курса боевой подготовки и всесторонних испытаний. А потому не мог считаться полностью боеготовой единицей к весне 1940 года, когда принял участие в операции по захвату Норвегии.

Только 7 января 1940 года «Блюхер» смог покинуть завод, но ввиду плохой погоды провести стрельбы не удалось и 17 января он возвратился в Киль, где снова был отправлен на завод для устранения недоделок до конца марта. Таким образом, корабль, формально находившийся в строю почти полгода, покидал достроечную стенку лишь на 19 суток и не сделал ни одного выстрела из орудий главного калибра; не проводилось даже учений по ликвидации последствий боевых повреждений и борьбе за живучесть.

Бред. Первый шаг к бесславному концу.

Острая нехватка кораблей заставила Главное командование Кригсмарине включить «Блюхер» в участники вторжения. Правда, в решении указывалось, что крейсер пригоден для «простых заданий», но при этом не уточнялось, каких именно.

Директива от 1 марта 1940 года гласила: «Принципиально нужно стремиться к тому, чтобы придать этой операции характер дружеского захвата, целью которого является вооруженная защита нейтралитета северных государств. Соответствующие требования будут переданы правительствам с началом захвата. Демонстрации флотов и воздушные демонстрации придадут в случае необходимости необходимый акцент». В соответствии с оперативным приказом №1 группы XXI от 5 марта 1940 года основным вариантом развития операции был вариант «А» (мирная оккупации).

В общем, в штабах Рейха царила эйфория, подогретая ошибочными разведданными. И красавец крейсер был отправлен на заклание.

Нет, норвежская армия не стала драться до победного конца и даже утопившие "Блюхер" сдались в тот же день после авианалета. Но до этого они все же больно укусили обнаглевших наци.



 7 апреля 1940 года крейсеры «Блюхер» и «Эмден» в сопровождении миноносцев «Меве» и «Альбатрос»  соединились в районе Киля с остальной частью южной группы вторжения. Отряд незамеченным дошел до Скагеррака, когда в 7 часов вечера его обнаружила и атаковала английская подлодка «Тритон». «Блюхер» благополучно уклонился от торпед. Чуть позже другая английская подлодка, «Санфиш», также наблюдала немецкое соединение, но атаковать не смогла, хотя и сообщила о нем британскому командованию. Правда англичане попросту не поняли, что конвой предназначен для высадки десанта.

Немецкий ордер беспрепятственно вошел в Осло-фьорд, где горели все навигационные огни (расчет на внезапность полностью оправдался). Норвежский патрульный корабль «Пол-III» (мобилизованный в 1939 году китобойный пароход, вооруженный одним 76-мм орудием) осветил прожектором шедший головным миноносец «Альбатрос» и открыл предупредительный огонь. Патрульный корабль не сумел нанести повреждений немецким кораблям и был взят на абордаж экипажем миноносца «Альбатрос». Капитан норвежского корабля капитан-лейтенант Лейф Велдинг-Олсен считается первым норвежцем, погибшим во Второй мировой.

Теперь «Блюхеру» и другим кораблям немецкого отряда предстояло пройти по фьорду около 100 км и преодолеть два укрепленных района. Вначале немцы должны были пройти между островами Болерне и Раной. Как только «Блюхер», следовавший со скоростью 15 узлов (предельно возможная скорость для узкого фарватера), вышел на траверз островов, с обеих сторон его осветили прожекторы, а затем раздался предупредительный выстрел, легший недолетом. Немецкие моряки четко следовали указаниям адмирала Кюммеца и не открывали огонь, продолжая движение. Подобное «миролюбие» удивило расчеты норвежских береговых батарей, и огонь на поражение был открыт с существенной задержкой: семь снарядов упали в 100–300 метрах позади колонны немецких кораблей. Единственное, что удалось сделать норвежцам, – погасить огни на фарватере, что привело к снижению скорости отряда до семи узлов.

8 апреля в 0 часов 45 минут «Блюхер» дал сигнал остановиться и начать высадку в районе базы в Хортене. Для этого часть войск с него и «Эмдена» пересадили на шесть сторожевых катеров типа «R» (Raumboote) и в сопровождении «Альбатроса» и «Кондора» отправили к берегу.

Около 5 часов 00 минут немецкие корабли подошли ко второму укрепрайону, расположенному в узком проходе Дробак.



Крейсер  200 метров длиной медленно шел к Осло по фьорду шириной менее километра. То есть, от берега до борта корабля местами было от 200 до 500 метров! А на берегу стояли торпедные батареи и  пушки главным калтбром 280 мм! Как все понимают, броня корпуса - от 40 до 80 мм (по данным «Справочника корабельного состава военно-морских флотов мира, 1944 год» – 127 мм) была что картонная против торпед и снарядов, бивших прямой наводкой фактически в упор.

Перед преодолением второго укрепрайона для немцев сложилась весьма неблагоприятная обстановка: береговые батареи не были захвачены воздушным десантом, были извещены о появлении противника и, с учетом событий в первом укрепрайоне, могли открыть огонь. Разумным представлялось, послав миноносец, катер или тральщик, разведать поведение норвежских батарей и, в случае необходимости, прибегнуть к поддержке военной авиации.

По непонятным причинам контр-адмирал Кюммец принял решение о прямом прорыве, причем оставил головным не хорошо бронированный броненосец «Лютцов», а крейсер «Блюхер».


https://warspot-asset.s3.amazonaws.com/articles/pictures/000/005/213/source/%D0%B1%D0%BB%D1%8E%D1%85%D0%B5%D1%80_04.png

В 5 часов 00 минут (по другим данным – 5 часов 20 минут) орудия калибра 150 и 280 мм батарей Кахольма и Копааса норвежского форта Оскарсборг с обеих сторон открыли огонь с дистанции в 500 м (по другим данным – 1500 м) по «Блюхеру», шедшему со скоростью 7 узлов. Батарея из трех 280-мм орудий сделала два выстрела и добилась двух попаданий (один снаряд попал в пост управления огнем, а второй – в ангар левого борта, вызвав пожар складированных там ГСМ и боеприпасов десанта, что уничтожило два гидросамолета). Батарея из трех 150-мм орудий выпустила 25 снарядов, из которых около двух десятков попало в цель.

Форт Оскарсборг, современный вид

Попытка немецких артиллеристов открыть ответный огонь не увенчалась успехом. Из-за повреждения главного артиллерийского поста управление огнем пришлось передать третьему артиллерийскому офицеру, находившемуся в носовом КДП, который со своей низкой точки не мог обнаружить ни одной отчетливо видимой цели. Фактически ответный огонь свелся к бесцельной стрельбе 105-мм пушек и зенитных автоматов, не причинившей оборонявшимся никакого вреда.

В 5 часов 08 минут экипажу удалось установить временную связь с машинами через центральный пост и ввести в действие аварийное рулевое управление.

В 5 часов 20 минут корпус крейсера был дважды поражен торпедами с левого борта. Обе торпеды попали в центральную часть корабля: одна – в котельное отделение №1, вторая – в переднее турбинное отделение.

Норвежские батареи прекратили огонь по «Блюхеру» в 5 часов 23 минуты. Поврежденный крейсер все еще сохранял ход, имел крен около 10 градусов на левый борт и был охвачен пожаром, распространению которого способствовали боеприпасы десанта, погруженные на корабль с нарушением всех мыслимых правил. Огонь полностью прервал сообщение между носом и кормой крейсера, ограничив действие аварийных партий на верхней палубе. Во время тушения произошла детонация боезапаса, помещенного в торпедной мастерской, поэтому весь левый борт ниже носовой 105-мм установки и палуба в том же месте оказались вскрытыми.



 Командир принял решение поставить корабль на якорь, поскольку из сообщения постов борьбы за живучесть следовало, что правую и левую турбины удастся запустить примерно через час. Корабль стал на якорь восточнее острова Аскхольмен, пожары на его борту быстро распространялись, и их не удавалось локализовать.

Около 6 часов 00 минут произошел сильный взрыв в погребе отсека VII между котельными отделениями 1 и 2. Переборки между котельными отделениями оказались разрушены, поступление воды стало неконтролируемым, и крен корабля начал быстро увеличиваться.

Около 7 часов утра крен достиг 45 градусов, и капитан Вольдаг отдал приказ покинуть корабль.

В 7 часов 23 минуты «Блюхер» перевернулся и стал медленно уходить под воду носом вниз. Вскоре на поверхности осталась только корма, а затем исчезла и она – крейсер достиг дна на 70-метровой глубине. После погружения корабля под воду раздалось несколько подводных взрывов, а на поверхности еще несколько часов продолжала гореть нефть.





Причиной же гибели крейсера «Блюхер» стала целая совокупность факторов, а именно:

Ошибочное решение идти на прорыв норвежской береговой обороны без разведки и поддержки с воздуха;

Отсутствие разведывательной информации о береговой обороне противника, что привело к ее недооценке. Немцы не предполагали возможности торпедной атаки;

Отличная стрельба норвежских береговых батарей, добившихся 22 попаданий (выпущено 27 снарядов) и 2 торпедных попаданий (выпущено 2 или, что менее вероятно, 3 торпеды).

Нарушение немцами правил перевозки ГСМ и боеприпасов для десанта, что ускорило распространение пожара на «Блюхере» и усложнило его тушение.

Точное число жертв на «Блюхере» и поныне остается неизвестным. Существует несколько «точных» цифр: немецкие источники свидетельствуют о 125 погибших членах экипажа и 122 участниках десанта. Удалось спасти 38 офицеров корабля, 985 матросов и 538 солдат и офицеров армии. Однако в большинстве сообщений о гибели «Блюхера» точных цифр не приводится – обычно речь идет о «тяжелых» или «очень больших» потерях, а британская официальная история войны на море утверждает, что крейсер погиб почти со всем экипажем и находившимися на нем войсками. Ложность этого утверждения очевидна хотя бы потому, что до берега добрались оба генерал-майора и почти все офицеры корабля, включая его командира.

Капитан цур зее Фольдаг тяжело переживал гибель своего корабля. Он погиб всего через несколько дней — 16 апреля 1940 года.

По материалам СМИ, в т.ч. https://warspot.ru/1601-pervyy-i-posledniy-boy-blyuhera
Tags: Вторая мировая, Норвегия
Subscribe

Posts from This Journal “Вторая мировая” Tag

promo mgu68 october 14, 09:34 21
Buy for 110 tokens
Начну с главного: нужна срочная помощь психологу Борису Петухову, который занимается психореабилитацией детей Донбасса. Времени катастрофически мало. Пост создан близким другом семьи психолога, преподавателя и правозащитника Елены Алекперовой mgu68 и ее мужа, доктора наук, психолога,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment