Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

«В моей группе не было офицера без ранения»

Из интервью Г. Койфмана с оперативным работником 5-й отдела управления государственной безопасности Григорием Ирмовичем Рефасом, боровшимся с бандитизмом в Литовской ССР после войны.

  Г. Рефас: В 1945 г. я служил недалеко от Калининграда. Там мне предложили перейти служить в органы госбезопасности Литвы. Я не возражал, тем более мне было кому и за что мстить. Приказом меня перевели из армии в распоряжение Вильнюсского управления Государственной Безопасности (ГБ). Пришел туда, передал пакет с пятью сургучными печатями. Меня переодели в гражданскую одежду, и начались всевозможные проверки, которые я прошел и был зачислен в 5-й отдел управления ГБ, в отделение по борьбе с бандитизмом (ОББ), в качестве оперативного работника.


Г. Койфман: Оперативники проходили специальную подготовку?

Г. Рефас: Конечно. Хотя в принципе все отделение было сформировано из людей с боевым опытом, все бывшие фронтовики, так что многое было знакомо. Но были курсы специальных дисциплин... Была и подготовка по рукопашному бою...

Г. Койфман: Действительно у Вас было ощущение, что в лесах идет настоящая война?

Г. Рефас: Наверное, правильно будет выразиться «война с бандами», или, как иногда говорили, — с белоповстанцами. Воевали мы не с литовским народом, а с бывшими палачами и карателями, немецкими пособниками, засевшими в лесах.

Г. Койфман: Ваш ОББ нес потери?

Г. Рефас: Например, наши оперативники делились на группы по 5 человек, и в моей группе все офицеры были ранены во время огневых контактов и схваток при обезвреживании бандитских отрядов. И меня в бою в 1949 году тоже ранило в ногу. Это же был фактически тот же фронт. Стычки в лесах стали «неотъемлемой частью жизни».

Отъедешь от Вильнюса километров на 60–70, скажем, в сторону Варены, так там леса — тайга настоящая, а в ней засады, лесные схроны и бункера, а иногда и мины на лесных тропах... Было «очень весело»...

В районных отделах ГБ и милиции изредка попадались предатели. Могли нам «сплавить» дезинформацию, якобы полученную от осведомителей, что в таком-то месте скрывается банда. Наши группы прибывают в этот район, а по дороге или в лесу нарываемся на подготовленную именно на нас засаду...

Я с автоматом и ТТ четыре года фактически не расставался...

Г. Койфман: Я когда готовил интервью с бывшим «волкодавом НКВД» полковником в отставке Нахманом Душанским, служившим начальником отделения ББ Каунаского управления, то просмотрел работы нескольких литовских историков и журналистов, освещавших период борьбы с «лесными братьями» в 1944–1953 годах. Товарищ по работе многое мне на русский язык перевел, он литовскую школу заканчивал. Так вот, согласно этим работам, создается впечатление, что оперативные работники и войска государственной безопасности имели твердую установку — в плен не брать, а тех, кто был арестован — «зверски пытали в застенках НКВД»... Часть подобных заявлений спокойно можно списать на «демократический угар», но тем не менее хотелось бы узнать Ваше отношение к подобным утверждениям.

Г. Рефас: Подобные утверждения — это сознательное искажение исторической правды. Все время нам строго ставили задачу — «взять живыми!». И это понятно, ведь почти все, взятые в лесах, «раскалывались», давали информацию, выдавали связи подполья.

А если бы мы стреляли направо и налево, на поражение, то ничего бы не добились.

Например, мы окружаем бункер в лесу. Первым делом предлагаем сдаться без боя. В ответ — выстрелы и гранаты. Ждем, и снова кричим им, что гарантируем жизнь и не хотим кровопролития. И только если после двух предупреждений бандиты отказывались сдаться, мы начинали работать. Противотанковую гранату закинем в бункер...

Потом привозили трупы «лесных братьев» в ближайшую деревню, собирали местных жителей, и те проходили мимо убитых и помогали нам опознавать трупы. Большинство бандитов имело клички, так местные нам говорили: «Это Медведь, а этот — Леший», и так далее... Конечно, если шел бой, когда мы нарывались на засаду, то тут было не до призывов «Сдавайтесь!»...

Насчет избиений — это почти ложь или сильное преувеличение. На моей память было всего несколько случаев, чтобы кому-то из захваченных «считали зубы». Но, например, сидит раненый бандит-душегуб, руки у него по плечи в людской крови, и заявляет с презрением «Я с НКВД не разговариваю!», или начинает мне бывший каратель рассказывать на допросе, как он евреев живьем сжигал и еврейским грудным детям об колено позвонки ломал... Попробуй тут, сдержись... Но, в основном, «кололи» бандитов культурно, без мордобоя. Выясняли связи, явки, схроны с оружием. И, кстати, «упертых» почти не было, большинство из арестованных сами все рассказывали без долгих колебаний — кто, где, кого и когда убил и что было запланировано в банде.

Лесные братья



Источник: Я помню
https://www.rubaltic.ru/context/300120120-shla-voyna-vse-kak-na-fronte-v-moey-gruppe-ne-bylo-ofitsera-bez-raneniya-kak-sovetskie-spetssluzhby-/
Tags: Великая Отечественная
Subscribe

Posts from This Journal “Великая Отечественная” Tag

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment