Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Как придумали белорусского Бандеру

Все постсоветские национализмы так или иначе строятся на искусственно изобретенных и разработанных исторических мифах. Как правило, они героизируют более чем сомнительных персонажей первой половины ХХ века, которые исповедовали ультраправую идеологию фашистского и нацистского толка, открыто сотрудничая с гитлеровской Германией. Этих местечковых фюреров старательно отбеливают от грязи военных преступлений и геноцидных чисток — а затем преподносят их обществу в образе глорифицированных борцов за свободу.



Украина является классическим примером этой ревизионистской политики, осуществляемой на самом высоком государственном уровне. Организация украинских националистов и подконтрольные ей структуры Украинской повстанческой армии, которые несут непосредственную ответственность за массовые убийства поляков, евреев и украинцев, официально признаются сейчас правильной, «украинской» стороной Второй мировой войны — в то время как игнорируется память о миллионах украинских красноармейцев.

Факты коллаборации с нацистами и соучастия в Холокосте, людоедские высказывания в программных документах и выступлениях националистических лидеров стыдливо замалчивают — хотя они прекрасно известны историкам. Погромным подразделениям УПА приписывают эпические победы над большевистскими полчищами, а лидеры ОУН — такие как Бандера, Шухевич или Стецько — давно объявлены спасителями украинской нации, вокруг которых постепенно создается по-настоящему религиозный культ. Причем украинские патриоты вполне открыто называют это мифотворчество ключевым фактором успешного нацбилдинга.

Их собратья — современные белорусские националисты — находятся в совсем другой ситуации. Скудная история белорусского националистического движения не может похвастаться сколько-нибудь известными личностями — за исключением давно забытых второсортных нацистских коллаборантов. А этих одиозных маргиналов нельзя было всерьез противопоставить массовой народной памяти о советском партизанском движении, охватившем в годы войны всю территорию оккупированной республики.

Попытка приватизировать хорошо известные образы революционных шляхтичей — Тадеуша Косцюшко и Кастуся Калиновского — тоже не удалась, поскольку советская историография благосклонно относилась к этим фигурам, рассматривая их в качестве борцов за социальное освобождение поляков, литовцев и белорусов. А главное, они принадлежали к весьма давнему периоду польской истории — когда белорусского национального движения еще не существовало даже в проекте.

Белорусское националистическое движение остро нуждалось в образе собственного Бандеры и в собственной версии неуловимых антикоммунистических повстанцев. А в силу того, что подходящие кандидаты на эти вакансии упорно не находились, патриотическая интеллигенция решила придумать себе виртуальных героев нации — рассудив, что этот небольшой обман вполне оправдан высокой целью борьбы за евроатлантическое будущее Белоруссии.

На роль белорусского «провидника» избрали Михаила Витушко — одного из лидеров белорусских коллаборационистов, организатора карательных отрядов полиции «Ordnungsdiens» и коллаборационистского десантного батальона «Дальвитц». В 1944 году, уже после освобождения Белоруссии, он был заброшен нацистами в советский тыл во главе небольшой группы диверсантов, рекрутированных из состава бежавших вместе с оккупантами полицаев. Судьба этого отряда, известного как ДРГ «Черный кот», была типичной и скоротечной — выдавая себя за поляков, люди Витушко примкнули к польскому антисоветскому подполью, а затем были ликвидированы советскими войсками в ходе оперативно-войсковой операции в Рудницкой пуще. Гибель Витушко подтвердили его пленные сообщники и польские националисты, а давно опубликованные документы МГБ и НКГБ Литовской ССР конкретизируют, что он погиб 7 января 1945-го.

Так закончилась биография реального белорусского коллаборанта Михаила Витушко. Однако он был чудесным образом возвращен к жизни благодаря магической силе исторической мифологии. С конца 80-х годов «патриоты» рассказывали о том, что Советы убили его однофамильца — а сам герой уцелел и создал в Белоруссии разветвленную сеть подпольных ячеек и партизанских отрядов численностью до 15 тысяч боевиков, которая боролась с коммунистами вплоть до 1955 года. Организация под названием «Черный кот» была развернута в «Белорусский освободительный фронт», разделенный на три оперативные зоны — Север, Центр и Юг, который громил советские армейские части и массово уничтожал коммунистических активистов.

По версии националистов, в марте 1948 невидимые полчища под командованием Витушко — которого уже произвели к тому времени в звание генерала — штурмом овладели крупным городом Новогрудок, где «перебили всех сотрудников МГБ, солдат местного гарнизона и работников администрации, освободили заключенных, захватили много оружия». Согласно той же легенде, осенью 1948 года отряды «Черного кота» провели совместную операцию с бандеровцами, захватив Кобрин и Гайновку, а несколько сотен боевиков БОФ напали на исправительно-трудовой лагерь около Минска, чтобы освободить политических заключённых. Сам неуловимый белорусский Бандера, устав громить коммунистов, благополучно пробрался через Польшу в ФРГ и укрылся в тайном убежище, где прожил чуть ли не до ста лет.

Мифы об антисоветских белорусских повстанцах, которые якобы занимало целые города, существовали еще в послевоенные годы — но исключительно на страницах маргинальных эмигрантских газет, которые имитировали подпольную борьбу, руководствуясь банальным стремлением получать финансовое вспомоществование от иностранных разведок. Разумеется, это была альтернативная вымышленная реальность — и ни архивные документы, ни воспоминания живших в послевоенное время людей, не фиксируют никакой деятельности подпольной националистической армии, которая проворачивала фронтовые операции в самом сердце одной из самых спокойных советских республик.

Серьезные историки — вне зависимости от их взглядов — всегда рассматривали подобные рассказы как вымышленную «фолк-хистори» националистической диаспоры из Европы или США. Однако с началом нулевых белорусские оппозиционеры массово уверовали в воскресшего генерала Витушко и сами начали с гордостью именовать его «нашим белорусским Бандерой», рассматривая это сравнение как высшую похвалу в адрес своего загадочного героя.

Это патриотическое помешательство закончилось комичным скандалом. В 2017 году известный националистический историк Антон Рудак опубликовал статью с говорящим названием «Как два человека придумали миф про Михаила Витушко». Он иронически назвал главаря «Черного кота» «генералом-зомби» и честно признал, что легенда о вездесущих антисоветских повстанцах была написана двумя современными патриотами, которые издали ее в украинском Львове — для того, чтобы вдохновить на подвиги чахнущую среду «змагарей».

Впрочем, даже после этого сеанса разоблачения бело-красно-белой магии многие представители белорусской интеллигенции продолжают верить в сказку про своего местного Бандеру. Неважно, что это вымысел — белорусский национализм остро нуждается в исторических вождях — до такой степени, что готов в прямом смысле слова вытаскивать их из могил.

https://naspravdi.info/novosti/chernyy-kot-kak-pridumali-belorusskogo-banderu
Tags: Белоруссия, Национализм
Subscribe

Posts from This Journal “Белоруссия” Tag

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments