Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

"Конченый наркоман" сегодня борется с бедностью в Африке

          "Привет! Меня зовут Вася (имя изменено). Мне 33 года. 13 лет назад было мое последнее употребление наркотиков и вообще любых веществ, изменяющих сознание.

Живи и гори

Я ребенок перестройки. Один из миллиона жертв развала ”совка” (это не ошибка - Вася из Эстонии). Раньше у нас была цель. Я не говорю, хорошая или плохая, но люди знали, зачем жили. А потом, когда все рухнуло, пришли новые цели, идеалы. Но какие? Любовь, совесть? Может, мужество, смелость или благородство? Нет!

https://g1.nh.ee/images/pix/1000x654/5fR2WsGeJcY/ff5fa575695a4d31e5-74746503.jpg

Фото современной работы автора

Нашими идеалами не были ни полицейские, ни пожарные, ни врачи, ни военные. Нашими идеалами были бандиты с золотыми цепями и в малиновых пиджаках, на крутых тачках и с бритыми головами. Они для нас были хозяевами жизни. "Живи раз, живи и гори". Наркотики и алкоголь стали нашими лучшими друзьями. Но правда в том, что наркотики и алкоголь не наполняют тебя. Точнее сказать, они дают тебе эту призрачную надежду в начале, но потом забирают все.

Это было у "Каубамая"

Мой первый опыт употребления был в 12 лет. Я первый раз стал подрабатывать летом и получал какие-то деньги. Туда, где я работал, приходили старшие ребята "с района". Они уже употребляли наркотики. Они приносили разные ворованные вещи и продавали их персоналу. Для меня они стали теми самыми героями. Они делали, что хотели, у них всегда были деньги, и они были ”крутыми”.

На Иванову ночь я купил наркотик. Это было не трудно. И никто меня не заставлял это делать. Хочу развенчать миф, что "страшные дилеры подсаживают беззащитных детишек"! Это был мой выбор. И хотя мне продали обычную таблетку, я внушил себе, что это наркотик и пытался получать ”удовольствие”. Я узнал вкус запретного плода. А дальше — захотел попробовать и другие наркотики. Я курил и нюхал. И потом решил уколоться. Я уговорил тех самых старших ребят купить мне дозу. Как сейчас помню: это было у "Каубамая" (в Таллине), где раньше были цветочные ларьки. 25 крон/куб у Венеры (1 мл раствора наркотика для внутривенного введения). Сам себя уколоть я не мог и уговорил других сделать это.

А потом было воровство в магазинах и первый привод в полицию. В классе я сразу стал пользоваться уважением. Все со мной сразу захотели общаться. А потом кто-то позвонил моим родителям и все им рассказал.

Кто курит или нюхает — это ”нормальные пацаны

Я просидел дома месяца три. Но желание употреблять у меня не пропало. Не надо закрывать свое чадо в четырех стенах или отправлять к бабушке (дедушке, тете или дяде…). Это не работает. Я быстро нашел другую компанию. Для меня это были бандиты. У них были те, кто продавал наркотики на улице, на дискотеках и т.д. Среди нас свято бродило убеждение, что наркоманы — это те, употребляет героин. Все другое — это нормально. День, месяц… и мы стали нюхать героин. И тогда мы стали верить, что наркоманы колются. Кто курит или нюхает — это ”нормальные пацаны”. И такая лестница в голове была всегда. Всегда был кто-то хуже, за счет него можно было оправдывать свое употребление. Правда в том, что наркоманом может быть любой, кто употребляет любые наркотики.

Мне 18 и я еду на зону

Если до того, как я стал колоться, изменения были не очень заметны, то после они стали появляться катастрофически быстро и неотвратимо. Друзья, школа, семья, закон. Все пошло прахом. Родители пробовали поменять школы, но это, конечно, не помогло. Никто не хотел дружить с ”торчком”. Да, люди для наркомана обычно делятся на жертв, у которых можно что-то украсть, и на тех, кто сильнее тебя (полиция или более сильные наркоманы-тире-бандиты). Я стал все чаще попадать в полицию, арестантские дома. 10, 15, 30 суток ареста. И как сейчас помню: свое 18-летие я встретил в таком месте.

И когда я уже думал, меня должны были отпустить, отрывается ”кормушка” и ухмыляющееся лицо полицейского мне объявляет, что мне 18 и я еду на зону.

Так я получил свой первый небольшой срок. Вот что обидно мне до сих пор, что полиция, которая должна была охранять и помогать, этого не делала. Были такие оперативные группы (думаю, они есть и сейчас). Раз в квартал для отчета они отлавливали наркоманов на улицах Старого Таллинна и Кадриорга и предлагали на выбор: или на экспертизу (а это скорее всего арестантский дом), или штраф на месте — 100-200 крон. И им хорошо для отчета, и нас не сажают.

Когда тебя ловили с ворованным товаром, можно было откупиться. Отдать все украденное на экспертизу и быть тут же отпущенным на все четыре стороны. В Кадриорге у врачей мы покупали рецепты на разные наркотикосодержашие вещества вплоть до морфия. Все зависело от цены.

В конце я уже не верил никому. Психологи показывали мне какие-то кубики, талдычили про чувства и еще какую-то чушь. Я смотрел на них и думал: "А ты вот там была, где вокруг тебя три трупа, умерших от передозировки, а в твоей голове только одна мысль: "О да, какой хороший кайф, точно ”вштырит”.

Два (не)наркомана

Один раз меня привезли в один центр. Там я увидел двух наркоманов, которые ничего не употребляли. Для меня это было шоком. Всегда мне говорили, что такие где-то есть. ”Сын-брата-друга-мамы-таксиста не потребляет”. Какие-то вымышленные люди. А тут — живые! Да еще и два! Так я впервые познакомился с программой "12 шагов" (которая и лежит в основе "работы" "Анонимных наркоманов" — прим.ред.).

Забегая вперед, скажу, что я еще ничего не знал об "Анонимных наркоманах". Да и не было их на тот момент в Таллинне.

Первый раз в жизни я стал сомневаться, надо ли мне употреблять. Я помню, как я встал на перекрестке "Кристийне кескуса" и думал: надо ли мне идти колоться или нет. Я раньше никогда не думал об этом. Я был как поезд, мчащийся без остановки.

А дальше был центр реабилитации. У меня был с собой блок сигарет и возможность быстро его продать и употребить. Но самое главное решение, которое я принял за всю свою жизнь, было сесть в машину и все-таки поехать на реабилитацию. Как-будто кто-то невидимый отпустил мое горло, и я смог дышать. Я смотрел через стекло машины на улицы, на фонари. Они обрели цвет. Перестали быть серыми. И я увидел людей. Они были живыми. Для меня раньше их не существовало. Просто масса. Теперь я увидел их.

Так у меня появилась надежда.

Говоря о том центре реабилитации под Раквере, куда я попал, можно вкратце сказать, что люди там выздоравливали не благодаря, а вопреки. Я не думаю, что это вина тех, кто этим всем управлял. Просто никто толком ничего не знал о наркомании. Я не верю, что выращивание кроликов как-то может помочь с наркоманией. Я не хотел быть кроликоведом, я просто хотел жить.

Нас было человек 10-15. Разные личности, разные судьбы. Один хотел просто отсидеться, другого мама затащила, третий хотел ”рулить”, так как в тюрьме для малолетних у него это не вышло (мы ему руль подарили, кстати), а кто-то просто хотел жить. Я точно знаю, что были среди нас те, кто лучше меня, сильнее, умнее, храбрее. Но наркомания забирает всех без разбору, так и произошло. Большинства уже нет в живых. И не важно, внук ли ты известного в Эстонии профессора или безвестный Вася.

"Анонимных наркоманов" я нашел в Питере, их контакты мне предложили в центре реабилитации: мол, есть еще и такая возможность. Я решил поехать.

30-40 человек в небольшом помещении. Тридцать тех, кто не употребляет. Я был в шоке… 30 тех, кто говорит и чувствует с тобой на одном языке. Это было круче любых психологов и экстрасенсов. Это — как найти семью. И они стали моей семьей, тем местом, где я могу без оценок и насмешек поделиться чем-то важным да и не очень, поделиться и быть услышанным и понятым. В словах сидящего напротив я вижу и слышу себя и свою жизнь. А потом они появились у нас в Таллинне и в других городах. Сначала был один, потом два, три пять, десять. Сейчас уже и не сосчитать, сколько тех, кто хочет перестать быть рабами наркомании.

Жить — стоит!

Однажды мне дали адрес, по которому я в итоге вышел на организацию волонтеров. Я всегда хотел работать не в офисе, а с реальными проблемами. В Эстонии я успел поработать в социальной сфере. Потом я наладил контакты с волонтерской организацией, в которой сейчас работаю.

Прошло 13 лет. Я многое повидал в жизни, работал в разных уголках нашей планеты: от опаленных солнцем пустынь Африки до заснеженных вершин крайнего Севера. Было и хорошо, и плохо, больно и радостно, печально и не очень. Но я точно могу сказать, что не променяю даже самый худший день в чистоте (трезвости) на самый лучший день в употреблении.

Жить — стоит! Может, кому-то помог Иисус или Будда, а мне помогли "Анонимные наркоманы". И это мой опыт. Сейчас я работаю в одной европейской стране. Мы готовим волонтеров для борьбы с бедностью в Африке, Индии и южной Америке, учителей для колледжей этих регионов и активистов по программе изменения климата.

Я верю в образование. Я нашел свои духовные принципы, которые помогают мне развиваться и двигаться вперед. И да: я могу назвать себя счастливым человеком. Вы можете пройти мимо меня на улице, и вы не сможете даже предположить, что я судим пять раз, употреблял все, что только можно. Но я это знаю про себя. Считаю очень важным помнить то, откуда я пришел, чтобы знать, куда я иду. Именно поэтому я делюсь сейчас своим опытом.

Болезнь, которая становится умнее вместе с тобой и придумывает все более изощренные способы тебя обмануть. И самое страшное — это то, что употребление наркотиков — это лишь верхушка айсберга проблем, с которыми предстоит разбираться. В мире более 200 видов разных зависимостей. Наркомания и алкоголизм — лишь две из них. Просто они убивают намного быстрее остальных. И все это откуда-то растет. Зависимость, созависимость, насилие в семье — вот та последовательность, с которой предстоит разбираться.

Русские, эстонцы, наркоманы

Проблема наркомании для Эстонии была актуальна всегда. И таковой остается. Но я думаю, что со временем она уменьшается. Переходный период после обретения независимости заканчивается или уже закончился. У людей появились другие приоритеты: не только деньги. Я видел наркоманов везде, но мне кажется, что очень важную роль должно играть и государство. У нас в обществе есть большой раскол между русскими и эстонцами.

Маргинализация русского населения как ничто другое является отличной почвой для наркомании в том числе. Я могу сказать, что с приходом "Анонимных наркоманов" в Эстонию все больше людей перестают употреблять наркотики. И все больше людей из тех, кто перестал употреблять, вовлечены в процесс реабилитации наркоманов в разных центрах и программах. Это, естественно, сказывается положительно на оказании услуг наркоманам и их семьям.

Нельзя однозначно возложить вину на кого-то отдельного, на семью или государство. Это комплексная проблема. Каждый вносит свою лепту. Семья — в виде насилия. Под насилием я подразумеваю и отсутствие одного из родителей, и нехватку любви, и какие-то свои авторитарные замашки, и многое другое. Государство же должно предлагать адекватную систему образования и организации досуга.

Оттолкнуться от дна

Люди становятся наркоманами по разным причинам. Вообще, есть предрасположенность. Надо посмотреть, были ли в семье проблемы с алкоголем или наркотиками или иными формами деструктивного поведения. Но это не значит, что ”если у меня дед был алкоголиком, то я обязательно стану наркоманом”. Это значит, что шансов им стать у вас гораздо больше.

Помогать надо обязательно. Но важно это делать правильно, важно не навредить еще больше. Обычно наркоман перестает употреблять, когда у него появляются проблемы. Социальные, духовные, со здоровьем или психологические. У каждого это свое.

Главное — не надо решать проблемы человека за него. Не отнимайте у человека шанс почувствовать свое дно. Ведь дно — это именно то место, от которого можно оттолкнуться и начать выздоравливать.

https://rus.delfi.ee/daily/estonia/konchenyj-narkoman-boretsya-s-bednostyu-v-afrike-ya-mogu-nazvat-sebya-schastlivym-chelovekom?id=74746151
Tags: Наркотики
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Нацизм шагает по школам Украины

    Руководителям департаментов (управлений) образования и науки областных, Киевской городской государственных администраций Руководителям учреждений…

  • Армяно-азербайджанский спор в ... Эстонии

    Очень забавно читать о том, как в далекой от Карабаха Эстонии в студии Postimees вопросы войны и мира обсудили председатель Общества азербайджанской…

  • По ту сторону раскола

    Глава УПЦ КП обратился «ко всем православным христианам», призвав их «твердо стоять на принципах святого Православия». Признать Томос об…

promo mgu68 october 14, 09:34 18
Buy for 110 tokens
Начну с главного: нужна срочная помощь психологу Борису Петухову, который занимается психореабилитацией детей Донбасса. Времени катастрофически мало. Пост создан близким другом семьи психолога, преподавателя и правозащитника Елены Алекперовой mgu68 и ее мужа, доктора наук, психолога,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments