Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Он спас Петра Великого

Советский инженер, основатель Латвийского военно-исторического клуба Станислав Разумовский в течение трех лет в одиночку выполнял работу целого реставрационного бюро. Он восстановил конную статую Петра Великого — ту самую, которую открыли 4 июля 1910 года в центре Риги в присутствии императора Николая II. Сегодня о памятнике все забыли, и если бы не наш герой, то бронзовый Петр, скорее всего, не сохранился бы до наших дней. В рубрике «Своими глазами» Станислав Разумовский рассказал, как происходил процесс спасения памятника и что ему предшествовало.

Странная находка



Открытие памятника Петру I в Риге / Фото: russkije.lvОткрытие памятника Петру I в Риге / Фото: russkije.lv

Однажды, держа в руках номер «Советской Латвии» или «Советской молодежи», я обнаружил странный снимок. На фотографии были изображены отдельные части скульптурной композиции: голова, руки, ноги, части тела коня. Все это напоминало груду металлолома. Кажется, это был 1988 год.

Я понял, что передо мной, скорее всего, какой-то старый памятник царю Петру Первому, но его вид удивил меня. Все как будто разобрано, распилено на фрагменты, перемешано в буквальном смысле с кучей мусора.

Я начал искать сведения, читать. Пошел в исторический музей за консультацией. И со временем понял, что корреспондент запечатлел тот самый памятник работы берлинского скульптора Густава Шмидт-Касселя, который был открыт в 1910 году в честь двухсотлетнего юбилея взятия Риги войсками Бориса Петровича Шереметева.

Другое дело, что простоял он на своем историческом месте всего лишь неполных пять лет.

Как Петра взорвали

В 1914 году памятник сняли и погрузили на сухогруз «Сербино», который должен был эвакуировать бронзовые изделия из охваченного войной региона, подальше за линию фронта. К сожалению, судно было подбито немецким эсминцем и затонуло у Курессааре.

Там, на дне Балтийского моря, у Моонзундского архипелага, памятник пролежал около двух десятков лет. Его обнаружили и подняли поисковики из Эстонского общества по подъему судов.

Парадоксально, но для того, чтобы спасти памятник, его пришлось взорвать. Затем статую в разобранном виде преподнесли в дар Рижской городской управе.

Однако пока памятник русскому самодержцу-преобразователю был под водой, латвийские власти в 1928 году приняли решение о сносе постамента. За ненадобностью. Ведь в эти годы уже вовсю кипела работа по установлению колонны свободы.

Полагаю, что латвийские власти пошли на сознательное преступление против исторической памяти. Пренебрегли великой целью, которую им завещали предки.



Коллаж: «тогда и сейчас» / Фото: TVNETКоллаж: «тогда и сейчас» / Фото: TVNET

И в дальнейшем правители Латвии отправили бронзовые фрагменты на задворки истории. Перебрасывали то, что когда-то было памятником, с места на место, как будто в пинг-понг играли.

В советское время это безобразие продолжилось. Формально памятник находился в ведении Управления благоустройства (далее — УБ) Рижского горисполкома, но чиновники палец о палец не ударили, чтобы озаботиться его спасением.



В итоге к тому моменту, когда я прочитал заметку в газете, останки памятника Петру находились на канатной фабрике (здание снесено в начале 2018 года — прим. автора). Тогда было понятно: УБ посчитало, что заниматься этим делом бессмысленно. Кто-то из министров культуры Латвийской ССР и вовсе утверждал, что приведение в порядок конной статуи нецелесообразно.

В то же время городские власти успели принять решение о необходимости установки памятника Петру к 1990 году. Правда, исполнять его они не спешили.

Был конец советской эпохи, в воздухе чувствовался хаос. Меня возмутило такое хамское отношение к истории. И тогда я, загоревшись идеей восстановления памятника Петру Великому, решил взять ситуацию в свои руки.

Спасение

Я решил действовать издалека. Понимая, что с одним человеком ни одна власть никогда не считалась, я создал Латвийский военно-исторический клуб (далее — ЛВИК). Было это в 1989 году. Основал организацию, утвердил устав, поставил печать, провел собрания. Все официально, ни к чему не придраться. И с этой бумагой, осознавая свою ответственность перед прошлым, поехал на склад канатной фабрики.

Встретил меня там завскладом, выслушал и говорит, мол, есть тут ноги и руки, все по отдельности. Я захожу и узнаю изображение на снимке.

Все собрали, помогли вывезти.

Потом смотрю — руки и головы не хватает. Спрашиваю, где рука. Говорит, руку посмотрите в другом месте.

— А голова?

— В гараже.

Открываем, и оттуда на меня смотрит император.

Только тогда я вздохнул с облегчением.



Станислав Разумовский / Фото: lv.sputniknews.ruСтанислав Разумовский / Фото: lv.sputniknews.ru

Когда узнали в Управлении благоустройства, скандал был колоссальный. Ответственные чиновники засуетились: верните, дескать, то, что украли. А я отвечал: а зачем оно вам, вы же ничего не делали, чтобы памятник отреставрировать и восстановить.

Реставрация

Сперва я отвез памятник к себе домой. А потом на советскую воинскую часть на Абренес, 3, туда, где сейчас здание Видземского суда. Удалось договориться с командованием Прибалтийского военного округа.

Получив разрешение, я разместил фрагменты памятника в двух боксах. Работал я тогда в 909-м УНР, что располагалось в казармах Екаба. Там руководство отдало мне списанную кран-балку, снабдили меня электротрейлером. Остальные инструменты тоже были под рукой. Забетонировал монтажную яму и приступил к работе.

По профессии я инженер-механик, и я знал, как можно восстановить памятник. Собрал все части и сразу понял, чего не хватает. Была очень большая деформация. Везде просматривались следы взрыва. И тут мне открылся один нюанс: ведь конная статуя должна была стоять на трех точках. Передняя правая нога лошади и две задние упирались в основание. А передняя левая нога висела в воздухе. Нужно было срочно доделать недостающую часть плиты, без которой памятник не мог бы стоять.



Коллаж: Восстановленный памятник Петру ПервомуКоллаж: Восстановленный памятник Петру Первому

За бронзой я отправился на судоремонтный завод в Болдераю. Меня там знали. Выслушали, вошли в положение, помогли бескорыстно, выделили 150 килограммов бронзы. Спасибо им большое за это.

А вот власти ни копейки не дали, ни сантима. Хотя тогда у них были средства и возможности для восстановления.

Впрочем, я не отчаивался. Поставил плиту и с помощью кран-балки принялся монтировать конную статую.

Начал я восстанавливать памятник в 1990 году, а завершил, кажется, во второй половине 1993 года.

Реакция

В Латвии никто памятником не интересовался, хотя я написал письмо в Совмин. Ответа жду до сих пор.

А из России приезжала съемочная группа Александра Невзорова. Беседовали, выясняли подробности, делали репортаж.

Так российские зрители узнали, что в Риге чудом сохранился памятник императору Петру Великому.

Потом, помню, из Москвы чиновник приехал, нашел меня. Сказал, что представляет [мэра Юрия] Лужкова. И предложил: мол, давайте этот памятник Москве передадим. Я возразил: как же так? Рижане на создание этого памятника деньги жертвовали девяносто лет назад! Наши люди не поймут.

Однако меня потом все равно, в том числе благодаря Невзорову, в Кремль пригласили, привезли, пропуск обеспечили. Тогда я на прием к доверенному лицу [президента Бориса] Ельцина попал — Сергею Станкевичу. Поговорили, я рассказал историю. Он обещал помочь, посодействовать. И на этом наше общение прервалось.

Независимая Латвия

Прихожу я однажды на работу, вижу — стоит прямо во дворе статуя в изуродованном виде, а перед ней котлован вырыт. Подхожу ближе, и тут на меня налетает офицер латвийской армии. Ругается, кричит: «Кто Вы такой, какое право имеете сюда заходить?! Пошли вон!»

Смотрю — ни трейлера моего нет, ни инструментов. Выгнал меня. Я тут же иск написал на имя [командующего Силами обороны Латвии] Дайниса Турлайса, предъявил имущественные претензии на сумму в тысячу латов. Учитывая стоимость кран-балки, электротрейлера и прочих инструментов, становится понятным, что сумма смехотворная.

Вызывают меня в суд. Заседание ведет судья Броде. Задает мне издевательские вопросы: «А как доказать, что трейлер Ваш? И что инструменты Вам принадлежат? И кто подтвердит, что Вы на самом деле там были?»



Памятник стоит во дворе по адресу: ул. Бривибас гатве, 223. Фотография 2005 года / Фото: renatar.livejournal.com

Решение суда было не в мою пользу. А самое удивительное, что потом, проезжая по Крустабазницас, я случайно заглянул в гараж, выходивший на улицу, и там увидел мои боксы. Хоть немного обрадовался. Но тревожно все равно было — не знал я ничего о судьбе памятника.

А дальше на меня вышел предприниматель Евгений Гомберг. Нашел мой телефон, позвонил, предложил встречу. Мы с ним все обстоятельно обсудили.

Говорит: я буду теперь этим заниматься. Спрашивает, что с судами. Я отвечаю: сужусь. Он мне и отдал тысячу латов.

Потом пригласил меня к себе. Приезжаю к нему на Бривибас (ул. Бривибас гатве, 223) и вижу: мой трейлер стоит в его боксе. Ну, понял я тогда — судьба памятника в надежных руках. Вызвал он мастеров из Петербурга, они и завершили реставрацию.
Фото восстановленного памятника в парке Крновалда, 2001 год / Фото: enatar.livejournal.comФото восстановленного памятника в парке Крновалда, 2001 год / Фото: enatar.livejournal.com

С того времени конная статуя находится в ведении Евгения Гомберга. В 2001 году в связи с празднованием восьмисотлетнего юбилея основания Риги памятник был на короткое время выставлен в парке Крновалда по личной инициативе предпринимателя. Люди радовались, фотографировались, но потом последовала жесткая реакция властей.

Гомберг был оштрафован на 25 латов за самоуправство. И к 2003 году (празднованию юбилея Санкт-Петербурга) была заказана точная копия рижского памятника.

Говорят, что власти Латвии хотели тихо сбагрить оригинал в культурную столицу России, но петербургская администрация поступила благородно и не приняла сомнительный подарок. Ответственные чиновники города на Неве хорошо знают историю.

Я считаю, что восстановить памятник возможно. Главное — видеть перед собой великую цель!

На мой взгляд, идеальным местом с точки зрения исторической преемственности был бы участок прежней Русской улицы, где ныне располагаются гранитные статуи латышских красных стрелков. Их можно отправить к Мавзолею охранять Ленина.

У моего предложения есть историческое обоснование. Петр Великий как бы смотрит со стороны Александровской улицы, где он раньше стоял. Только теперь он будет находиться впереди, а Милда — позади. Это логично с точки зрения преемственности эпох.

И когда установка памятника произойдет, латвийским властям удастся загладить вину перед своими предками.



Копия рижского памятника установлена перед Константиновским дворцом в Санкт-Петербурге / Фото: guliakin.ru

О Станиславе Разумовском.

Родился в 1944 году на юге Казахстана, в городе Чимкенте (ныне Шымкент — прим. авт.). Мать — украинка, отец — латыш, познакомились в эвакуации.

Школу закончил в Риге. Пошел в армию, служил в Каунасе, в Литве, в инженерно-саперных войсках.

По образованию инженер-механик. Работал на легендарном ВЭФ.

После 1991 года получил паспорт гражданина Российской Федерации.

«В тех условиях каждый постоянный житель Латвии мог пойти и получить российский паспорт. Я так и сделал. Я не стал предавать память о своих предках, не стал отступаться от своей Родины. Я был, есть и буду гражданином России с постоянным видом на жительство в Латвии», — рассказал нам Разумовский.

https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/29072019-on-spas-petra-velikogo-rizhskiy-inzhener-rasskazal-o-svoem-podvige/
Tags: Прибалтика
Subscribe
promo mgu68 october 14, 09:34 21
Buy for 110 tokens
Начну с главного: нужна срочная помощь психологу Борису Петухову, который занимается психореабилитацией детей Донбасса. Времени катастрофически мало. Пост создан близким другом семьи психолога, преподавателя и правозащитника Елены Алекперовой mgu68 и ее мужа, доктора наук, психолога,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments