Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Приказ 227 "Ни шагу назад!" /окончание/



«Ни шагу назад!»: к годовщине приказа, прочертившего путь к Великой Победе

Откровенной ложью являются очень многие нагромождения фантазий вокруг этого документа. Формирование введенных приказом штрафных батальонов и рот осуществлялось не органами НКВД, а военными советами. Ограничивалось и количество таких подразделений в пределах фронтов и армий, и сроки и условия направления в них по приговорам военных судов (терминология И. В. Сталина).

Пропагандистской демагогией являются спекуляции на «выигранной штрафбатами войне, которые-де завалили врага горой трупов, идя на него с голыми руками и без артиллерийской подготовки».

На деле в штрафных подразделениях, наряду с переменным составом, имелось и постоянное ядро во главе с опытными штатными командирами; их снабжение вооружением, обмундированием и всеми видами тылового довольствия, а также боевого обеспечения было одинаковым с линейными частями.

Официальная статистика неумолимо свидетельствует: за всю войну через штрафные подразделения прошли 427 тыс. 910 человек переменного состава, то есть осужденных. В том числе в 1942 году — 24 тыс. 993 чел., в 1943 году — 177 тыс. 694, в 1944 году — 143 тыс. 457, в 1945 году — 81 тыс. 766. Если учесть, что в Вооруженных Силах СССР в целом за то же самое время отслужили 34 млн 476 тыс. 700 чел., то удельный вес «штрафников» составил всего 1,24% от списочного состава армии и флота.



Фото штрафного батальона.

Такой же ложью отличаются и фальсификации вокруг введенных приказом заградительных отрядов. Во-первых, их количество было весьма ограниченным — максимум по 1 тыс. военнослужащих на общевойсковую или танковую армию (3−5 отрядов до 200 чел.  в каждом). Во-вторых, абсолютное большинство задержанных ими военнослужащих не расстреливались, а отправлялись обратно на фронт, в свои действующие части.

Вот общеизвестная статистика по заградотрядам Донского фронта с 1 августа по 1 октября 1942 года, то есть в наиболее активной фазе оборонительной операции под Сталинградом. Всего задержано 36 тыс. 109 солдат и офицеров, сбежавших с передовой. Из них возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32 тыс. 993, направлены в штрафные роты — 1 тыс. 056, в штрафные батальоны — 33 чел., арестованы — 736 чел., расстреляны — 433 чел. Выполнив элементарный арифметический подсчет, обнаруживаем, что расстреляли менее 1,2% из тех, кого задержали. А вот почти 91,4% таковых заградотряды Донского фронта вернули в части. И это в разгар Сталинградской битвы, в критической обстановке, которой на большинстве других участков фронта не наблюдалось.

А как обстояли дела с этим у немцев, на опыт которых после поражения вермахта под Москвой наш Главковерх сослался в 227-м приказе? Доля прошедших через немецкие штрафные подразделения сопоставима с советской статистикой — 0,9%. Только вот условия там были иными. Срок не до трех, максимум до шести месяцев, как в РККА, а от шести месяцев и до пяти лет. Плюс никакого досрочного освобождения при ранении, даже тяжелом. После излечения обратно в штрафной строй.

Умалчивается фальсификаторами, что практика разжалования офицеров в рядовые и отправки их в «горячие точки» в русской императорской армии применялась с XVIII века. В XIX веке нижние чины, приговоренные за военные проступки, после отмены крепостного права и телесных наказаний направлялись в военно-исправительные роты.

В Первую мировую войну «штрафников» широко использовали при обороне крепостей. Не чуждой оказалась эта практика и обеим сторонам Гражданской войны. Примеров приводить можно множество, но главное очевидно. Экстремальные условия, связанные с угрозой военного поражения и утраты суверенной государственности, всегда порождали такие же экстремальные меры по наведению порядка и дисциплины; другого выхода просто не было, и это хорошо понималось современниками.

  Общий лейтмотив донесений фронтовых Особых отделов: правильный приказ, но издать его нужно было еще раньше; нельзя было запускать ситуацию, отступать и терять территории, землю, людей, промышленную и транспортную инфраструктуру.

И масштабы этих потерь — 70 млн населения, 80 млн пудов хлеба и 10 млн тонн металла в год — И. В. Сталин привел в приказе, который по своему духу отнюдь не был документом репрессивного толка, а обращался к долгу, чести и совести каждого бойца и командира /из приказа/:

«Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа из Москвы, покрыв свои знамена позором. Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток…».

 Конечно, приказ № 227 не остановил немецкого наступления, но темпы серьезно замедлились. И на Волге это отступление, наконец, остановилось. Критерием эффективности любого руководящего документа, особенно в обстановке, сложившейся к концу лета 1942 года, является результат. Результатом стал коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны, совершенный советскими войсками под Сталинградом и Курском.

«Наступил поворотный момент в этой битве, а возможно, и во всей кампании на Востоке». Эти слова немецкого генерал-фельдмаршала Э. фон Манштейна, автора того самого нашего харьковского поражения, которое привело линию фронта под Сталинград, произнесенные с нескрываемой горечью 11 июля уже следующего 1943 года, после начала контрнаступления советских войск на Курской дуге, отражают именно результат.

Мощнейший удар бронированных армад Гитлера под Курском, отраженный Красной Армией с последующим переходом в контрнаступление, отогнавшее оккупантов за Днепр, — это прямое следствие тех процессов, которые были запущены 227-м приказом.

Пусть ненависть водит полки и бригады,
А выдержка станет законом твоим!
Товарищ, убей ненавистного гада…
— Ни шагу назад! — и мы победим!

Эти стихотворные строчки батальонного комиссара Бориса Скорбина, опубликованные 31 июля 1942 года, через три дня после издания 227-го приказа «Красным воином», газетой Московского военного округа, — эпитафия вторгшемуся в наш дом и сломавшему себе здесь шею врагу.



источник
Tags: Сталинизм
Subscribe

Posts from This Journal “Сталинизм” Tag

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments