Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Как спецслужбы вычисляли бандеровцев на пересыльных пунктах



Бывший сотрудник СМЕРШа полковник Николай Васильевич Левшин вспоминает:

Это было на территории Западной Украины в 1944 году в районе Яворово, что на Львовщине. В пересылочный пункт к ним попали несколько наших граждан, якобы бежавших из немецкого концлагеря. В ходе предварительных бесед с ними возникли подозрения — уж очень непохожи они были на узников.

Особое внимание привлек к себе один из них, розовощекий крепыш по имени Остап Захарчук. Суть настороженности заключалась в том, что остальные мужики заискивающе относились к нему, хотя он был моложе. Говорили о себе скупо, часто подчеркивали, что их немцы забрали с «маетков» — своих хозяйственных дворов — совсем недавно.

Стали изучать их через негласные возможности.

— Мне понравился один из них по имени Иван, — рассказывал бывший сотрудник СМЕРШа. — Через некоторое время установил с ним доверительные отношения, и он «поплыл» — признался, что они никакие не «маеточники», а вояки УПА. Попав в окружение, решили спрятать оружие в «краевке» и сдаться красноармейцам под легендой бежавших из плена.



— Через него, наверное, вы получили более подробные данные на Остапа?

— Да, Иван оказался говорливым. Он признался, что Захарчук имеет кличку Берест и является командиром сотни — сотник УПА «Запад». Иван перечислил псевдонимы и других «повстанцев», как они себя называли.

— После этого взялись за Береста?

— Да, стали раскручивать его. Он ни в какую на контакт не идет. Уперся рогом и твердит свое — его немцы забрали с хозяйства. Быстро навели справки. Соседи подтвердили, что Захарчук проживает с семьей, но часто не ночует дома. Со слов жены, он покидает «оселю» (дом) и старается «получить копейку на заработках».

После этого стали искать источники его «заработков», его стали «колоть» на противоречиях, а когда назвали его кличку, он побледнел и со словами «пан начальник, все расскажу, только не лишайте жизни» упал на колени в кабинете. И вот стал он разматывать свой бандитский клубок…

— И что в нем было, в этом клубке?

— Много чего было… И убийство наших солдат и офицеров, и подрыв воинского эшелона, и ликвидация не одного десятка селян, не поделившихся с бандитами харчем, и прочее. На допросе он ответил на вопрос, почему УПА зародилась не в Галиции, а на Волыни. Назвал он три причины. Во-первых, наличие огромных лесных массивов, во-вторых, высокий уровень националистических настроений и, в-третьих, как ответ на решение советского руководства, рассматривающего эти территории базой развертывания своего партизанского движения.

— А как поступили с оружием?

— Нашли через Ивана краевку и там весь спрятанный арсенал.

— А что собой представлял этот схрон и что еще там было?

— В густолесье хорошо замаскирован был вход в землянку, сделанную из соснового накатника. Крышу прикрывал и прятал от чужих глаз дерн. Очень трудно было заметить ее даже грибнику. В схроне находилось оружие вояк и большой боезапас к стрелковому оружию. Патроны в разносортицу: наши, немецкие, венгерские, а на полках банки с тушенкой, сало, литература, топчаны, одежда…

Трусливым оказался сотник. Выдал еще многих своих повстанцев. Назвал связника — девушку из соседнего села. Рассказал, что селян они обложили продовольственным налогом. Выпускали даже свои облигации — «бофоны», которые в качестве займа — «позики» — всучивали крестьянам, забирая у них живые деньги, уверяя селян, что с победой Украинская держава компенсирует населению их затраты.

Много мы тогда узнали от этой потрепанной сотни. Оказывается, у уповцев была на Волыни даже фабрика по производству махорки и сигарет, а также мастерские по производству самодельных гранат «Комар» и седел для лошадей.

В структуре УПА, кроме службы безопасности (СБ), были подразделения полевой жандармерии, которым вменялось в обязанность искать дезертиров, которых к концу войны развелось множество. Возвращали в строй только тех, кто терялся во время боестолкновений, когда вояки разбегались в разные стороны. Остальных приводили в отряды и судили перед строем — безжалостно пытали, расстреливали или рубили головы.

Долго бандиты терзали земли и людей Западной Украины — вплоть до середины 50-х годов. Они даже в 1951 году умудрились заказать в ФРГ медаль «За борьбу в особо сложных условиях» и переправить ее на Украину. Награждали ею всех участников ОУН и УПА.

— Какова была судьба бандитов?

— Ими после оперативников занялось следствие, а нас уже интересовали другие объекты и субъекты изучения…

Источник: Терещенко А.С. СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны. — М.: ЭКСМО, 2013
Tags: ОУН-УПА
Subscribe

Posts from This Journal “ОУН-УПА” Tag

  • "Нам некуда деваться, хоть лезь в трубу!"

    В ходе весеннего наступления 1944 г. Красная Армия освободила часть Западной Украины. Советские власти сразу же столкнулись с многочисленными и…

  • Операция «Мотря»

    27 декабря 1944 года в селе Васловцы Садогурского района Черновицкой области при проведении чекистско-войсковой операции с участием офицеров…

  • "Их убивали и насиловали"

    Гусев Георгий Иванович, боровшийся после войны с бандитизмом на Западной Украине, вспоминает: Поступил однажды сигнал, что в село Рожиск зашли…

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments