Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

А что не так с Латвией?

От радиоэлектроники к горшкам: почему экономика Латвии развивается наоборот

Опубликованный час назад материал латвийского политолога и члена ЕП от Латвии о стоящей в дверях Европы России вынуждает обратить взор на крохотное пятнышко на карте мира, которое не след мушиной посадки, а крайне независимое от мозгов государство, рожденное 100 лет назад, а сегодня успешно вымирающее и спивающееся. Отношение к нам понятно - русские таких вечно раздражают. А вот что не так с самой Латвией?пример:

Латвия — феноменальная страна, экономика которой развивается в порядке обратной эволюции — от высших форм к примитиву. После своего возникновения 100 лет назад эта прибалтийская республика  на пике, в составе СССР, превратилась в индустриально развитую территорию с высокотехнологичным производством и уникальной инновационной продукцией.  Ярче всего это проявилось в радиоэлектронной промышленности, предприятия которой возникли еще в довоенные годы, расцвели в Советском Союзе, а сегодня на них лепят глиняные горшки.

Начиналось все 25 октября 1926 года, когда торговец фотопринадлежностями Абрам Лейбовиц получил от Верховного управления почты и телеграфа Латвии патент на производство собственных радиоаппаратов по авторским схемам. Его мастерская с магазином (открыта еще в 1925 году) располагалась в начале улицы Барона. Тогда в Риге все, что касалось фотомастерства, пользовалось повышенным спросом, а профессиональная радиотехника переживала свое зарождение.

Вскоре господин Лейбовиц вложил средства в фирму Foto-radio centrāle A. Leibovic, которая получила путевку в жизнь в 28 декабря 1927 года. Абрам Лейбовиц активно распространял передовую радиоаппаратуру и запчасти к ней; от покупателей не было отбоя.

В 1932 году на предприятии трудились уже десять радиомонтеров, а до этого, в 1930 году, на работу к Лейбовицу пришел радиоэнтузиаст, инженер-любитель Александр Апситис. Именно ему суждено сыграть ключевую роль в истории радиозавода в годы нацистской оккупации.



Вместе Лейбовиц и Апситис выпустили первые модели радиоприемников Kosmofons и Tautofons, которые заняли почетные места на прилавках в 1933 году.

Вскоре партнеры поссорились, и их пути разошлись. Апситис вступил в деловые отношения с представителями немецкой компании Siemens в Латвии, которые ссудили ему весьма крупную сумму в 4 тысячи латов для открытия производственного отдела.

Так было создано новое радиопредприятие совместно с Фрицисом Жуковским. Оба предпринимателя были радиоконструкторами, так что понимали всю суть начатого дела, которое вскоре пошло в гору.

Рижские инженеры разработали радиоприемник собственной конструкции «Т-420». Мастера опирались на передовой чехословацкий опыт конструирования радиоаппаратуры, которая на тот момент считалась наиболее надежной в Европе. Вскоре модель получила широкую известность. Сотни человек записывались в очередь для приобретения радиоприемника, поскольку он относился к типу супергетеродинных (преобразовывал принимаемый сигнал в сигнал фиксированной промежуточной частоты с последующим ее усилением). Такие приемники в 1930-е годы ценились специалистами и любителями очень высоко.

Фирмы Лейбовица, Апситиса и Жуковского вскоре стали крупнейшими промышленными предприятиями в Риге, получавшими грандиозную прибыль.

Городские власти считали, что не стоит строить крупные радиопроизводственные цеха в центре города, поэтому производство вскоре было перенесено в более вместительные помещения на улице Мукусалас, 41.



Такие радиоприемники производили рижские инженеры в межвоенной Латвии

После вхождения Латвии в состав СССР предприятие было национализировано. Управление «централью» было передано сыновьям Лейбовица — Нохуму, Нафтелю и Израилю. Вскоре его фирма превратилась в объединение Radiopionieris, а предприятие Александра Апситиса было реструктурировано, став объединением Radiotechnika.

Радиопредприятия Риги могли рассчитывать на значительное расширение рынка сбыта в связи с присоединением Латвии к Советскому Союзу, однако вскоре Прибалтика оказалась оккупирована гитлеровскими захватчиками.


Александр Апситис, выдающийся латвийский радиоинженер, спасший бесценную аппаратуру в годы нацистской оккупации

Нацисты решили включить ведущие рижские радиозаводы в состав крупного концерна Telefunken Gerätewerk. Главной задачей оккупантов было заставить рижских производителей работать на военно-техническую промышленность Третьего рейха. Многие мастера пытались саботировать приказы нового начальства и вели подрывную деятельность против нацистской администрации.

К осени 1944 года власти гитлеровской Германии, предчувствуя скорое поражение, решили вывезти с собой производственные мощности предприятия.

Однако оставшийся в Риге Александр Апситис совершил самоотверженный поступок и тайно вывез всю аппаратуру в специальный бункер, который ранее предназначался для хранения опасных химических веществ.

Военная полиция нацистов заподозрила диверсию и провела тщательное обследование помещений бункера при Апситисе. Полицейские пытались раскопать плотный слой песка, прикрывавший ящики с оборудованием, но не смогли ничего найти, потому что толщина покрова достигала метра.

Спасенная благодаря героической предусмотрительности Апситиса аппаратура пригодилась уже после войны. Вместе с Апситисом действовала большая подпольная антифашистская группа работников радиопредприятий.



Так выглядел один из первых радиоприемников Т420 авторской конструкции Апситиса

Важный исторический факт, о котором не очень принято распространяться в современной латышской историографии. Александр Апситис понимал всю значимость военного противостояния Красной Армии и нацистских войск, а также примкнувших к ним вооруженных коллаборационистов, участников формирований СС. Среди мобилизованных в Латышский добровольческий легион было несколько десятков радиоинженеров, которые отступили вместе с немцами в Курляндский котел.

Тогда Апситис в тех сложных военно-политических условиях обратился лично к зампреду правительства Латвийской ССР с просьбой вызволить из окружения его коллег по радиоделу, чтобы задействовать их в производстве радиоприемников.

После получения подписанной правительственными чиновниками доверенности Апситис на грузовике отправился в Угале (небольшой приморский городок, где содержались нацистские военнопленные). Он лично смог отобрать для освобождения латышских легионеров, бывших в довоенной Латвии профессиональными радиоинженерами. Это был редчайший случай в истории Латвии 1944 года.

Всего Александр Апситис отобрал 19 работников радиопроизводства, после чего они были вывезены в Ригу. Впоследствии Апситис получил официальное признание на самом высоком уровне, удостоившись награды «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны».

После Победы ни один из работников рижских предприятий по производству радиоаппаратуры не подвергся уголовному преследованию. Советские органы власти выдвигали в качестве приоритета развитие производственно-технического потенциала советской Прибалтики даже в том случае, когда формально следовало провести проверку участия работников промышленности в сотрудничестве с нацистами.

В 1948 году последовал колоссальный прорыв. Завод «Радиотехника» выпустил первый в истории СССР переносной ламповый радиоприемник «Пионер», который работал на батарейках. В этом же году был построен гальванический цех завода.

Среди других инновационных проектов предприятия «Радиотехника» — радиокомбайн «Рига-Т51» на 21 радиолампе с 7 коротковолновыми диапазонами, встроенным проигрывателем с автоматической сменой грампластинок, 3 широкополосными динамиками, фазоинвертором и высокочастотным громкоговорителем. Всего было выпущено 10 таких приемников. Из них один был подарен Иосифу Виссарионовичу Сталину, другой — лидеру КНР Мао Цзэдуну в знак безоговорочной поддержки коммунистического строя в Китае.

Так чудо латвийской советской «Радиотехники» стало неотъемлемой частью дипломатических отношений.



Радиокомбайн «Рига-Т51» / Фото: rw6ase.narod.ru

В начале 1950-х годов рижское радиопроизводственное предприятие специализировалось на изготовлении аппаратуры для радиотрансляции, а также пультов, в том числе дикторских и студийных. Масштабы и качество производства выросли настолько, что вся рижская улица Мукусалас была переименована в улицу «Радиотехника».

Свой золотой век фабрика пережила в 1950–1960 годы. Тогда массовому потребителю были предложены такие выдающиеся марки, как «Рига-6», «Даугава», «Рига-10». А в 1958 году был налажен первый в истории СССР серийный выпуск советского лампового радиоприемника «Фестиваль» с проводным дистанционным управлением.

Неоднократно эта модель экспонировалась на зарубежных выставках и производила фурор среди ценителей радиоконструирования. Значимым изобретением стала радиола «Сакта», при монтаже которой впервые в Советском Союзе были применены печатные платы.

В 1961 году — очередное новшество: был произведен малогабаритный транзисторный радиоприемник «Гауя».



Слева направо: транзисторный радиоприемник Гауя и радиоприемник «Сакту»

Всплеск производства и разработка новых инженерных решений начались после того, как завод возглавил Олег Константинович Ленёв. И вскоре состоялось объединение — в «Радиотехнику» слились Рижский радиозавод им Попова, конструкторское бюро «Орбита», Рижский электромеханический завод, Кандавский радиозавод.

При Ленёве были построены новые современные корпуса в микрорайоне Иманта (1971–1973), а ассортимент продукции завода существенно расширился. Можно сказать, что предприятие достигло кульминации своей великой промышленной истории.

Многие помнят технику, произведенную на заводе в те годы: музыкальный центр «Мелодия-106», стереофоническую радиолу высшего класса на транзисторах «Виктория-001», а также гибридные и полупроводниковые микросхемы.

Предприятие «Радиотехника» входило в оборонную «девятку» и стало крупнейшим производителем аудиоаппаратуры в СССР (более 35% от всей подобной продукции).

Часть производства была строжайшим образом засекречена, но в то же время более 5 тысяч акустических систем экспортировалось в капиталистические страны — в первую очередь в ФРГ и Финляндию, некоторое количество продукции поставлялось в США и Австралию.



Руководитель промобъединения «Радиотехника» имени Попова Олег Константинович Ленёв и стереофоническая радиола Виктория-001

Вскоре Ленёв был назначен генеральным директором ВЭФа, и следующим (как оказалось, последним) руководителем «Радиотехники» стал инженер Владимир Карлович Мартинсон (при Ленёве был директором производственного объединения).

Стоит отметить, что с 1945 по 1990 год предприятие выпустило 41,550 млн изделий, украшенных логотипом RRR. Инновационный подход к производственному процессу стал визитной карточкой коллектива работников этого легендарного всесоюзного предприятия.

Например, слесарь Евгений Рыжов, работник цеха нестандартного оборудования, сконструировал особые автоматы для обработки проводов и монтажных установок. Его подход был запатентован и впоследствии применялся в различных странах мира, в том числе в США, ФРГ и Японии.

Высоких отзывов отечественных и иностранных покупателей удостоились качество дизайна и высокий уровень сборки. У предприятия был свой собственный детский лагерь «Альбатрос» на берегу Рижского залива, а также базы отдыха в Крыму и в рижском приморском поселке Варнукрогс.

Коллектив (сотрудники конструкторского бюро, рабочие, инженеры, технологи) носил интернациональный характер — работать и проходить производственную практику сюда съезжались многие жители из разных областей, регионов и республик СССР.


Развал СССР внес свои драматические коррективы в судьбу «Радиотехники».

В планы независимой Латвии не входило сохранение крупных производств. Промышленные гиганты были доведены до банкротства, после их материальные ресурсы были распределены исходя из корпоративных интересов.

«Радиотехнике» на первых порах удалось избежать такой участи. Руководство завода предложило создать серию кооперативов, которые должны были емко и оперативно выполнять производственные задания. Но в скором будущем эти кооперативы разорились, лишив латвийских вкладчиков сбережений.

Проблемы возникли и после резкого открытия границ. На прибалтийский рынок хлынуло огромное количество разноплановой продукции, в основном акустических аппаратов, так что показалось, что в этих условиях завод постигнет печальная судьба ВЭФа, «Альфы» и «Саркана звайгзне».

Но изделия RRR оставались востребованными по причине осознания покупателем истинного качества рижской радиопродукции.

Вскоре начались другие серьезные проблемы, связанные, в частности, с сужением внешнего рынка и с дефолтом в России.



Здание RRR было снесено в 2017 году

В 2014 году, после ряда сравнительно успешных лет, Служба госдоходов Латвии потребовала от предприятия оплатить финансовую задолженность. Владельцам завода осталось только подавать иск о правовой защите. Естественно было бы предположить, что государственные ведомства выделят денежные средства на спасение утопающего флагмана латвийской промышленности в условиях чрезвычайной ситуации, однако этого не произошло.

Попытки спасти предприятие продолжались три года. 20 марта 2017 года в отношении RRR начался процесс неплатежеспособности. В 2018 году были снесены корпуса в Иманте. Теперь на их месте находится строительный магазин.

А Латвия продолжает добровольно и с удовольствием добивать промышленность на радость западным покровителям в соответствии с концепцией истинной независимости от собственного же благополучия и процветания.
Tags: Прибалтика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments