Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Category:

Страну отдай дяде, а сам иди к ...



В ФРГ работают над очередным новшеством – введением квоты для иммигрантов при занятии должностей на госслужбе.

В качестве обоснования сенатор по социальным вопросам и вопросам интеграции Эльке Брайтенбах приводит тот факт, что доля иммигрантов в населении Берлина составляет 35%, но их доля среди госслужащих – всего 12%. В этом политики усматривают социотехническую проблему, для решения которой немедленно предлагают техническое решение в виде преференциального отношения к иммигрантам при найме на работу до достижения соответствующей целевой отметки.

При этом, однако, иммигрантом в их понимании является не только собственно иммигрант, но и любой человек, у которого хотя бы один родитель родился за границей. Поэтому австрийского отца или польской матери достаточно, чтобы быть отнесенным к одной группе с американским профессором, вьетнамским врачом или арабским мелким предпринимателем, несмотря на то что у членов этого «коллектива» нет ничего общего, кроме политической этикетки.

В дополнение к этому, согласно законопроекту, претендовать на полезный ярлык может даже человек, «которому приписывают иммиграционную историю». Другими словами, любой может приписать ее себе сам. Однако любой, кто знаком с берлинскими реалиями, подозревает, что автор этой статьи, например, не мог бы так легко претендовать на «иммиграционную историю». И то, что городские политики, занимающиеся вопросами идентичности, также не озабочены увеличением численности в районной администрации Кройцберга клерков с австрийскими родителями.

То, на что они нацелены реально, угадывается лишь косвенно. Ведь им по необходимости приходится искать способы обхода таких препятствий, как Основной закон, ст. 3 которого гласит: «Никто не должен подвергаться дискриминации или получать предпочтение по признаку пола, происхождения, расы, языка, национальности, вероисповедания, религиозных или политических убеждений». А ст. 33 гласит: «Каждый немец имеет равный доступ к любой государственной должности в соответствии со своими способностями, квалификацией и профессиональными достижениями». Чиновниками же, и это тоже немаловажное ограничение, могут стать только граждане ФРГ.

Именно в связи с этими попытками интересно внимательнее прислушаться к адвокату новой берлинской квоты публицисту Дюзен Теккал. В интервью газете Die Welt она разворачивает свою аргументацию. Теккал, как упоминает Die Welt, близка к ХДС и считается там возможным кандидатом на должности, на которых можно проводить политику идентичности.

«Квота как инструмент – это всегда последнее средство, – объясняет она. – Конечно, без нее было бы симпатичнее. Однако в действительности, к сожалению, доля мигрантов в этом городском обществе пока еще недостаточно отражена в административных структурах. В ходе дискуссии часто говорят, что решающим фактором должна быть компетентность, а не квота. Это тоже правда. Однако многие людям не дают даже возможности показать, на что они способны. Единственный способ разрушить эти структуры – это квоты».
...
В Берлине, кстати, по официальным данным, доля мигрантов в полиции достигает 38%, превышая их долю в общей численности населения.

Информация о том, сколько жителей Нойкёльна с арабским отцом или обитателей Кладова со швейцарской матерью разочарованы тем, что их не берут на работу в берлинскую прокуратуру, несмотря на хорошие оценки, отсутствует.

Теккал не останавливается на существенной разнице между продвижением женщин и инвалидов с равной квалификацией, с одной стороны, и подобной практикой для иммигрантов – с другой.

Особенно интересно то место в интервью, где Теккал доходит до причин регулирования квот на происхождение: «Для полиции доля иммигрантов выше – 38%», – говорит она, не уточняя, что это выше, чем доля иммигрантов в общей численности населения Берлина. Вместо этого замечательная аргументация: «Все от этого выигрывают. Когда преступник из числа иммигрантов встречается с полицейским из числа иммигрантов, аргумент о том, что он подвергается дискриминации и что вся система является pacистской, утрачивает свою силу».

А кто вообще утверждает, что «вся система pacистская»? Исключительно сами глашатаи политики идентичности, причем без единого доказательства. Напротив, 38% иммигрантов-полицейских опровергают имманентный pacизм в администрации.

Возможно, Дюзен Теккал не понимает последствий своих требований. Возможно, она просто находит слишком утомительным вопрос, почему в жалкой берлинской системе государственных школ так много малообразованных молодых людей из арабских и турецких (но не восточноазиатских) иммигрантских семей, у которых нет никакого шанса сдать второй госэкзамен. И почему такое большое количество хотят сохранить паспорт страны своего происхождения, тем самым отрезая для себя возможность карьеры на государственной службе. Возможно, следующими предложениями от трансформаторов общества будет отмена этих ограничений – ведь «все мы от этого выигрываем».

Но речь идет о чем-то ином и фундаментальном. Западное общество процветало в XVIII и XIX вв., потому что оно стало гражданским обществом и, за малым исключением, оставило трайбализм позади. Оно было успешным именно потому, что в лучшие времена в немецких, французских и других государственных администрациях никого не волновало, был ли чиновник протестантом, католиком, евреем или агностиком, жила ли его семья в этой стране на протяжении десяти поколений или он был иммигрантом. Важно было то, что он лоялен.

В своей автобиографии «За реками» писатель и переводчик Жорж-Артур Гольдшмидт рассказывает о том, как он, немецкий еврей из Гамбурга, скрывавшийся от нацистского режима в Савойе, после 1945 г. стал натурализованным французом и госслужащим. «Не „укорененность“ имела значение, – пишет Гольдшмидт, – а выбор, который кто-то сделал. Натурализация, в конце концов, является актом волеизъявления, явным договором, обязывающим обе стороны». Гольдшмидт, родившийся в 1928 г., стал патриотом светского государства, которое не признавало никакой иной идентичности, кроме идентичности французского гражданина. Эта модель государства, похоже, ныне находится в окончательной стадии своей оборонительной борьбы против могущественных противников.

Существует множество индивидуальных факторов, но одна из главных причин, почему так много арабских и африканских государств в отличие от восточноазиатских стран с трудом догоняют современность, – трайбализм. То, что западные общества уже преодолели ценой огромных жертв, теперь токсичные активисты предлагают этим странам в качестве прогресса. Разномастные политики идентичнo соревнуются в том, чтобы вновь внедрить провальную модель трайбализма в общества, которые его преодолели. Только там они выдвигают свои идеи о квотах. Никому из них до сих пор не пришло в голову призывать к введению квот для христиан в Нигерии или «слому структур», скажем, в Иордании, где население на 92% состоит из мусульман-суннитов. Цель этих политиков и их порой наивных попугаев – уничтожить единственную в мире цивильную форму общества, гражданское общество. Они действуют как шарлатаны, убеждая общество в воображаемой болезни, для лечения которой прописывают настоящий яд.

Всё зависит от того, проглотит ли большинство граждан этот яд. Как и в случае с любым ядом, не существует разумного компромисса в том, чтобы проглотить его лишь немного. Напротив, токсичное вещество, принимаемое маленькими глотками, работает особенно хорошо. Если граждане окажутся слишком слабыми, чтобы защитить свою цивилизацию, и позволят втянуть себя в неоплеменной образ жизни, то они будут тем более слабыми для того, чтобы когда-либо выйти из племенного общества. В племенных обществах может существовать даже Google и IPhone. Исчезает только гражданин.

Александер ВЕНД, полностьюТ
Tags: Беженцы, Германия
Subscribe

Posts from This Journal “Германия” Tag

  • Стереотипы о Германии

    Современные представления о Германии зачастую основаны на стереотипах, которые давно устарели. Общественный транспорт в ФРГ ходит с задержками, а…

  • Трагедия антифашистов Германии

    Когда в прошлом году в Германии масса людей выступала, и не раз, против коронавирусного безумия, учиненного немецким правительством, уличным…

  • Меркель за «Спутник V»

    На фоне очевидной затяжки разрешения ЕК на применение нашей вакцины в ЕС, даже Германия начинает бузить. При этом ЕК и ВОЗ пытаются обвинять в…

  • Немцы потихоньку звереют

    Бургомистр Берлина Михаэль Мюллер выступил за применение российской вакцины от коронавируса «Спутник V» в Германии. К политику…

  • Реальность Германии сломала "херою" нос

    «Активист майдана» и участник АТО Алексей Яремчук рассказал на украинском портале «Корреспондент» о том, во что превратилась…

  • Моральный долг Германии

    Германия после Второй мировой войны имеет моральный долг не перед Украиной, а перед Россией. Об этом заявил депутат Бундестага от партии…

  • Альтернатива вроде бы есть, а выхода - нет

    Если вы призываете ввести санкции против своей страны, работаете с зарубежными разведками, провоцируете массовые беспорядки и не скрываете своего…

  • 2,4 миллиарда компенсации атомщикам

    Правительство Германии согласилось компенсировать энергетическим компаниям около 2,4 миллиарда евро убытков, которые они понесли в результате отказа…

  • Расизм есть, а рас - нет

    Интересный подход у наших западных "партнеров". Если чего-то не хочется видеть, надо об этом просто не упоминать. С некоторых пор по удар попало…

promo mgu68 april 7, 17:07 117
Buy for 110 tokens
16 апреля, срочное обновление. 1. Донбасс укрепляет линию обороны: https://gennadiydubovoy.livejournal.com/282100.html 2. Нам нужна помощь волонтеров в Ростове по выгрузке вещей, не хватает рук! Писать в ЛС. Мы всегда поддерживали и поддерживаем тех, кто доблестно защищает земли Донбасса и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments