Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Самую результативную диверсию Второй мировой совершил одиночка



На самом деле документальные фотографии диверсии не сохранились.

В ночь с 29 на 30 июля 1943 года на станции Осиповичи в Могилевской области была совершена самая крупная в мировой военной истории наземная транспортная диверсия. За одну ночь сгорели четыре немецких эшелона с боеприпасами и техникой: 5 паровозов, 65 вагонов со снарядами, авиабомбами, несколько новейших танков «Тигр», три десятка цистерн с бензином и автомаслом, более десятка вагонов продовольствия, кран для подачи угля, угольный склад, станционные сооружения.

За произошедшим закрепилось название «диверсия Крыловича» — по имени устроившего ее советского партизана Федора Андреевича Крыловича.

Федор Крылович родился в 1916 году в Минске в семье железнодорожника и кондуктора поездов. Затем семья перебралась в город Осиповичи. Окончив курсы связистов в Ульяновске, служил в Красной армии. За его плечами были бои с японцами на Халхин-Голе и у озера Хасан, Финская война. После демобилизации Крылович вернулся в Осиповичи, где стал работать электромонтером на железнодорожной станции.

Так что к началу Великой Отечественной войны у него уже был опыт боевых действий. Но на фронт его не взяли — железнодорожных специалистов на тот момент оставляли на рабочих местах. Самостоятельно попасть на фронт Крыловичу с товарищами не удалось — сначала гитлеровцы отрезали путь на Могилев, захватив мост через Березину, а уже 30 июня заняли Осиповичи. Для них город стали важным пунктом — там располагалась крупная железнодорожная узловая станция, тыловые склады оружия, останавливались для отдыха армейские части, пересекалось множество военных эшелонов.

Крылович же продолжил работу электромонтером на станции,  участвуя в группах сопротивления. В квартире семьи Крыловичей подпольщики слушали передачи из Москвы по радиоприемнику, собранному Федором.

Подготовка к диверсии

Так продолжалось два года. Весной 1943 года на Федора Крыловича вышел секретарь Могилевского подпольного обкома Ленинского коммунистического союза молодежи Белоруссии (ЛКСМБ) Павел Воложин. В июле того же года Воложин в письме секретарю ЦК ЛКСМБ Кириллу Мазурову давал лестную характеристику Крыловичу:

«О подполье. Имел свидание. Подобрался замечательный парень. Он у меня уполномоченный по г. Осиповичи — Крылович Ф.А. […] Он по моему поручению создал 9 комсомольских организаций по 3–4 человека. […] Этот Крылович Федя энергичный и инициативный, исполнительный. Вот что он проделал за свое пребывание в Осиповичах: кроме этих 9 организаций, у него есть еще 11 человек диверсантов и 5 распространителей литературы. Состав — комсомольцы и молодежь. Друг с другом они не связаны. Эта группа уничтожила за свое существование 21 цистерну с горючим, 13 платформ с горючим. Выведено из строя 38 электромоторов, дизель электростанции выведен на 6 месяцев. […] Крылович переправил в партизанские отряды 52 человека молодежи. Парень хорошо знает работу подполья, конспирации», — писал Воложин.

В этом же письме Воложин отмечал, что «ребята толковые и энергичные, только нужен материал. Стыдно признаваться, что нет тола и мин. Жду».

В середине июля 1943 года Воложин передал оперативной группе «Храбрецы», в которую входил Крылович, две магнитные мины.

Огненный ад

Дежурство Крыловича выпало в ночь с 29 на 30 июля. В этот время на станцию пришел эшелон с топливом. Но его отправка в сторону Курской дуги задержалась из-за поломки семафора в Северном вагонном парке, которую связывают с тем, что Крылович повредил в нем проводку.

На починку семафора он был отправлен в сопровождении немца-охранника. Фёдору удалось заложить мины в голове и хвосте состава на бочках с топливом. Он рассчитывал избежать подозрений в диверсии, поскольку, по его планам, мины должны были взорваться уже после того, как поезд будет в дороге.

Но эшелон в путь не отправился. Его переставили в Северный парк, где были составы с боеприпасами и техникой.

Первый взрыв, запустивший цепочку других, прогремел в три часа ночи. Цистерны с горючим взрывались одна за другой. Попытка немцев расцепить состав и убрать уцелевшие цистерны провалилась — сработала мина в хвосте состава. Огонь переметнулся на стоявший по соседству эшелон с авиабомбами и артиллерийскими снарядами, от высоких температур они стали детонировать. Из-за этого в огне оказались еще два — с новейшими  «Тиграми», на которые немцы возлагали большие надежды в операции «Цитадель» под Курском.
Взрывы продолжались 10–12 часов, рассказывали очевидцы. Жители города приняли их за авианалет и бомбежку с воздуха. Кроме того, в расположенном неподалеку лагере для советских военнопленных начался пожар и в общей панике пленным удалось сбежать.

В своем рапорте Крылович отчитывался об уничтожении:

«8 цистерн авиамасла, 23–25 цистерн с бензином, 65 вагонов с боеприпасами, 5 танков «Тигр», 3 танка «Л-20»*, 10 бронемашин, 12 вагонов с продуктами, 5 паровозов, кран для подачи угля, угольный склад».

Об успешно проведенной в Осиповичах операции стало известно не только в Москве, но и в Берлине. Правда, поначалу нацисты приняли случившееся за действия советской авиации.

В своих воспоминаниях начальник Центрального Штаба партизанского движения П. Пономаренко отмечал: «Эта диверсия разбиралась в немецком генштабе. Восемь генералов охранной службы были сняты со своих постов, некоторые расстреляны. Следствие сочло их виновными в том, что они не уберегли столь необходимые немецкой армии составы. Ведь шли бои на Курской дуге».

Оставаться после такой диверсии Крыловичу в городе было небезопасно. Он вместе с группой подпольщиков подался в партизаны в 1-ю Бобруйскую партизанскую бригаду, возглавил диверсионную группу.

После войны  вернулся на работу электромонтера. В производственной характеристике Крыловича отмечено, что он «все задания выполнял и перевыполнял, за хорошую работу на транспорте получал благодарности от руководства отделения паровозного хозяйства. За перевыполнение производственных заданий отмечался прессой».

Однако награду за свою диверсию Крылович получил далеко не сразу. С войны он вернулся лишь с медалью «Партизану Отечественной войны» II степени, а орден Ленина получил только в декабре 1948 года.

«…Это самая результативная операция, которую осуществили партизаны во время Великой Отечественной войны», — говорил позже бывший начальник Центрального штаба партизанского движения, первый секретарь КП(б)Б Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко. Запись об этом есть в книге «Память» Осиповичского района.

В 1975 году его именем была названа одна из улиц в Осиповичах, а на одной из расположенных там многоэтажек установили мемориальную доску в память о герое. Еще позднее — в 2009 году — на станции Осиповичи появился памятник в его честь.



* - не совсем понятно, о каком танке идет речь. Серия "L" была у итальянцев, но во Второй мировой нв Восточном фронте известен разве что Fiat L6/40.


Источник
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mgu68 17:07, wednesday 102
Buy for 110 tokens
Мы всегда поддерживали и поддерживаем тех, кто доблестно защищает земли Донбасса и мирное население. Многие из этих героев погибли еще и потому, что Россия по умолчанию не имеет никакого права помогать этим людям. Зато США имеют право помогать Украине, предоставлять оружие, бойцов, натовское…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment