Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

О Битве, взгляд сбоку

О битве под Крутами я писал не раз. Причина банальна - мне никто не мог ответить на вопрос, что это за каменюка размером с мешок бульбы, торчит возле Зеркальност струи в Харькове с надписью "Героям Крут". И докапываясь до документом, газет и воспоминаний современников, даже в голову не приходило взглянуть на это избиение младенцев с другой стороны мушки.

Спасибо Диме Захарову, заглянул:

          "События, в новой укро-историографии именуемые «Битвой под Крутами», произошли 16(29) января 1918 года. В этот день, войска Украинской Советской Республики, со столицей в Харькове, столкнулись под Киевом с незаконными военными формированиями сепаратистской Центральной Рады, созданной при попустительстве Временного Правительства 4(17) марта 1917 года.



Фантазия на тему "Битва под Крутами"

Уже в апреле 1917 года эта Рада провозгласила себя Высшим Законодательным органом, а в 10(23) июня 1917 года издала Первый Универсал, в односторонне порядке объявив Украину самостийной от России. После чего, 7(20) ноября 1917 года учредила Украинскую Народную Республику во главе с собой, любимой. 4(17) января 1918 года Советское Правительство Украины объявило этим «сепаратистам» войну, и начало боевые действия по возвращению нахально отколовшихся от коренной России территорий.

В это время Киев был буквально наводнен солдатами и офицерами, в основном, дезертирами, осевшими в нем после развала фронта. Правительство УНР гордо «пышалось», что под ружьем у него аж 400.000 воинов. Воины действительно были, но умирать за каких-то мутных типов, объявивших себя неким Правительством, никто не собирался – вне Киева власти УНР тупо не было. Там «правили» лихие батьки вроде Григорьева и Махно. Любая воинская часть бывшей Русской Императорской Армии, в которой проводилась так называемая «украинизация», моментально становилась тотально не боеспособной. За три недели до событий под Крутами «самостийники», понимая, что за них, «таких красивых» никто драться всерьез не собирается (краса и гордость УЦР «Полк имени Шевченко» тупо перешел на сторону «советов»), попробовали создать очередное вооруженное формирование. Только задорно-молодежное. На манер нынешнего «правого сектора», ну, или наподобие того. Идею продвигал лично Председатель Центральной Рады пан Михаил Грушевский.

Название, конечно, придумали самое, что ни на есть пафосное – Студенческий Курень Сечевых Стрельцов. О, как! Но, праздных индивидуумов нашлось немного, и кур в «курень» пришлось загонять добровольно-принудительным порядком. Но, и тут дело не пошло – наскребли всего около сотни альтернативно одаренных, а скорее всего, просто не обученных студентов. И то, с помощью директора Кирилло-Мефодиевской Гимназии, который с радостью пожертвовал во имя непонятно чего часть своих подопечных. Добрейшей души человек был…

Склады города Киева ломились от оружия и амуниции, но на «гимназисто-сичевиков» ее тратить не стали. Самим надобно, а у студентов, как водится, «грошей немае». Выдали храбрым воинам дикую рвань, ржавое оружие, и дабы чисто приколоться, арестантские шапки.

Разместили новоиспеченных вояк в пустующем Константиновском пехотном училище, где, «среди военных трофеев и мирных костров» они и предавались мечтам о Подвиге. Учить воителей «должному делу военным образом» никто не озадачился. Именно это и стало отправной точкой трагикомедии. До появления «куреньцев», в училище успела пожить еще одна знаменитейшая на весь Мир военная Сила – 1-я Украинская Военная Школа имени аж самого Богдана Хмельниченко. Организованная, как-то раз, все той же лихой Радой.

В нее согнали шатающихся без дела бывших солдат Российской Империи, набранных в Галичине. Адептов этого «образования» называли «юнаки» и они, числом около 200 особей, «держали» фронт против наступавших правительственных войск возле Бахмача. То есть, сидели на позициях. Так, как сепаратистская Рада вместе с Военным Министерством споро паковала чемоданы в преддверии общего драпа к любимым германским друзьям, ей было на малахольных плевать с высокой колокольни. Так что «юнаки» отправили несколько человек в Киев. За помощью. Но, над «ходоками» во властных кабинетах всласть поржали, и послали… обратно.

Защищать Великую Украину собственными невеликими силами не хотелось. Ведь известно, что «дело крепко, когда под ним струится кровь», в особенности кровь «полезных идиотов»... «Униженные и оскорбленные» «хмельничане» забрели с горя в родные пенаты, где и увидели свежее, молодое и весьма экзальтированное пушечное мясо. В лице «гимназисто-сичевиков». «Юнаки» тут же распушили перья, и принялись с диким воодушевлением «ездить по ушам» подросткам, описывая, как героически они громят Красную Армию на фронте. И все бы хорошо, но вот не хватает воителям самой малости – сотни геройских героев. Не, ну «юнаки» конечно, сами справятся, но все же, готовы поделиться со необстрелянными студентами и школьниками Славой Великой. Одно ж дело делаем, други!

Сичевики очень обрадовались, весело построились, и чем-то напоминающим инвалидно-парадный шаг, в лихо заломленных на казацкий манер «арестантках», отправились совершать Подвиг. То, что никто из них практически не умел стрелять, героев не беспокоило. Командование в высоких кабинетах Рады было в восторге. Пусть хоть на пару часов задержат «банды красные». Ведь мало-мальски боеспособные формирования Рады должны были подавить восстание рабочих завода «Арсенал», а то господа «незалежники» не успеют собрать чемоданы и кофры. А чемоданов у господ «незалежников» было много...

До места Подвига далеко ходить не стали - добрались достаточно быстро, напрягаться не пришлось, так как станция Круты находилась всего в 120 километрах от Киева (в направлении на Басмач). Оборону цитадели (400-500 штыков с неизвестным количеством пулеметов, советские историки пишут 1, современные укроисторики - целых 16) возглавлял сам «пан незалежный капитан» Аверклий Матвеевич Гончаренко, 27-летний преподаватель школы прапорщиков и командир Куреня 1-й Военной Школы. Будучи, в общем-то, кадровым военным, тот, непонятно с какого перепою, решил, что оборону станции прикольнее будет организовать где-нибудь в чистом поле. А именно, в 2-х километрах от собственно Крут. Главнокомандующий «юнаками» приказал разобрать путь, и «организовать засаду».

Силами нескольких сотен плохо вооруженных «сбродных» бойцов. На бронепоезд с 3.500 штыками, пулеметами и артиллерией. Гений! Как, впрочем, и все «пановья украинские офицеры»... Подчиненные принялись копать снег, чтобы иметь хоть какое-то подобие укрытия от убийственных пуль 7,62 образца 1891 года, и снарядов. Дабы было еще интереснее, пан капитан расположил своих «юнаков» справа от железнодорожного полотна, а пришлых студентов (115-130 душ) – слева. Насыпь была высокой, и находящиеся на одном фланге в принципе не имели никакого представления, что происходит на другом. Полевых телефонов бойцам никто не дал. Самое замечательное, что Гончаренко имел прямую телефонную связь с командованием… наступающих, но стабильной связью со своими подчиненными не озаботился. Приказы решили передавать посредством трех вестовых, бегающих по целине вдоль заснеженного фронта. Оборона простиралась на 3 километра.


На станции у «незалежников» имелась самодельная платформа с единственным полевым орудием, притащенная по собственному почину сотником Семеном Лощенко. Гордо именовавшаяся «бронепоезд Лощенко». За платформой расположился эшелон с боеприпасами, и Штабом. В котором засели мудрые командиры сепаратистов. Отправив на позиции полураздетых юнцов, пановья принялись самоотверженно бухать. В чем немало преуспели, проявив несгибаемую твердость. Правительственные войска Советской Украинской Республики, под командованием бывшего подполковника РИ, отнюдь не большевика, а кадета, либо черносотенца (а по данным историка В. А. Савченко, эсера) А. Муравьева, представляли из себя несравнимо более грозную силу в 3.000-3.500 закаленных войной солдат, рабочих и моряков, с пулеметами, 26 орудиями и даже бронепоездом. Поддерживало их 400 сабель «Червоных казаков» В. М. Примакова (будущий костяк 1-ой Конной Армии). По всем правилам ведения войны, наступающие приступили к боевым действиям с артиллерийской подготовки. Как только на станции начали рваться снаряды, отцы-командиры «юнаков» самоотверженно запрыгнули в вагоны и непреклонно драпанули в тыл, аж на 6 верст. Захватив с собой и водку, и боеприпасы. «Пули, воны грошей стоють».

Затейник Гончаренко уехал вместе с ними. Но потом утверждал, что бросился за поездом на своих двоих, но, разумеется, не догнал… После унылой перестрелки с наступающими (по новейшей укро-истории, уничтожив несколько сотен наступавших), правый фланг, атакованный конницей, не имея боеприпасов, перешел в наступление в направлении тыла. То есть, сбежал. Не поставив в известность о своем лихом маневре мальчишек, находившихся на левом фланге. Правительственные войска уже заняли станцию, а «гимназисто-сичевики» все продолжали сидеть на своих позициях в снежном поле. Быстроногие студенты-вестовые перепутали приказ, и вместо отступления подросткам приказали… атаковать противника. В этот момент и погиб, вместе с несколькими бойцами, командир роты Омельченко. Оставшись вообще без командования, перепуганные гимназисты бросились в тыл, и один из взводов, сдуру забежал на занятую противником станцию. Куда уже прибыл муравьевский бронепоезд с 4-мя орудиями. Так закончилась, продлившись менее 2-х часов «Битва под Крутами».

Бойцы Муравьева на станции очень удивились внезапному появлению непонятных заснеженных деятелей в арестантских шапках. Патроны не тратили, и просто перекололи часть бегунцов, как котят, штыками… Именно здесь и погиб племянник Министра Иностранных Дел Центральной Рады Украины А. Шульгина Владимир. Остальных 34 студента пожалели, согрели и отправили в Харьков, где и отпустили на все четыре стороны, дав увесистого пинка.

В Харьков же отправили и 7 раненых сепаратистов. Оставшиеся студиозусы, в беспорядке добрались до Киева. Но в город попасть не смогли – мост через Днепр оказался занят частями, которые поддержали Советское Правительство. Во время переправы по льду, несколько человек утонуло.

На киевском вокзале выгрузили, в общем, 27 тел погибших. Кто это был вообще, где погиб, и при каких обстоятельствах никто тогда не знал – трупы, и трупы. Да, не знает и до сих пор. Документов никто из «украинского командования» не составлял. Всем было тупо плевать. Бесхозные тела быстро закопали.

А сепаратистская Рада, под предводительством Винниченко и Грушевского, подавив выступление рабочих завода «Арсенал» 16(29) января – 22 января (4 февраля) 1918 года, храбро бежала к немцам. Кстати. В кровавом подавлении очень отличились выжившие при Крутах галичане. Рабочие – это не регулярные войска, тут уж герои оторвались во всю – восстание утопили в крови. Но уже через 4 дня, 26 января (8 февраля) в Киев вошли советские отряды Муравьева. Бросаясь в объятья к немцам, «паны правители» тут же 27 января (9 февраля) 1918 года подписали с Германией «Позорный Брестский Мир» руками своего представителя Всеволода Голубовича.

Передав Кайзеру Вильгельму ВСЮ территорию Украины, ВЕСЬ ее хлеб и мясо. Что там какие-то три десятка мальчишек? Центральная Рада обязалась вручить до 31 июля 1918 года Германии 1 миллион тонн зерна, 400 миллионов яиц, 50.000 тонн мяса, сало, сахар, марганец и проч. Это именовалось тогда «Хлебный мир». Россия была данным демаршем поставлена в безвыходное положение. Единственная переговорная позиция России базировалась на поставках продовольствия в голодающую Германию. Только так можно было удержать Вильгельма от вторжения. Но, получив необходимое от «украинских братьев», уже 18 февраля германские и австро-венгерские войска в количестве 50-ти дивизий просто перешли в наступление от Балтики до Черного моря.

Воспользовавшись Договором с Центральной Радой Украины, переехавшей в Германию, они 1 марта 1918 года свергли Советскую Власть в Киеве и двинулись на Харьков, Полтаву, Екатеринослав, Николаев, Херсон, Одессу. Вынужденное подписание 3 марта 1918 года Мира большевиками не помогло…

После же триумфального возвращения панов Грушевского и Винниченко в германском обозе обратно в Киев, родственники погибших потребовали от тех, кто послал мальчишек-гимназистов на смерть, ответа. Население считало членов Рады напрямую виновными в их гибели. И тут кому-то в голову пришла гениальная идея. Превратить трагедию в… праздник. И сделать из погибших из-за тотальной подлости взрослых мальчишек Героический Жупел. Особую пикантность добавляло то, что из всех руководителей Рады только у Шульгина погиб при Крутах родственник. Это было весьма кстати, и племянника назначили главным Героем. Празднику необходим был размах, как у «Трехсот Спартанцев», с которыми сравнивали гимназистов, потому, приготовили аж 200 гробов. Трупы выкопали, и 19 марта 1918 года очень торжественно перезахоронили на Аскольдовой Могиле. Похоронили всего 18 тел. Куда делись остальные – Бог весть…

Именно с этого перезахоронения и началась «украинская Сага о Героях», обросшая диким количеством мифов. На какое-то время запала хватило. Но, очень скоро упыри из Рады достали своей идиотией всех без исключения, и немцы, поняв, наконец, с какими клоунами связались, отдали приказ на разгон цирка уродов. 28 апреля 1918 года «самостийников ЦУР» переселили из властных кабинетов в Лукьяновскую тюрьму. А на трон взгромоздили очередного «незалежного немецкого гетьмана», бывшего генерала РИА герра П. П. Скоропадского…

Михаил Сергеевич Грушевский, Глава Центральной Рады Украины, уже в 1924 году спокойно вернулся из эмиграции в УССР. Безжалостно и вдохновенно, как истинный «свидомый», обличал он «мерзких украинских сепаратистов», за что стал Академиком и Членом-Корреспондентом. В 1929 году пролез даже в Действительные Члены АН СССР! В 1931 году, Грушевский был ненадолго арестован, но затем выпущен, после чего переехал из Киева в Москву. Умер в достатке и неге на водах в Кисловодске, в 1934 году.

Об ужасном «Голодоморе», при котором население УССР неуклонно росло, а население польской Западной Украины уменьшалось, Самый Правдивый Историк Украины-Руси не слышал. И ничего об этом событии не написал. Так что «если изучать историю Украины по профессору и академику Грушевскому, то никакого голодомора на Украине не было».

Владимир Кириллович Винниченко являлся Генеральным Секретарем Центральной Рады. Именно он был автором всех официальных деклараций и законов УНР. Затем, 18 декабря 1918 года сей деятель стал главой Директории, участвовал в параде на Софийской площади, в обнимку с Петлюрой. Который его и сместил. После Гражданской войны, в мае 1920 года Винниченко тоже вернулся в СССР. И, дабы «обскакать» своего «соратника по борьбе», пана Грушевского, быстренько вступил в страстно любимую с младых ногтей партию большевиков, и тепло устроился в Правительстве УССР. Старые привычки – самые сильные.

Он, как-то одномоментно, стал Заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров Украины и Министром иностранных дел. Но, обидевшись на то, что злобные большевики не взяли его, такого замечательного, в свое Политбюро КП(с)У, поехал жаловаться на товарищей в Москву. Но, «тупые москали» дичайшей свидомой хуцпы Владимира Кирилловича не оценили, и пан-товарищ Винниченко эмигрировал с досады в Европу.

Тем не менее, остался все тем же несгибаемым «пролетарским писателем», за что его труды издавались в СССР 24-томными собраниями сочинений. Более сего деятеля в СССР не пускали.

Несгибаемый пан Гончаренко выжил, и понял, что совершать геройские подвиги – это не его стезя. Для этого действа и так хватает «полезных идиотов». Так что, махать шашкой после Крут он круто зарекся, и в новой армии УНР устроился на хлебное место казначея при Военном Министерстве. И даже при Рейхе, в дивизии СС «Галичина» обретался в штабе, лихо и непреклонно изображая из себя «живой раритет». После эпического разгрома под Бродами, конечно же, успел сбежать. Опыт имелся. Добежал аж до США. Где и умер.

https://worldrussia.com/%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F/pochemu-ukraintsy-prazdnuyut-kruty-chast-1
https://worldrussia.com/%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F/pochemu-ukraintsy-prazdnuyut-kruty-chast-2-okonchanie
Tags: Круты
Subscribe

Posts from This Journal “Круты” Tag

promo io_sono_qui november 9, 04:53 34
Buy for 110 tokens
Детские дома в обстреливаемом Донбассе просят о помощи. Как и каждый год, я еду в конце ноября, когда получу разрешительные документы на препараты. Буду признателен за любую возможную помощь. Дети разного возраста, в основном - до 15 лет, но есть и старше. Нужны: - памперсы в любых возможных…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments