Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

"Существование Московитской империи делает совершенно невозможным равновесие в Восточной Европе"-2

«Велика Україна»

Особого внимания заслуживает вопрос о том, какими видели лидеры ОУН границы самостоятельного украинского государства, какие земли должны были составить «украинское жизненное пространство». Как показывают события последнего времени, это отнюдь не риторический вопрос. В Киеве прямо говорят об «украинских территориях, которые в свое время были захвачены Россией», а в Верховной Раде образовано межфракционное объединение, ставящее своей целью «возвращение в культурное, политическое и социальное поле украинских этнических территорий и этнических украинцев». В качестве первоочередного объекта такого «возвращения» украинские парламентарии уже наметили Кубань. Обращают на себя внимание также реплики киевских политических деятелей и журналистов об «украинских танках на Кубани», об «украинском флаге над Владивостоком», о том, что исконно русские земли умещаются в болотах Подмосковья, а вся остальная российская территория - это якобы земли других народов, захваченные Москвой, и т. п. Все это свидетельствует об усвоении нынешним Киевом идеологии и программных целей ОУН.



Перед тем как познакомиться с представлениями украинских националистов о границах «незалежной», сделаем небольшое историческое отступление.

В преддверии Второй мировой войны многие государства вынашивали планы значительного территориального расширения. Наряду с Германией, Италией и Японией этим грешили и страны на востоке Европы. В Варшаве мечтали о «Великой Польше от моря до моря», в Хельсинки - о «Великой Финляндии до Урала», в Бухаресте - о «Великой Румынии», которая должна была включить в себя значительную часть Северного Причерноморья. Свои планы территориального расширения имела Венгрия. От европейцев не отставала и Турция, которая, памятуя о великодержавном прошлом, была не прочь вновь увидеть в своем составе не только территории на Ближнем Востоке, но и Крым, Закавказье и Северный Кавказ.

Показательно, что почти все «мечтатели» строили планы территориальных приращений за счет Советского Союза, и в первую очередь за счет Советской России. Тот же ход мыслей был характерен и для Организации украинских националистов. Документы из германских архивов содержат впечатляющие доказательства экспансионистских планов ОУН и неуклонного нарастания ее территориальных аппетитов.

ОУН считала себя продолжательницей дела Украинской народной республики (УНР), существовавшей в 1917-1920 годах (в апреле-декабре 1918 г. - Украинская держава), поэтому необходимо остановиться на представлениях руководства УНР о территориальном составе Украины и напомнить о предпринимавшихся им шагах по расширению украинских границ.

После Февральской революции 1917 года по соглашению с российским Временным правительством была образована украинская автономия во главе с Центральной радой, под управление которой перешла почти вся Малороссия - Киевская, Подольская, Волынская, Полтавская и частично Черниговская губернии. После Октябрьской революции 1917 года и прихода к власти большевиков Центральная рада провозгласила создание Украинской народной республики (УНР) со столицей в Киеве. Поначалу она декларировала «сохранение единства» с Российской республикой, но уже в январе 1918 года провозгласила себя независимым государством. Специальным универсалом Центральная рада значительно расширила подвластную ей территорию и объявила входящими в состав УНР, помимо вышеназванных областей, малороссийские - Харьковскую и всю Черниговскую губернии, а также значительную часть Новороссии - Екатеринославскую, Херсонскую и Таврическую губернии. В отношении Таврической губернии делалась оговорка, что она отходит к УНР «без Крыма».

9 февраля 1918 года представители Центральной рады подписали в Брест-Литовске мирный договор с Германией, Австро-Венгрией и их союзниками - Турцией и Болгарией26, определявший в том числе границы УНР на западе, а также на северо-западе (до линии продвижения к началу 1918 г. германских войск на территории бывшей Российской империи). Договором предусматривалось, что западной границей УНР будет граница между Австро-Венгрией и Российской империей по состоянию на начало Первой мировой войны. То есть области с центром во Львове, именуемые Западной Украиной, в состав УНР не включались.

В обмен на поставки продовольствия и сырья Центральные державы обязались оказать военную помощь УНР, а Австро-Венгрия приняла на себя обязательство предоставить автономию Восточной Галиции и Буковине, но уже через несколько месяцев отказалась от его выполнения. Северо-западная граница УНР описывалась в договоре следующим образом: «Далее на север граница Украинской народной республики, начиная с Тарнограда27, будет в целом следовать по линии Билгорай - Щебжешин - Красностав28 - Пугачов - Радин29 - Межиречье30 - Сарнаки - Мельник - Высоко-Литовск31 - Каменец-Литовск32 - Пружаны - Выгоновское озеро». То есть к УНР должны были отойти территории, которые ныне входят в состав Люблинского и Мазовецкого воеводств Польши и юго-западные районы современной Белоруссии.

В ноябре 1918 года в условиях распада Австро-Венгрии и революции в Германии положения Брест-Литовского договора утратили силу. На территории ранее входивших в состав Австро-Венгрии Восточной Галиции, Буковины, части Подкарпатской Руси, а также ряда районов российской Правобережной Украины, оккупированных в годы войны австро-венгерскими войсками, была провозглашена Западноукраинская народная республика (ЗУНР) с центром во Львове. В декабре того же года ее правительство заключило предварительный договор об объединении с УНР.

К Парижской мирной конференции, которая была созвана державами-победительницами для выработки и подписания мирных договоров с государствами, побежденными в Первой мировой войне, и продолжалась с января 1919 по январь 1920 года, руководство УНР подготовило карту, на которой границы Украины обозначались следующим образом. На западе в состав украинского государства должны были войти южная часть бывшей российской Бессарабской губернии (Буджак), Северная Буковина и вся Подкарпатская Русь. Северо-западная граница частично сохраняла начертания, предусмотренные Брест-Литовским мирным договором УНР с Центральными державами, но в том, что касалось прежде всего территории Белоруссии, она отодвигалась еще дальше на север и определялась также применительно к восточным районам Белоруссии. Граница должна была пройти севернее линии Бельск - Ружаны - Выгоновское озеро - Любань - Жлобин и, пересекая реки Березина, Днепр, Сож, выйти к границе Советской России.

То есть лидеры УНР заявляли претензию на включение в состав украинского государства всей южной части современной Белоруссии, включая города Брест, Пинск, Мозырь и Гомель. По территории РСФСР линия границы проводилась так, что к УНР отходила вся западная часть нынешней Брянской области, включая города Новозыбков, Клинцы, Сураж, Мглин, Унеча, Стародуб и Почеп. Далее на восток граница должна была пролегать по линии Льгов - Старый Оскол - Лиски, что означало переход к Украине южных районов современных Курской, Воронежской областей, а также всей Белгородской области, расположенной южнее. Намечалось, что, достигнув точки юго-западнее Новохопёрска, украинская граница повернет на юг - к Белой Калитве, а от нее в западном направлении - к станице Гундоровской (ныне в составе города Донецк Ростовской области).

После этого она вновь пойдет в южном направлении, обходя с востока город Ростов-на-Дону, который должен отойти к Украине, и достигнет станицы Кугоейской, на границе с нынешним Краснодарским краем. Предполагалось, что самый южный участок украинской границы будет иметь форму ломаной линии. Граница обогнет с запада Ставрополь и по достижении Главного Кавказского хребта повернет на запад и выйдет к Черному морю южнее Сочи. Оттуда она будет проходить вдоль черноморского побережья, с включением в состав УНР Крыма, и выйдет к устью Дуная33.

Однако неуклонно нараставшим территориальным притязаниям руководства УНР не суждено было осуществиться. Не помогла ему даже поддержка на каком-то этапе австро-германских войск. На пути реализации далекоидущих планов вставали то Украинская, то Донецко-Криворожская и Одесская советские республики с их революционными войсками, то румынская и польская армии, то Вооруженные силы Юга России. Наконец, в противовес УНР в марте 1919 года на III Всеукраинском съезде Советов была провозглашена независимая Украинская Советская Социалистическая Республика (УССР) со столицей в Харькове. УНР не получила признания и со стороны стран Антанты.

Вдобавок ко всему по решению руководящих органов Парижской мирной конференции территория ЗУНР была разделена и передана Польше (Восточная Галиция), Румынии (Буковина) и Чехословакии (Подкарпатская Русь), в результате чего ЗУНР прекратила свое существование. После подписания в 1921 году Варшавой, с одной стороны, РСФСР и УССР - с другой, Рижского мирного договора, завершившего советско-польскую войну 1919-1920 годов, УНР, которая выступала в роли союзницы Польши, тоже канула в Лету. Часть остававшейся под ее контролем территории отошла к Польше, часть - к УССР.

Формирование территории Советской Украины продолжалось несколько десятилетий. На момент вступления УССР в СССР в 1922 году в ее состав входили малороссийские земли, за исключением шести уездов Волынской губернии и четырех уездов Черниговской губернии, отошедших, соответственно, к Польше и Белорусской ССР, а также большая часть Новороссии, без Крыма и бывшей Бессарабской губернии, оккупированной в 1918 году Румынией. К УССР был присоединен ряд западных районов бывшей Области Войска Донского, входивших в годы революции в Донецко-Криворожскую республику. В 1924 году на землях левобережья Днестра (ныне территория самопровозглашенной Приднестровской Молдавской республики с центром в Тирасполе) была образована Молдавская АССР в составе УССР, а в 1925-1926 годах по решению союзного правительства к УССР перешел ряд районов российской Курской губернии, включая город Путивль.

Значительное приращение территории Советской Украины произошло с началом Второй мировой войны. Осенью 1939 года в связи с поражением Польши в войне с Германией и вступлением частей Красной армии в восточные районы распавшегося польского государства, по условиям советско-германского договора о дружбе и границе, Восточная Галиция и находившаяся под властью Польши часть Волыни отошли к СССР и были присоединены к Украинской ССР. После передачи Румынией СССР летом 1940 года Бессарабии ее южные районы также были переданы УССР, что обеспечило ей выход к дельте Дуная, а на остальной территории образована Молдавская ССР, в которую были включены также земли левобережья Днестра, утратившие тем самым статус автономии в составе Украины. Переданная СССР одновременно с Бессарабией Северная Буковина также отошла к УССР. Наконец, в 1945 году по договору с Чехословакией отторгнутая от нее в 1938 году в пользу Венгрии по условиям Первого Венского арбитража южная часть Подкарпатской Руси была включена в состав Советской Украины.

Расширение территории УССР в западном направлении, равно как и политика украинизации всех входящих в нее областей, проводившаяся советским правительством, с большим удовлетворением воспринималась руководством ОУН, которое считало, что это отвечает коренным интересам украинского народа. Однако территориальный вопрос, по мнению оуновцев, в советский период в целом так и не нашел положительного решения. «Жизненное пространство украинского народа», считали они, должно быть значительно шире, чем территория УССР.

В окончательном виде их представления о будущих границах самостоятельного украинского государства были изложены в меморандуме от 10 июня 1941 года, направленном Гитлеру. В ряде пунктов меморандума, по сути, воспроизводились установки руководства УНР в вопросе о границах Украины. В то же время он свидетельствовал о значительном нарастании территориальных притязаний украинских националистов. Процитируем третий раздел этого документа, который озаглавлен «Будущая государственная территория Украины». Считаем необходимым внести в цитируемый текст пояснения и комментарии.

«Определение границ украинского государства должно основываться на соблюдении национального принципа, а также исторической традиции украинского народа. Вместе с тем необходимо учитывать стратегические соображения и окраинное положение бастиона Европы, а также экономическое единство с Украиной прилегающих к ней территорий.

Учитывая эти соображения, желательно, чтобы государственные границы были проведены следующим образом.

Южная граница Украины проходит вдоль северного побережья Черного моря - на востоке от границы Грузии (южнее Сочи), на западе до устья Дуная. На юго-западе и западе сохраняются границы нынешней Украинской советской республики, причем области по левому берегу Днестра отходят к Украине». То есть предполагалось включение в состав Украины Крымского полуострова и возвращение ей бывшей Молдавской АССР. «Определение окончательной государственной границы на западе откладывается до возможного в дальнейшем урегулирования с тем, чтобы могли быть лучше учтены этнические границы». Этой фразой лидеры ОУН подчеркивали сохранявшуюся у них заинтересованность в присоединении к Украине Подкарпатской Руси и, возможно, Южной Буковины, а также ряда территорий на северо-западе по линии, указанной в Брест-Литовском мирном договоре УНР с блоком Центральных держав, которые в конце 1939 года оказались в созданном немцами так называемом генерал-губернаторстве.

В «Меморандуме руководства украинских националистов о целях украинского националистического движения» вопрос о возможном расширении границ Украины в западном направлении был изложен более откровенно: «В будущем сохраняется возможность уточнения этих границ путем мирного согласования с западными соседями и на основе принципа национального самоопределения. При этом одобренные Центральными державами при заключении Брест-Литовского мира западные границы Украины рассматриваются руководством украинских националистов как справедливые, и поэтому к их установлению следует стремиться»34. Следующая фраза в меморандуме от 10 июня 1941 года обращает на себя внимание отсутствием точного определения линии прохождения украинской границы по территории Белоруссии. «Северную границу следует провести от истока Нарева севернее рек Ясельда и Припять до Днепра».

Размытость формулировки, по всей видимости, была призвана скрыть упоминавшееся выше желание украинских националистов перенести на этом участке границу Украины севернее той линии, которая была закреплена в Брест-Литовском договоре. «Далее граница пройдет севернее Стародуба, затем в южном направлении до современной северной границы Украинской советской республики западнее Севска. Отсюда она пойдет в восточном направлении (приблизительно по линии Льгов - Старый Оскол - Лиски-на-Дону - Бутурлиновка) до реки Хопёр, с этого места вдоль плотной цепи украинских этнических анклавов до сегодняшней южной границы Советской республики поволжских немцев и выйдет к Волге севернее города Камышин. Далее она будет проходить вдоль Волги, с включением земель по восточному берегу Волги приблизительно до современной западной границы Казахстана, затем повернет на юго-восток к Каспийскому морю. Южной границей должен стать Кавказский хребет»35.

Как можно убедиться из приведенного отрывка документа, лидеры ОУН не только повторяли претензию руководства УНР на отторжение от России и присоединение к Украине западной части Брянской, южной части Курской и Воронежской областей, а также всей Белгородской области, но и распространяли свои территориальные притязания еще дальше, на восток и юго-восток - на земли нынешних Ростовской, Волгоградской и Астраханской областей, Калмыкии, Краснодарского и Ставропольского краев, республик Северного Кавказа. Нельзя не отметить также, что буквально за два неполных месяца 1941 года территориальные аппетиты руководителей ОУН существенно возросли. Если в меморандуме от 14 апреля они определяли в качестве восточной границы Украины Волгу36, то в меморандуме от 10 июня включали в состав будущего украинского государства уже земли восточнее нее, вплоть до границы Казахстана.

Важное значение для понимания образа мышления представителей украинского национализма имеет дававшееся в предвоенных документах ОУН обоснование необходимости расширения «жизненного пространства украинского народа». Система доводов была весьма обширной - от ссылок на «историческое право» украинцев обладать обозначенными в документах территориями и указаний на насущные экономические потребности Украины и интересы укрепления ее безопасности до демагогических заявлений о том, что расширение украинских границ на восток якобы обеспечит процветание народов и народностей, проживающих на этих территориях рядом с украинцами.

Лидеры ОУН не забывали упомянуть и о том, что планы расширения украинской территории на восток отвечают интересам европейских стран, чем вновь и вновь подчеркивали «европейскую идентичность» украинцев, геополитическую и экономическую значимость Украины для Европы. Приводившиеся аргументы, как обычно, были густо сдобрены антироссийской риторикой. Процитируем документы.

«На севере граница Украины проводится так, чтобы обеспечить транспортное сообщение по внутренним водным путям между Центральной Европой и Востоком по реке Припять. Так, впрочем, проходила и граница украинского казацкого государства в XVII-XVIII веках, которая была закреплена также Брест-Литовским мирным договором. Восточнее, при разграничении с Россией, государственная граница приблизительно совпадет с границей расселения русских. Совершенно незначительные отступления от этнографической границы имеют целью избежать разделения перспективной рудной области с богатыми залежами железистых кварцитов, охватывающей истоки рек [Северский] Донец, Сейм и Оскол»37.

Поясним, что в данном случае речь идет о претензии на Курскую магнитную аномалию, которая, как обещали лидеры ОУН германскому руководству, станет «важным источником сырья для европейского железорудного производства»38. «Области между [Северским] Донцом и Волгой, а также Северным Кавказом образуют… по естественным причинам единое экономическое целое с Украиной, ограниченной рамками ее сегодняшних государственных границ»39. Эти области, подчеркивалось в документах, в XV-XVIII веках были отвоеваны казачеством «у тюркско-татарских кочевых племен» и колонизованы преимущественно украинцами, которые-де составляют на сегодняшний день до 80% их населения, что также позволяет претендовать на их присоединение к Украине. Данные территории имеют для Украины важное экономическое и геополитическое значение.

«Малонаселенные, пригодные для мелиорации степи этих областей могут стать исключительно важным земельным резервом для украинского сельского населения, которое вследствие большого естественного прироста длительное время было вынуждено покидать родной дом и переселяться в Америку или в Сибирь и Среднюю Азию»40. Кроме того, «в результате перенесения современных границ Советской Украины на восток повысится безопасность угольного бассейна на [Северском] Донце и в целом безопасность энергетической основы украинской тяжелой промышленности. Тем самым будет ликвидировано ныне существующее противоестественное разделение Донецкой области между Украинской союзной республикой и Российской советской федеративной республикой»41.

Нельзя не отметить, что территориальные претензии ОУН получили отражение также в экономическом разделе документа «Основы украинской государственной самостоятельности», которого мы практически не касаемся в данной публикации. В нем к статистическим данным, характеризовавшим хозяйственное развитие Украины, раз за разом приплюсовывались экономические показатели областей, прежде всего российских, которые оуновцы объявляли исторически принадлежащими Украине42.

Продолжим изложение аргументов, приводившихся в пользу перенесения украинских границ на восток. «В рамках украинского государства, таким образом, оказываются донское, волжское и терское казачества, которые ощущают себя группами, отделившимися от русского народа. Им, родственным по крови украинцам, в украинском государстве будут гарантированы права, которые они в одиночку, учитывая ограниченную численность и отсутствие единой территории расселения, никогда не могли отстоять перед русскими.

Подобно им, и другие многочисленные этнические группы, такие как калмыки, ногайцы и северокавказские горские племена, которые слишком слабы, чтобы создать собственные самостоятельные государства, получат в украинском государстве защиту и возможности для свободного развития»43. Расширение украинских границ будет выгодно и народам Закавказья, поскольку «благодаря прикрытию с севера территорией украинского государства» им «будет гарантирована самостоятельность, если не сказать, что они вообще впервые получат возможность самостоятельного существования»44.

«Объединение юго-восточных областей вплоть до Волги, Каспийского моря и Кавказского хребта с главной украинской территорией», указывалось в документах, имеет первостепенное значение для удовлетворения экономических и геополитических интересов Украины и Европы, а также для борьбы с Россией. «Удаление России с Кавказа, а, следовательно, также из Турции и Передней Азии в значительно большей степени, чем раньше, откроет эти области для общеевропейской экономики, как в качестве потребителей, так и в качестве поставщиков сырья»45. «Обладание каналом Дон - Волга, а также низовьями Волги гарантирует как украинской торговле, так и общеевропейской экономике беспрепятственный доступ в Туркестан, Афганистан и Иран с его железной дорогой, ведущей от Каспийского моря к Персидскому заливу, и дешевизну грузоперевозок»46.

«Общая граница Украины со свободным Казахстаном… обеспечит государственную самостоятельность союза туркестанских государств, прикрыв весь западный фланг Центральной Азии, и сделает невозможным русское нападение на Туркестан со стороны Каспийского моря. Эта общая граница гарантирует для Украины, а также в целом для европейской экономики свободный доступ к металлам, к недавно открытым богатым нефтяным месторождениям Казахстана и к хлопку Центрального Туркестана»47. «Вытеснение России из восточной части Черного моря устранит… угрозу имеющему очень большие перспективы развития торговому пути Северное море - Рейн - Майн - Дунай и Балтийское море - Эльба - Одер - Дунай через Черное море на Ближний Восток. Оно устранит также угрозу русского нападения из кавказских гаваней на Крым и на южно-украинское побережье или блокады устья Дуная»48.

«Вождiвьска держава»

Каким, по замыслам лидеров ОУН, должно было быть внутреннее устройство самостоятельного украинского государства и какую политику в отношении населявших его народов планировалось проводить?

Как можно заключить из меморандума, направленного Гитлеру, Украина замышлялась как «вождистское государство», точнее говоря, как корпоративное государство фашистского типа. В меморандуме говорилось: «Украинское государство в описанных выше границах будет представлять собой с геополитической точки зрения безупречно сформированное единое целое. Но для успешного выполнения им своих задач оно должно обладать соответствующей конституцией, которая, с одной стороны, будет опираться на историческую традицию и учитывать психологию украинцев, а с другой - соответствовать духу нынешнего времени и потребностям, которые определяются современным политическим, социальным и экономическим положением Европы и украинских территорий. Возвращаясь к традиции украинского государства, возглавлявшегося гетманом, будущее украинское государство будет иметь авторитарный характер.

Распорядительная власть будет сосредоточена в руках фюрера (вождя). Помощь ему будут оказывать в качестве совещательных органов руководство политической партии, а также совет, состоящий из представителей корпораций. Националистическая партия будет единственной формой политической организации в государстве и опорой государственного строя, равно как фактором национального воспитания и организации общественной жизни. Консультативный совет, созываемый вождем и являющийся представительством сословных корпораций и органов коммунального самоуправления, будет играть роль связующего звена между народом и вождем в социальных, экономических и культурных делах. Подобно государственному руководству, административное управление и экономика будут организованы на авторитарных началах»49.

В документе «Основы украинской государственной самостоятельности» отмечалось также, что для формирования независимого украинского государства потребуется «по-видимому, на первых порах военная диктатура»50. В том же документе довольно подробно излагались принципы национальной политики, которая будет проводиться на Украине: «Программа украинских националистов предусматривает широкомасштабное переселение народов по образцу греко-турецкого обмена населением или недавнего переселения на родину этнических немцев, благодаря чему в будущем государстве в течение ближайших десятилетий после освобождения на месте украинского большинства должен возникнуть сплоченный и единый украинский народ. Освободившиеся земли в Южной Украине, на среднем Дону и нижней Волге должны быть заселены крестьянами из перенаселенных в аграрном отношении областей Галиции и Центральной Украины, но прежде всего возвратившимися на родину вынужденными переселенцами из Северной России и колонистами из Сибири.

Переселением на родину должны быть охвачены в особенности украинцы из так называемого «зеленого клина» - земель между Амуром, Уссури и Тихим океаном, благодаря чему эта дальневосточная область может быть открыта для японской континентальной колонизации. Разумеется, следует избегать спешки в проведении акции по переселению народов, учитывая необходимость обеспечения бесперебойного функционирования национальной экономики. Несомненно, очень ускорит проведение этого мероприятия добровольный отток слабо связанных с землей инонациональных элементов из украинских городов и промышленных центров, в первую очередь русских и евреев»51.

Данный отрывок требует ряда пояснений. Обращает на себя внимание присутствующий в нем термин «Южная Украина». В толковании украинских националистов Южная Украина - это Кубань, Ставрополье и ряд прилегающих к ним с севера российских территорий. Присутствие в документах ОУН этого термина, а также термина «зеленый клин» невольно наводит на мысль о том, что упоминавшиеся в начале предыдущего раздела данной статьи инициативы парламентариев Верховной Рады в отношении Кубани и высказывания одного из киевских министров, правда, уже бывшего, «об украинском флаге над Владивостоком» прямо свидетельствуют об усвоении политической элитой современной Украины идейных установок ОУН. Что же касается намерения провести «широкомасштабное переселение народов» с Украины и на Украину, то оно, если обратиться к примерам, упомянутым в процитированном отрывке, могло затронуть огромное количество людей.

Напомним, что греко-турецкий обмен населением после 1923 года охватил около 1,4 млн. греков и около 400 тыс. турок, а число переселенных по инициативе Берлина в Германию и на оккупированные ею территории этнических немцев в 1939-1941 годах составило почти 490 тыс. человек. Несложно представить, во что могла вылиться одна только кампания по выселению «инонациональных элементов» с территории «большой» Украины, если лишь в УССР, по данным переписи 1939 года, проводившейся до присоединения к ней ряда территорий на западе, около четверти населения не причисляли себя к украинцам, а число русских (не считая лиц, признававших русский язык родным и единственным, которым они пользовались) и евреев составляло соответственно около 4,2 миллиона и свыше 1,5 млн. человек.

О том, что ожидало «инонациональные элементы», которые останутся на территории Украины по окончании «масштабного переселения», можно прочитать в меморандуме, адресованном Гитлеру. В нем за декларативными обещаниями лидеров ОУН «обеспечить национальным меньшинствам возможность полного культурного развития» ясно просматривалось намерение проводить политику ассимиляции «расово пригодных элементов» и изоляции «расово чуждых».

Процитируем небольшой отрывок из этого меморандума: «В частности, расово чуждые племена монгольского происхождения будут защищены от ассимиляции, что позволит сохранить чистоту украинской расы. Чтобы не ослаблять целостность будущего украинского государства из-за присутствия в нем крупных расово и культурно чуждых и тем самым не пригодных для ассимиляции народностей, желательно не включать северокавказские горские племена во внутриполитическую систему украинской государственности. Учитывая это, было бы лучше всего предоставить жителям северных склонов Кавказа особый политический статус, обеспечив при этом Украине полный внешнеполитический, военный и экономический контроль над этими областями, которые, вне всяких сомнений, представляют собой часть украинского жизненного пространства, естественную стратегическую южную границу которого образует кавказское племя»52.

Но только ли переселением и ассимиляцией должно было закончиться дело формирования «единого и сплоченного украинского народа»? О других методах «консолидации» украинской нации и создания «Великой Украины», которые могли быть применены на практике, оуновцы по понятным причинам предпочитали не говорить. Но эти методы были наглядно продемонстрированы ими после 22 июня 1941 года. Достаточно вспомнить о том, какой кровавый след тянется за сформированными из членов ОУН батальонами «Нахтигаль» и «Роланд», Буковинским куренем и дивизией СС «Галичина», за украинскими полками войск СС, многочисленными украинскими шутцманшафтами, подразделениями так называемой «украинской национальной полиции» и Украинской повстанческой армии (УПА).

В свете процитированных выше документов, естественно, не может не возникать вопрос: чего ожидать от сегодняшних наследников идеологии ОУН, марширующих с факелами по улицам Киева и других украинских городов, готовых жечь «колорад» в Одессе, цепляющих на себя нацистскую символику и сбивающихся в «добробаты», чтобы убивать «ватников» в Донбассе и освобождать от «страны-агрессора» Крым и другие «исторические земли Украины»? Понимают ли вообще в Киеве, к каким трагическим последствиям может привести следование идеологии и программным целям ОУН, чем это обернется для отношений между украинцами и русскими - между двумя, кто бы что ни говорил, братскими народами, происшедшими от одного корня, связанными многовековой общей судьбой и совместными свершениями?

Наконец, помнят ли в Киеве, чем в итоге закончилась для Украины встреча в ее западных областях летом 1941 года хлебом-солью тогдашних «хозяев Европы»? И не думают ли там, что история может насмехнуться - повториться в условиях, когда надежды на осуществление далекоидущих планов вновь оказываются связанными с подчинением внешней силе, на сей раз «хозяевам мира», у которых в отношении Украины, как и у бывших «хозяев Европы», свои интересы.

1 Цит. по фотокопии документа на немецком языке, опубликованной в книге: Косик В. Украïна в другiй свiтовiй вiйнi у документах. Збiрнiк нiмецьких архiвних матерiалiв: В 4-х т. (далее - Украïна). Львiв, 1997. Т. 1. С. 33-34.

2 Politisches Archiv des Auswärtigen Amts, Dienststelle Ribbentrop Mitarbeiterberichte (vom 1940 bis 1941), 4/2 Teil 2 (R 27120) [далее - РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120)]. Bl. 289672-289682.

3 Ibid. Bl. 289668-289671. Фотокопия документа опубликована также в кн.: Украïна. Т. 1. С. 22-28. В статье документ цитируется по оригиналу на немецком языке, хранящемуся в архиве.

4 Фотокопия документа на немецком языке опубликована в кн.: Украïна. Т. 1. С. 49-57.

5 РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289672.

6 Украïна. Т. 1. С. 56.

7 РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289672.

8Ibid. Bl. 289676.

9Ibid. Bl. 289678.

10Ibid. Bl. 289677.

11Ibid. Bl. 289678.

12Украïна. Т. 1. С. 50.

13РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120) Bl. 289670.

14Ibid. Bl. 289671.

15Украïна. Т. 1. С. 49.

16Ibid. С. 51.

17РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289670.

18Ibid. Bl. 289673.

19Украïна. Т. 1. С. 50-51.

20Ibid. С. 51.

21Ibid. С. 50.

22Ibid. С. 57.

23РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289679.

24См.: PA AA. Pol. V, 611/13 (R 104587).

25Украïна. Т. 1. С. 51.

26Текст договора см.: Deutsches Reichs-gesetzblatt. Bd. 1918. Nr. 107. S. 1010-1029.

27Ныне Тарногруд.

28Ныне Красныстав.

29Ныне Радзин-Подляски.

30Ныне Медзыжец-Подляски.

31Ныне Высокое.

32Ныне Каменец.

33См. прилагаемую карту.

34РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289668-289669.

35Украïна. Т. 1. С. 51-52.

36РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289669.

37Украïна. Т. 1. С. 52.

38РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289675.

39Ibid. Bl. 289681.

40Украïна. Т. 1. С. 53.

41РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289681.

42См.: РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289674-289678.

43Украïна. Т. 1. С. 53.

44РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289681.

45Ibid.

46Ibid.

47Ibid. Bl. 289681-289682.

48Ibid. Bl. 289681.

49Украïна. Т. 1. С. 54-55.

50РА АА, Dienststelle Ribbentrop (R 27120). Bl. 289679.

51Ibid. Bl. 289680.

52Украïна. Т. 1. С. 55-56.

https://interaffairs.ru/jauthor/material/2312
Tags: Национализм, ОУН-УПА
Subscribe

Posts from This Journal “Национализм” Tag

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments