Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Как Сталин сотрудника Генштаба проучил

По мотивам реальных событий

Похожую историю в качестве эпизода использовали сценаристы известного сериала про сотрудников уголовного розыска, капитана Жеглова и старшего лейтенанта Шарапова: когда Шарапов оставил секретный документ на столе, Жеглов, чтобы проучить забывчивого и легкомысленного молодого опера, документ спрятал. Шарапов чуть с ума не сошел, пока искал пропажу. Все закончилось хорошо, "пропажа обнаружилась" - Жеглов признался, что спрятал намеренно. Жестокий урок, если учесть, что за утрату документа отвечать пришлось бы по всей строгости. Шарапов был шокирован тем, как с ним обошелся его друг. Жеглову пришлось долго и терпеливо объяснять мотив своего поступка. Яркий эпизод, запоминающийся.



Оказалось, что история не придуманная, аналогичный случай был в действительности. Об этом рассказал в своих воспоминаниях офицер Генерального штаба С.М. Штеменко /начальник Генштаба в 1948—1952гг., начальник ГРУ ГШ ВС СССР в 1956—1957 гг./ в книге "Генеральный штаб в годы войны".

Однако стоит помнить о том, что писал об этой книге писатель В. Д. Успенский:

"Я отправил своему Учителю (Шолохову М. А.) большое послание, в котором весьма нелестно отзывался о мемуарах генерала С. М. Штеменко «Генеральный штаб в годы войны», упрекая автора не столько в фактических огрехах, сколько в стремлении всеми силами скрыть ошибки, просчёты И. В. Сталина и свои собственные. Ради этого генерал использовал малопочтенные способы: умалчивания, передержку, однобокий показ людей и событий" (Успенский В. Д. "Тайный советник вождя").

И о самом Штеменко:

Маршал Василевский вспоминал о снятии Штеменко с поста начальника Генерального штаба в 1952 году:

"После этого мы ушли. Первый ушёл Штеменко. Потом мы с Соколовским. Штеменко так и не сказал за всё заседание ни слова. Когда я, уходя последним, уже был в дверях, Сталин позвал меня обратно. Я зашёл, поняв, что он хочет говорить со мной, с одним из нас троих.

— Чтоб вы знали, товарищ Василевский, почему мы освободили Штеменко. Потому что он всё время пишет и пишет на вас, надоело. Поэтому решили освободить.

Так Сталин объяснил мне тогда причины снятия Штеменко. Впоследствии я мог убедиться в правильности его слов, держа в руках документы".

Теперь собственно "правдивая история":



В Ставке

Шел 1943 год. 24 июля в Ставке Верховного Главнокомандования проходили рабочие совещания по операции "Кутузов" (12 июля-18 августа). С докладом к Сталину прибыл А.И. Антонов (заместитель Начальник Генштаба, начальник Оперативного управления Генштаба с декабря 1942 года) со своим помощником, С.М. Штеменко. Предстояла работа с картами, которые Антонов и Штеменко принесли с собой и разложили на столе: отдельная карта на каждый фронт и сводная. Каждая карта сверхсекретная.

Вошел Сталин, и началась работа. Доклад занял больше времени, чем предполагалось изначально потому, что возник вопрос с использованием танков. Сталин пригласил Я.Н. Федоренко (заместитель наркома обороны СССР, с декабря 1942 года — командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии).

Беспорядок на столе

Когда Федоренко пришел, стол все еще был застлан картами, ни одного свободного места. Не дожидаясь, пока карты будут убраны, Федоренко начал раскладывать поверх свои документы - справки, списки, ведомости. Сталин начал задавать вопросы. Федоренко отвечал и каждый раз обращался к тому или иному документу. Они хоть и были разложены на большом столе, но нужный иногда находился не сразу. Вскоре на столе образовалась каша - федоренковские справки и ведомости перемешались с оперативными картами. Апогеем стал момент, когда в поисках очередной нужной справки Федоренко выложил на стол и свой портфель.


В Ставке Верховного Главнокомандования.

Сталин все это видел и, если раньше мог по поводу такого беспорядка сделать замечание, сейчас молчал - видел, что Федоренко и так нервничает, если уже выложил на стол свой портфель. В итоге решение по проблемному вопросу было найдено - Федоренко предложил вариант, который всех устроил. Стали собираться. Каждый складывал свое. Штеменко перед тем, как выйти из кабинета Сталина, еще раз осмотрел стол - там оставались только бумаги Федоренко и портфель.

Пропажа

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/57/Sergey_Shtemenko_1.jpg В Генштабе возвращения Антонова и Штеменко /на фото/ уже дожидались начальники направлений и отделов. Штеменко стал раздавать карты, добавляя, если нужно, новые поручения. Комната пустела по мере того, как ее покидали офицеры со своими картами. В какой то момент Штеменко начал осознавать, что карт не хватает. А когда в кабинете осталось двое офицеров и пустой стол, понял, что случилось страшное - двух карт не было и среди них- главной, сводной.

Поиски

"Федоренко прихватил!" - первая спасительная мысль. Штеменко немедленно ему позвонил. Помощник сообщил, что от Сталина Федоренко вернулся, но портфель пока не разбирал.

Штеменко срочно отправил туда своего помощника, А.А. Грызлова:

- Осмотрите с Федоренко все, что у него в портфеле. Сейф тоже, может быть карты там.

Едва за Грызловым закрылась дверь, Штеменко позвонил помощнику Сталина, Поскребышеву. Доложил о том, что вернулся от Сталина без нескольких карт, никуда по дороге не заходил и не заезжал, сразу в Генштаб. Карт нет!

-Я все проверил, никаких карт на столе нет. Все разъехались. Ищите у Федоренко.

-Ищем..

Вернулся Грызлов:

- Все проверили, осмотрели.

-И сейф?

- И сейф. Карт нет.

Сообщать или не сообщать Сталину

Это было уже не просто ЧП,  а преступная халатность, за которую по законам военного времени "ответ" был один... Штеменко доложил о случившемся Антонову. Главный вопрос - когда докладывать Сталину - во время следующего визита в Кремль через несколько часов или продолжать поиски в надежде, что карты найдутся. Тщательно проанализировав все, что происходило во время доклада и после него, пришли к выводу, что карты где-то в Генштабе или все же у Федоренко. Не могли же они испариться!

Антонов посоветовал Штеменко воздержаться от немедленного звонка Сталину и не докладывать о пропаже во время очередного визита в Кремль.

Совет вышестоящего начальника Штеменко пришелся не по душе, но возразить не решился - карты и правда могли найтись в любую минуту.

Молчание

"В тот же день вторично поехали в Ставку и, как условились, о происшествии - ни слова. Сталин тоже ничего не сказал. Вернулись в Генштаб. Тут - никаких перемен: карты как в воду канули".

В сотый раз прокрутив в памяти события вчерашнего дня до мельчайших подробностей, Антонов и Штеменко пришли к выводу, что карты остались в кабинете Верховного и, если пропали, то только оттуда. Надо доложить Сталину.

"Дольше молчать было нельзя".

Карты у вас!

Еле дождавшись следующего дня, Антонов со Штеменко отправились на встречу со Сталиным. С тайной надеждой еще раз поинтересовались у Поскребышева - не обнаружились ли карты здесь. Поскребышев молча покачал головой и посмотрел на часы - скоро придет Сталин.

Разложили на столе карты, приготовились. Вошел Сталин. Поздоровались. Пора начинать доклад.

- "Товарищ Сталин, - начал Штеменко. - Сутки назад мною оставлены у вас две карты(...). Прошу вернуть их мне.

Тот сделал удивленный вид:

-Почему вы думаете, что они у меня? Ничего у меня нет.

-Не может этого быть. Мы нигде, кроме Ставки и Генштаба, не бываем. (...)" Карты у вас.

Сталин внимательно посмотрел на Штеменко, перевел взгляд на Антонова, потом снова на Штеменко, молча повернулся и ушел в свою комнату отдыха. Секунды, пока он отсутствовал, показались офицерам адом. Наконец Сталин показался в дверях, держа в вытянутой руке за краешек обе пропавшие карты.



-Нате! - Сталин встряхнул картами перед носом застывших с каменными, но счастливыми лицами офицеров и бросил их на стол.

... Происшествие могло закончиться для Антонова и Штеменко военным трибуналом. Но Сталин ограничился тем, что по-своему проучил офицеров.

Надо отдать должное Штеменко, который включил эпизод в книгу, хотя в начале главы признался, что "С операцией "Кутузов"(...) связаны очень неприятные воспоминания личного плана".

Ни Сталин, ни Поскребышев, ни Федоренко об этом не упомянули нигде. И если бы не признание Штеменко, об этом эпизоде никто никогда бы так и не узнал.

"Об этом случае никогда более ни в Ставке, ни в Генштабе никто не вспоминал. Да и надобности в этом не было. Он и без того послужил для меня предметным уроком на долгие годы".

Кстати, интересный факт. Дослужившись до звания генерал армии и будучи несколько лет начальником Генштаба, Штеменко не стал Героем Советского Союза. Его высшей наградой стал единственный орден Ленина.

https://zen.yandex.ru/media/id/5f009eab84a801506ee3ccfa/stalin-prouchil-sotrudnika-genshtaba-tak-chto-tot-edva-ne-posedel-no-ne-obidelsia-i-ne-obozlilsia-a-zapomnil-urok-na-vsiu-jizn-6071ad16420d4500ed9a5300?&utm_campaign=dbr
Tags: Сталинизм
Subscribe

Posts from This Journal “Сталинизм” Tag

promo io_sono_qui 07:35, вчера 99
Buy for 110 tokens
Украина минометным огнем «поздравила» жителей Донбасса с Днем Победы сегодня, а вчера был убит ветеран 1939 года рождения. 2 мая, в день памяти жертв одесской трагедии в доме Профсоюзов, Фейсбук методично банил посты тех, кто упоминал об этой дате. В Киеве, по словам "Гриши" Грэма Филлипса,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment