Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Category:

Прятались за печкой, жили в хлеву

Движение «лесных братьев» в советской Прибалтике было разгромлено в первой половине 1950-х годов. Тем не менее отдельные группы повстанцев продолжали скрываться в лесах и на отдаленных хуторах. С представителями советской власти они уже не воевали, а вся их «партизанская» активность сводилась к игре в прятки. Этому способствовали глухие прибалтийские пущи и помощь некоторых местных жителей, симпатизировавших «лесному братству». Отдельные борцы с «советским режимом» настолько овладели искусством укрываться, что вышли из леса только в перестройку.



Адольфас Раманаускас

Столкновения между «лесными братьями» и советскими войсками начались летом 1944 года, вслед за тем, как Красная армия оказалась на территории Прибалтики. С тех пор сопротивление повстанцев приняло массовый характер и стало отличаться чрезвычайной жестокостью. Особенно это было свойственно Литовской ССР.

Основная фаза вооруженной националистической борьбы с советской властью в Прибалтике пришлась на первую послевоенную пятилетку. Затем сопротивление «лесных братьев» пошло на спад.

Оставшиеся отдельные очаги организованного антисоветского выступления литовских националистов были потушены в середине 1950-х годов, после того как был пойман один из последних главарей «лесных братьев» Адольфас Раманаускас.

С конца 1950-х годов группировки «лесных братьев» оказались полностью изолированы друг от друга. Они уже не нападали на представителей советской власти, а только прятались от них.

Причем некоторым прибалтийским борцам с «кремлевским режимом» настолько удалось сжиться с природной средой, что в лесных пущах они просидели едва ли не до конца существования СССР.

Так, например, в Эстонской ССР целая семья «лесных братьев» по фамилии Моттусы более двадцати лет прожила в сырых, промерзающих насквозь землянках. Прежде чем чекисты в 1967 году поймали братьев Гуго и Аксель Моттусов, те успели похоронить в лесу скончавшихся от голода и болезней отца, брата и сестру.

Еще один эстонский «партизан» Калев Арро был вынужден более двадцати лет в одиночку скитаться по лесам, иногда выходя к хуторам, чтобы подзаработать. Так, в 1974 году его, работающего в поле, заприметил парторг одного из колхозов. На место были вызваны сотрудники органов госбезопасности, которые начали прочесывать лес. Обнаружив погоню, эстонский «лесной брат» открыл огонь и в ходе перестрелке был убит.

Последним эстонским «лесным братом» стал Аугуст Саббе, который в годы немецкой оккупации состоял в националистической коллаборационистской организации «Омакайтсе». После окончания войны он вышел из леса, легализовался, год официально проработал на мельнице. Но когда чекисты потребовали от него выдать подельников, Саббе вновь ушел в лес, где просидел аж до конца 1970-х годов.



Аугуст Саббе (слева)

В сентябре 1978 года Аугуст Саббе рыбачил в природном заказнике. Там его приметили проплывавшие на лодке офицер КГБ и инспектор милиции. Они сфотографировали бывшего повстанца, поинтересовались, как клюет и на какой адрес прислать фотокарточку. Саббе, почуяв неладное, достал оружие и выстрелил в сотрудников правоохранительных органов, но промахнулся. Потерпев неудачу, он бросился в реку. Но и переплыть водоем у него не вышло: Саббе утонул.

Так бесславно закончилась «партизанская» борьба не на жизнь, а на смерть последнего эстонского «лесного брата».

Интересно, что в процедуре опознания трупа приняла участие двоюродная сестра Аугуста Саббе, но она не выдала свое родство и не рассказала, кем был мертвец. Женщина призналась в этом только после распада Советского Союза.



Памятник у места гибели Аугуста Саббе

В Литовской ССР дольше всех от советской власти скрывался «лесной брат» Стасис Гуйга по кличке «Тарзанас». К движению он примкнул в 1944 году.

В начале 1950-х годов отряд «Тарзанаса» попал в организованную спецслужбами засаду. Вырваться из рук сотрудников госбезопасности удалось только ему. С тех пор на протяжении более 35 лет «лесной брат» бегал по отдаленным хуторам.

Большую часть времени «Тарзанас» прятался за печкой у приютившей его одинокой женщины Онуте Чинчикайте.

На тропу войны он больше не ступал, а вся его «партизанская» деятельность сводилась лишь к тому, чтобы перебираться от одного хутора к другому.

В 1986 году Стасис Гуйга заболел и умер. Всего лишь год «борец за свободную Литву» не дожил до начала «Поющей революции», прокатившейся по советской Прибалтике.



Дом, в котором прятался Стасис Гуйга / Фото: bernardinai.lt

Современные литовские историки лепят из последнего литовского «лесного брата» образ героя, святого человека и провидца. Из статьи в статью кочуют воспоминания одной из женщин, которой довелось в свое время пообщаться со Стасисом Гуйга.

«Он был необычайно твердым человеком. Откуда была у него эта твердость? Часто молился. Казалось бы, оружие и молитвенник — вещи несопоставимые. Но он очень часто молился, был очень верующим. Был оптимистом. Тренировал память, здоровья был отменного. И духовно был здоровым. Потому как в таких условиях потерять твердость духа...», — говорила она.

Вот именно с этим твердым духом «Тарзанас» и сидел 36 лет на хуторе за печкой, вздрагивая от каждого скрипа двери. Настоящий диванный, вернее, печной борец с «советским режимом».

Латвийский истеблишмент не может похвастаться столь эпичными историями о сопротивлении «лесных братьев» советской «агрессии». Тем не менее и в Латвийской ССР был свой «Тарзанас».

Знакомьтесь — Янис Пинупс. К «лесным братьям» он никого отношения не имел. В 1944 году этот латышский «герой» был призван в ряды Красной армии, откуда по прошествии пары месяцев дезертировал.

С того самого времени он прятался в хлеву рядом с домом родителей.

Там в навозе он вырыл комфортабельную землянку, в которой благополучно почивал.

Правда, Пинупс и без дела не сидел: помогал родственникам работать в поле да ходил в лес по грибы. Из своего укрытия он решил выйти только в 1995 году, после того как из Латвии были выведены последние советские части.



Янис Пинупс (в центре)

Сегодня в Литве, Латвии и Эстонии «лесные братья», в том числе и те, кто отсиживался в навозе или за печкой, — органичная часть прибалтийского пантеона «героев». В одном ряду стоят те, кто прятался по лесам и хуторам, и те, кто принимал участие в Холокосте, кто убивал мирное население, кто служил в легионах СС.

А других «героев» в Прибалтике нынче нет.

https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/28022020-pryatalis-za-pechkoy-zhili-v-khlevu-lesnye-bratya-skryvalis-ot-sssr-do-perestroyki/
Tags: Великая Отечественная
Subscribe

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments