Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Главный чиновник по религии: Фашисты вдохнули новую жизнь в украинскую автокефалию



Немецкие нацисты помогали автокефалии в Украине, а избитые при захватах священники и прихожане УПЦ сами в этом виноваты: откровения одного из создателей ПЦУ А. Юраша.

Андрей Юраш, уроженец Черкасской области, окончивший Львовский университет им. И. Франка и там же начавший свою трудовую деятельность в качестве преподавателя и религиоведа, является одним из архитекторов нынешней модели церковно-государственных отношений в Украине. Он был одним из основных действующих лиц в проекте создания ПЦУ. Он является одним из главных оппонентов УПЦ во власти. Он активно поддерживает политику захватов храмов и незаконных перерегистраций общин в ПЦУ, которую сторонники этой организации почему-то именуют «переходами».

С 2014 по 2020 гг. А. Юраш возглавлял Департамент по делам религий и национальностей Министерства культуры Украины. После того, как этот орган был расформирован, и на его месте была создана Государственная служба по вопросам этнополитики и свободы совести, Юраш пытался возглавить и эту структуру, однако проиграл соответствующий конкурс Елене Богдан, как объяснил впоследствии сам Юраш, «из-за заказа Путина и Московского патриархата». Но без дела Юраш не остался, специально под него и его команду был создан отдел по вопросам религий и национальностей при Секретариате Кабинета министров. В этой новой должности А. Юраш дал интервью youtube-каналу «DetectorUA», в котором поведал весьма много интересного. Проанализируем самые основные моменты.



Избитые прихожане захваченных храмов сами виноваты

Корреспондент: «Один такой вопрос и ваш, такой человеческий ответ. Я человек, который изучает этот процесс. Вот мне дают видео на канале МП, Московского Патриархата в Украинской Православной Церкви (такого не существует в природе). Драка…, бабушки…, дедушки…, побитые с синяками, матюками… (речь о захватах храмов). Моя реакция? Как я должен относиться к этому всему? К такой куче бесконечной материалов, которая преподносится нам, как преследования и это слово употребляется, вы знаете это».

А. Юраш: «Смотрите, я по-человечески скажу так, что тут моральную ответственность несут люди, которые провоцируют эти драки, и мы понимаем, что в этих 700 почти общинах (перешедших в ПЦУ по версии А. Юраша), о которых я говорю, в 95 процентах есть большинство, которое готово, которое принимает этот процесс (перехода в ПЦУ) и находится 5-10 людей, которые, как правило, мобилизуются священнослужителями… Это моральная ответственность тех, кто хочет остановить объективные тенденции. Это ответственность двух планов: ответственность общеидеологическая, что они не хотят в принципе, априори никаких изменений, и они хотят остановить эти процессы, которые, на мой взгляд, нельзя остановить… <…> И второй уровень ответственности конкретно тех общин, где сознательно манипулируют – очень часто некомпетентная, малообразованная позиция значительного меньшинства общины, которое пытается противостоять, отрицать этот тренд… И тут роль пастырей, которые сознательно выводят этих бабушек, дедушек, не для того чтобы они действительно ощутили благодать Божию в драке, а для того, чтобы создать картинку…».

Что тут можно сказать?

Во-первых, А. Юраш не отрицает сам факт массовых избиений прихожан и священников при захватах храмов. Впрочем, количество видеосвидетельств настолько велико, что отрицать это в принципе невозможно.

Во-вторых, А. Юраш нагло лжет, когда говорит о «5-10 людях», которые якобы препятствуют мирному переходу общины в ПЦУ. Свою ложь он обличает своими собственными словами. Давайте представим себе картину: 95 процентов прихожан голосуют за переход в ПЦУ, но находится 5-10 человек, «бабушек и дедушек», которых к тому же избивают сторонники ПЦУ, но которые тем не менее успешно (!) противостоят тем 95 процентам своих собратьев, которые жаждут присоединиться к организации Сергея (Епифания) Думенко. Эти 5-10 человек сначала пытаются физически защищать свою церковь, оббивают пороги судов и органов местной власти в поисках справедливости, а если им не удается отстоять храм, уходят служить в другое помещение. При этом практически во всех селах, где сторонники ПЦУ отобрали у православной общины храм, по воскресным дням наблюдается одна и та же картина: отобранный храм стоит полупустой, а помещение, где проводится служба общины УПЦ – забито народом. В этом может убедиться каждый, стоит только проехать по соответствующим населенным пунктам.

В-третьих, на самом деле схема рейдерского захвата храма и незаконной перерегистрации общины в ПЦУ уже отработана до мелочей, и выглядит она следующим образом: проводится собрание не религиозной общины УПЦ, как того требует закон «О свободе совести и религиозных организациях», а территориальной общины, т.е. жителей всего населенного пункта, среди которых большинство заходит в храм в лучшем случае пару раз в год. А нередки случаи, когда голосуют католики, баптисты, протестанты и атеисты. И такая вот «религиозная община» принимает решение о переходе в ПЦУ и подает соответствующие документы в местные органы власти, которые данный переход узаконивают. В это же время настоящая религиозная община УПЦ проводит свое собрание, на котором принимает решение сохранить верность УПЦ. Ну а дальше начинается противостояние, жестокость которого зависит от решимости сторонников ПЦУ. Во многих случаях вызываются представители национал-радикалов, которые срезают замки в храме, избивают прихожан и священников УПЦ и творят разные бесчинства. Община УПЦ пытается отстоять храм, служит молебны, ходит по судам и часто, дабы сохранить мир с односельчанами, уступает и уходит молиться в другое помещение или строит себе отдельный храм.

В-четвертых, роль пастырей, которых упрекает Юраш, заключается не в том, чтобы подставить «бабушек и дедушек» под удары сторонников ПЦУ и создать «картинку», а в том, чтобы утвердить своих прихожан в православной вере, которая заключается также и в этом: «Верую во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь». ПЦУ – это организация, созданная из двух раскольнических групп, УПЦ КП и УАПЦ, а выданный этой организации Константинопольским патриархатом Томос, это, по меткому выражению митрополита Запорожского Луки (Коваленко), – справка трупу о том, что он жив. Ожить во Христе можно только путем покаяния, но никак не путем получения некоего документа от Константинопольского патриарха, пытающегося на наших глазах стать эдаким «восточным папой».

И в-пятых, обвинять в преступлении не преступников, а жертв – это верх цинизма, который очень ярко характеризует как самого А. Юраша, так и многих других сторонников ПЦУ.

Обвинять в преступлении не преступников, а жертв – это верх цинизма, который очень ярко характеризует как самого А. Юраша, так и многих других сторонников ПЦУ.

Русские святые – это не наша идентичность

Говоря на тему о переименовании УПЦ на РПЦ в Украине, А. Юраш также, что называется, вывел себя на чистую воду. Объясняя в чем разница украинской церковной идентичности от русской, он не смог привести никаких аргументов, кроме… святых.

А. Юраш: «На самом деле это вопрос выбора своей идентичности, подтверждения своей идентичности. Все больше и больше в среде Украинской Православной Церкви в единстве с Московским Патриархатом есть таких церковных концептов, которые связывают ее именно с Россией. Это определенное акцентирование на определенных святых, которые взяты из российской традиции. <…> Что тут самое драматическое для меня, что эти моменты, которые связывают идентичность УПЦ именно с российской традицией… У нас, я убежден, каждый имеет право любую идентичность предлагать, экспериментировать с ней… <…> Но название УПЦ маркирует ее де-факто связанную с Россией традицию как украинскую».

Вопрос о том, чем отличается украинская и русская церковные идентичности ставит в тупик любого сторонника ПЦУ. Да, Церковь в Московском государстве с 1448 г. является независимой от Константинополя, а Церковь в Украине до 1686 г. существует как митрополия Константинопольского патриархата, но как это повлияло на церковную идентичность? Разве мы стали по-разному молиться? У нас появились разные монашеские традиции? Разные способы стяжания Духа Святого? Или, может, у нас возникла какая-то разница в организации приходов и епархий? Или, может, появились разные богослужебные облачения? Может, мы как-то по-разному стали понимать Евангелие? Оказывается – нет. Все у нас одинаково.

Единственное, что пришло на ум А. Юрашу – это святые, «которые взяты из российской традиции». Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Ксения Петербургская, Матрона Московская, Иоанн Кронштадтский, Амвросий Оптинский, Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник и многие другие почитаемые в Украине святые из России, чем они не угодили А. Юрашу? Сей недруг Украинской Православной Церкви не может осознать, что святые вообще не делятся по «идентичностям». Любой святой – это достояние всей Православной Церкви. Апостолы Христовы были евреями, святители Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст – греками, преподобный Моисей Мурин – эфиопом, преподобный Ефрем Сирин – сирийцем, преподобный Исаак Сирин – скорее всего, арабом, преподобный Иоанн Кассиан – галлом (французом) и так далее. Все они принадлежат одной христианской идентичности и почитаются всеми христианами во всех странах. Также и святые, проживавшие на территории нынешней Украины, почитаются во многих странах: преподобные Антоний и Феодосий и прочие чудотворцы Печерские, святитель Лука Крымский, священномученик Владимир Киевский и так далее.

Чтобы немного подыграть А. Юрашу, скажем нечто об идентичности ПЦУ, которая отличается от идентичности Православной Церкви.

Заключается эта идентичность в том, что:

ПЦУ создана из раскольнических деноминаций;
ПЦУ создана в основном усилиями американских дипломатов и украинских государственных чиновников;
ПЦУ не может существовать без государственной поддержки;
ПЦУ является опорой для националистической идеологии;
ПЦУ использует насильственные и незаконные методы увеличения численности своих приходов;
ПЦУ пропагандирует ненависть к врагам и призывает бороться с ними.

Фашисты вдохнули новую жизнь в украинскую автокефалию

Рассказывая об этапах становления украинской автокефалии, А. Юраш начал с 1917 г. и опять, образно говоря, сел в лужу, продемонстрировав как непонимание природы Церкви, так и связав эту автокефалию с фашистским и большевистским режимами.

Действительно, идея украинской автокефалии идет рука об руку с идеей украинской государственности и без нее не может существовать, что говорит о том, что идея эта по сути своей не религиозная, а политическая. Первая официальная заявка на создание Украинской автокефальной церкви была сделана 9 ноября 1917 г. в Киеве на 3-м Всеукраинском войсковом съезде, который принял резолюцию об автокефалии Украинской православной церкви, её независимости от государства и украинизации богослужений. То есть не Архиерейский или Поместный собор, не епископат, духовенство и миряне, а военные выразили желание на волне перспективы независимости Украины, иметь свою собственную церковь. Правда, про этот войсковой съезд А. Юраш не вспомнил, зато вспомнил о так называемом Соборе 1921 г., который и создал первую украинскую автокефалию: «Кстати, в этом году, в октябре, отмечаем сто лет Собора 1921 года, когда автокефалия была впервые задекларирована».

Однако А. Юраш умолчал о следующем:

Собор 1921 г. в Киеве, провозгласивший автокефалию, проходил при власти большевиков и с их согласия.
На Соборе не было ни одного епископа, соответственно, он не может быть признан церковным, поскольку, как сказал святитель Киприан Карфагенский: «Епископ – в Церкви и Церковь – в епископе, и кто не с епископом, тот и не в Церкви».
О моральном облике главных деятелей того Собора красноречиво высказался тогдашний Митрополит Киевский Михаил (Ермаков), который на просьбу рукоположить епископов для планируемой автокефальной церкви ответил: «Я гадюк в епископы не посвящаю».

Именно на том Соборе в качестве главы автокефалии был избран Василий Липковский, но поскольку не было ни одного епископа, чтобы совершить его хиротонию, раскольники кощунственно возложили на Липковского руку священномученика Макария, митрополита Киевского (1494—1497) и объявили отлученного протоиерея «митрополитом». Отсюда и утвердилось за автокефалистами название «самосвяты».

Но в дальнейшем своем повествовании о перипетиях украинской автокефалии А. Юраш и вовсе опустился до признания заслуг фашистских оккупантов.

А. Юраш: «Сороковые годы, приход немцев, немецкой армии, которая не ограничивает религиозные чувства людей, община (автокефалистов), которая осталась на этой территории, снова появляется. Это, условно говоря, снимается какое-то перекрытие, и растение снова начинает расти».

Да, действительно, при нацистской оккупации стали открываться храмы, и не только Украинской автокефальной церкви. Но восхвалять заслуги нацистов в становлении украинской автокефалии – это пример неприкрытого цинизма. Немцы уничтожали население Украины миллионами, сжигали жителей деревень, расстреливали горожан, угоняли сотни тысяч юношей и девушек в рабство в Германию. Все это не позволяет любому человеку, у которого сохранились еще остатки совести, положительно высказываться о роли немецких нацистов в чем бы то ни было.

Даешь объединение католиков и православных на День Независимости Украины!

Под конец интервью собеседники пустились в рассуждения о том, как бы было хорошо, если бы на 30-летие Независимости Украины в Киев приехал не только патриарх Варфоломей, но и папа римский Франциск. И суть слов, и тональность самого разговора не оставляют никаких сомнений в том, что слияние с католиками является мечтой сторонников ПЦУ, а, возможно, и главной целью этого проекта.

Корреспондент: «Я спрашивал вас о визите патриарха Варфоломея, но насколько я понимаю, Президент Зеленский пригласил и римского папу. <...> Скажите, есть ли какой-то ответ?»

А. Юраш: «Это была очень хорошая идея, также пригласить и папу римского на то же празднование Дня Независимости. Это был бы мощный сигнал и в определенном идеологически-культуральном смысле, что Украина является государством, которое является родиной для многих религий…»

Здесь следует остановиться и обратить внимание на очередной опус религиоведа А. Юраша. Украина может являться родиной разве что каких-то примитивных древнеславянских языческих культов, и то не факт. Ни одна мировая религия не сформировалась на территории нынешней Украины и не считает ее своей родиной. Но продолжаем следить за речью А. Юраша:

«И, с другой стороны, это дало бы очень мощный импульс межрелигиозным экуменическим связям. Но ответа (римского папы), как я понимаю, еще нет…»

Экуменизм в риторике как А. Юраша, так и сторонников ПЦУ вообще – однозначно со знаком плюс. Однако обозначает он, в своей современной практике, в лучшем случае совместные молитвы с еретиками, а в худшем – забвение догматов веры и готовность объединяться с кем угодно, лишь бы объединяться. Но сторонников ПЦУ это не смущает, наоборот, восторги по поводу возможного сближения с иными конфессиями и, прежде всего, католиками звучат из их уст регулярно.

История свидетельствует, что Ватикан всегда враждебно относился к Православию, именовал православных схизматиками (раскольниками) и пытался присоединить к себе Православные Церкви каждый раз, когда появлялась такая историческая возможность. Особенно это актуально для Украины, которая испытала на себе все ужасы и прямого окатоличивания и навязывания унии, когда католицизм старался завладеть душами православных под прикрытием православных обрядов. Характеризуя деятельность католиков в Украине, нельзя не привести здесь всем известные строки Т. Шевченко.

Ще як були ми козаками,
А унії не чуть було,
Отам-то весело жилось!

Братались з вольними ляхами,
Пишались вольними степами,
В садах кохалися, цвіли,
Неначе лілії, дівчата.

Пишалася синами мати,
Синами вольними... Росли,
Росли сини і веселили
Старії скорбнії літа...

Аж поки іменем Христа
Прийшли ксьондзи і запалили
Наш тихий рай. І розлили
Широке море сльоз і крові,

А сирот іменем Христовим
Замордували, розп’яли...
Поникли голови козачі,
Неначе стоптана трава,

Украйна плаче, стогне-плаче!
За головою голова
Додолу пада. Кат лютує,
А ксьондз скаженим язиком
Кричить: «Te Deum! Алілуя!..»

Очевидно корреспондент «DetectorUA» все-таки что-то помнит о бесчинствах католиков в Украине, поскольку следующий его вопрос – о проблеме прозелитизма.

Корреспондент: «Но не будет ли в ваших дружественных отношениях (с римским папой) угрозы прозелитизма? Например, православная община…, даже не будем делить московская или не московская, чувствительно относится… так очень деликатно к католическому присутствию. Тут есть какой-то конфликт, или это не критично?»

А. Юраш: «Мы живем в свободном обществе. Сам концепт прозелитизма… я делаю реферативные обращения к привязкам к украинско-российским отношениям… Но мы помним, что концепцию, якобы прозелитизма, кто (разрабатывал) постоянно еще в 90-х годах? Московская патриархия. Да. Это в России она разрабатывалась. Но она является порождением еще тех времен, когда кто-то мог думать, что можно где-то законсервироваться, жить в каком-то своем пространстве, в своих каких-то представлениях. Никто не может и не имеет права вмешиваться в своеобразный рынок идей, в том числе и духовных идей. Сейчас мы имеем абсолютно открытое общество. И любой человек…, вы говорите, православные, что православный человек не может в интернете, через другие средства массовой информации получить любую информацию о любой религии, в том числе и про католицизм? И поэтому, неужели в этом глобализированном мире, когда мы каждый день можем быть потребителями самого разнообразного духовного продукта, визит папы может как-то радикально что-то разбалансировать или изменить?»

Здесь религиовед А. Юраш опять не стыдится демонстрировать собственную безграмотность. Концепция прозелитизма разрабатывалась не в России в 90-х годах, а еще в Ветхозаветном иудаизме, когда в Завет с Богом через обрезание могли вступить не только евреи, но и иноплеменники. Концепция Ветхозаветного прозелитизма даже делила прозелитов на две категории: прозелиты правды, которые всецело принимали иудейство, и прозелиты врат, приобщавшиеся к иудейству частично и имевшие право доходить только до врат притвора Иерусалимского храма. В христианскую эпоху, особенно в втором тысячелетии, такие явления как прозелитизм и миссионерство стали различаться. Причем термин «прозелитизм» приобрел преимущественно негативный оттенок и стал ассоциироваться в основном с католической экспансией. Он стал обозначать обращение в католичество путем насилия, обмана или подкупа.

А. Юраш пытается подменить понятия. Конечно, никто не может оградить православных от информации о других религиях, в том числе и о католичестве. Но прозелитизм – это вовсе не про информацию, на основании которой человек или община делает свой свободный выбор. Прозелитизм, а особенно прозелитизм католический – это те же жестокие захваты храмов УПЦ, которые мы наблюдаем сейчас, помноженные на финансовые, административные и политические возможности Ватикана, или силовых блоков, например, нацистов.

В начале ВОВ, когда нацисты продвигались по украинской территории, глава униатов Андрей Шептцикий учил своих подчиненных как обманом завоевывать доверчивых православных. 7 мая 1942 года во время II архидиоцезиального синода были изданы так называемые «Главные правила душепастырства», в которых главное внимание уделялось распространению унии и созданию новых приходов на всей территории СССР. В IV-м разделе этих «Правил», написанных Шептицким, читаем: «Если кто-нибудь из духовенства находится на территории не присоединённой (к унии.) Православной Церкви, то имеет право учредить приход... При этом следует иметь в виду несколько особенностей, в частности, в таких приходах нужно оставить по-старому все традиции в обрядах, науках веры и морали, которые не противоречат католической вере. Поминать на Литургии имя Папы можно только хорошо сориентировавшись в ситуации, чтобы с первого раза не оттолкнуть прихожан от себя... Разрешается оставлять в таких храмах иконы тех святых, которые не признаются в Католической церкви, чтобы не вызывать обвинений в латинизации…».

Вот как описывает прозелитизм католичества на Западной Украине в конце 80-х – начале 90-х годов протоиерей Ростислав Ярема в исследовании «Межконфессиональные конфликты на Украине в ΧΧ–ΧΧΙ веках»:

«Были случаи, когда, ворвавшись в церковь, греко-католики сразу отпиливали «лишние» перекладины на «неправильных» восьмиконечных крестах, рисовали пронзенные сердца на иконах иконостаса, публично высыпали в лужу Святые Дары из дарохранительниц. Священники и верующие, конечно, не могли спокойно терпеть такое надругательство над святыней. Повсеместно происходили драки с кровопролитием.

В конце декабря 1989 г. в Долинском районе Ивано-Франковской области двое неизвестных в ночное время ворвались к настоятелю Гошевского монастыря игумену Серафиму (Демьянову) и нанесли ему ножами раны в области живота и сердца в качестве предупреждения, чтобы он сдал униатам монастырь. 2 февраля 1990 г. униаты разгромили монашеские корпуса и выломали двери храма Гошевского монастыря. В селах около монастыря начались поджоги домов православных (около 10 строений). 12 декабря 1989 года в селе Переволока Бучачского района Тернопольской области был убит при защите храма прихожанин Василий Мокрицкий. В ноябре 1990 года, в селе Залисся Золочевского района Львовской области, во время штурма храма, скончался от сердечного приступа священник Василий Бочало».

Вот что такое прозелитизм на самом деле, а не как его пытается представить А. Юраш: почитать про разные религии в интернете.

Продолжаем слушать А. Юраша: «Представьте себе, если б эта идея реализовалась и в Украине на День Независимости встретились два безусловных мировых религиозных лидера…»

Корреспондент: «А если бы подписали Киевскую… ха-ха… декларацию о единстве, то это была бы просто мечта!»

А. Юраш: «Поэтому это, как по мне, очень яркая и продуктивная идея, которую только можно приветствовать и, если бы она была воплощена в жизнь, может, тогда не напрасной была бы миссия многих, кто причастен к этой идее, но и для государства Украина, для общества и нации, которая дала что-то миру».

***

Как видим и корреспондент «DetectorUA», и А. Юраш мечтают о том, чтобы патриарх Варфоломей и папа Франциск приехали в Украину и здесь раскрыли друг другу свои экуменические объятия. В этом же ключе высказываются и сами «безусловные мировые религиозные лидеры» и их украинские подопечные.

Папа Франциск: «Единственное, чего желает Католическая церковь, и чего я ищу в качестве ее главы – это единение с Православной Церковью».

Патриарх Варфоломей: «Пусть порой протекающий медленно, пусть временами сталкивающийся с проблемами, процесс восстановления единства между нашими святыми церквами является необратимым».

Глава УГКЦ Святослав Шевчук: «Следующим шагом (после создания ПЦУ) является экуменический диалог между УГКЦ и объединенным украинским Православием в направлении восстановления первоначального единства этой церкви».

Сергей (Епифаний) Думенко: «Мы очертили определенный путь будущего нашего сотрудничества и в дальнейшем будем искать те точки соприкосновения, которые будут нас объединять».

Как видим, мечты А. Юраша и его собеседника вовсе не беспочвенны, но, думается, что и планируемую унию между Ватиканом и Фанаром ждет та же участь, что и все предыдущие унии, которые разбивались о стойкость в вере православного народа и духовенства.

Кирилл Александров
Tags: Религия
Subscribe

Posts from This Journal “Религия” Tag

promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments