Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Статья В.Путина «Об историческом единстве русских и украинцев»

Недавно, отвечая в ходе «Прямой линии» на вопрос о российско-украинских отношениях, сказал, что русские и украинцы – один народ, единое целое. Эти слова – не дань какой-то конъюнктуре, текущим поли­ти­ческим обстоятельствам. Говорил об этом не раз, это моё убеждение. Поэтому считаю необходимым подробно изложить свою позицию, поделиться оценками сегод­няшней ситуации.

Сразу подчеркну, что стену, возникшую в последние годы между Россией и Украиной, между частями, по сути, одного исторического и духов­ного пространства, воспринимаю как большую общую беду, как трагедию. Это, прежде всего, последствия наших собст­венных ошибок, допущенных в разные периоды. Но и результат целе­направ­ленной работы тех сил, которые всегда стремились к под­рыву нашего единства. Формула, которая применяется, известна испокон веков: разделяй и властвуй. Ничего нового. Отсюда и попытки сыграть на национальном вопросе, посеять рознь между людьми. А как сверхзадача – разделить, а затем и стравить между собой части единого народа.



Чтобы лучше понять настоящее и заглянуть в будущее, мы должны обратиться к истории. Конечно, в рамках статьи невозможно охватить все события, произошедшие более чем за тысячу лет. Но остановлюсь на тех ключевых, поворотных моментах, о которых нам – и в России, и на Украине – важно помнить.

И русские, и украинцы, и белорусы – наследники Древней Руси, являвшейся круп­нейшим государством Европы. Славянские и другие пле­мена на громадном прост­ранстве – от Ладоги, Новгорода, Пскова до Киева и Чернигова – были объединены одним языком (сейчас мы называем его древнерусским), хозяй­ст­венными связями, властью князей династии Рюриковичей. А после крещения Руси – и одной православной верой. Духов­ный выбор Святого Влади­мира, который был и Новгородским, и Великим Киевским князем, и сегодня во многом определяет наше родство.

Киевский княжеский стол занимал главенст­вующее положение в Древнерусском государстве. Так повелось с конца IX века. Слова Вещего Олега о Киеве: «Да будет это мать горо­дам рус­ским» – сохра­нила для потом­ков «Повесть временных лет».

Позднее, как и другие европейские госу­дарства того времени, Древняя Русь столкнулась с ослаблением центральной власти, раздроб­ленностью. При этом и знать, и простые люди воспри­нимали Русь как общее прост­ранство, как свою Отчизну.

После разру­ши­тельного нашествия Батыя, когда многие города, вклю­чая Киев, были разорены, раз­дроб­ленность усилилась. Северо-Восточная Русь попала в ордынскую зависи­мость, но сохранила ограни­чен­ный сувере­нитет. Южные и западные русские земли в основном вошли в состав Вели­кого Княжества Литов­ского, которое, хочу обра­тить на это внимание, в исто­­рических документах назы­валось Великим Княжеством Литовским и Русским.

Представители княжеских и боярских родов перехо­дили на службу от одного князя к дру­гому, враждовали между собой, но и дружили, заключали союзы. На Кули­ковом поле рядом с Великим князем Мос­ковским Дмит­рием Ивановичем сражались воевода Боброк с Волыни, сыновья Великого князя Литовс­кого Оль­герда – Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский. При этом свои войска на соединение с Мамаем вёл Великий князь Литовский Ягайло – сын тверской княж­ны. Всё это – страницы нашей общей истории, отра­жение её сложности и многомерности.

Важно отметить, что и в западных, и в восточных рус­ских землях говорили на одном языке. Вера была право­славной. Вплоть до середины XV века сохра­нялось единое церковное управление.

На новом витке исторического развития точками притяжения, консолидации территорий Древней Руси могли стать и Литовская Русь, и укреплявшаяся Московская Русь. История распо­рядилась так, что центром воссоединения, продол­жив­шим традицию древнерусской государ­ст­­венности, стала Москва. Мос­ковс­кие князья – потомки князя Алексан­дра Невс­кого – сбросили внешнее ярмо, начали собирать исторические русские земли.

В Великом Княжестве Литовском шли иные про­цессы. В XIV веке правящая элита Литвы приняла католичество. В XVI веке была зак­лю­чена Люблинская уния с Польским Коро­левством – образо­ва­лась «Речь Посполитая Обоих Народов» (по сути – польского и литовского). Польская католическая знать получила значи­тельные земельные владения и при­ви­легии на территории Руси. Согласно Брестской унии 1596 года часть западно-русского право­славного духовенства подчи­нилась власти Папы Римского. Проводились ополячи­вание и латини­зация, православие вытеснялось.

Как ответ, в XVI – XVII веках нарастало осво­боди­тельное движение православного насе­ления Подне­провья. Перелом­ными стали события вре­мён гетмана Богдана Хмель­ницкого. Его сторонники пытались добиться от Речи Посполитой автономии.

В прошении Войска запорожского королю Речи Посполитой в 1649 году говорилось о соблюдении прав русского православного населения, о том, чтобы «воевода Киев­ский был народа русского и закона гречес­кого, чтобы не наступал на церкви божии…». Но запорожцев не услышали.

Последовали обра­щения Б. Хмельницкого в Москву, которые рассматривались Земскими соборами. 1 октября 1653 года этот высший пред­ста­вительный орган Русского государства решил поддержать едино­верцев и принять их под покровительство. В январе 1654 года Переяславской Радой это решение было подтвер­ждено. Затем послы Б. Хмель­ницкого и Москвы объехали десятки городов, включая Киев, жители кото­рых принесли присягу рус­скому царю. Ничего подоб­ного, кстати, не было при заклю­чении Люблинской унии.

В письме в Москву в 1654 году Б. Хмель­ницкий благо­дарил царя Алексея Михайловича за то, что он «всё Войско запорожское и весь мир право­славный российский под крепкую и высокую руку свою царскую принять изволил». То есть в обращениях и к польскому королю, и к русскому царю запорожцы называли, определяли себя русскими православными людьми.

В ходе затяжной войны Русского государства с Речью Посполитой некоторые из гетма­нов, наследников Б. Хмельницкого, то «отла­гались» от Москвы, то искали под­держки у Швеции, Польши, Турции. Но, повторю, для народа война носила, по сути, освободительный харак­тер. Она завершилась Андру­совским перемирием 1667 года. Окончательные итоги закрепил «Вечный мир» 1686 года. В состав Русского госу­дарства вошли город Киев и земли левобережья Днепра, включая Полтавщину, Черни­говщину, а также Запорожье. Их жители воссо­единились с основной частью русского право­славного народа. За самой этой областью утвердилось название – «Малая Русь» (Малороссия).

Название «Украина» тогда использовалось чаще в значении, в котором древнерусское слово «окраина» встречается в письменных источ­никах ещё с XII века, когда речь шла о различных пору­бежных территориях. А слово «украинец», если судить также по архивным документам, перво­началь­но означало пограничных слу­жилых людей, обеспечивав­ших защиту внешних рубежей.

На Правобережье, оставшемся в Речи Поспо­литой, реставрировались старые порядки, усилился социаль­ный и религиозный гнёт. Левобережье, земли, взятые под защиту единого государства, напротив, стали активно развиваться. Сюда массово переселялись жители с дру­гого берега Днепра. Они искали поддержки у людей одного языка и, конечно, одной веры.

Во время Северной войны со Швецией перед жите­лями Малороссии не стоял выбор – с кем быть. Мятеж Мазепы поддержала лишь небольшая часть каза­ков. Люди разных сословий счи­тали себя русскими и православными.

Предста­вители казачьей старши́ны, включённые в дворянское сословие, достигали в России высот поли­ти­чес­кой, дипло­матической, военной карьеры. Выпуск­ники Киево-Могилянской академии играли ведущую роль в цер­ковной жизни. Так было и во времена гет­манства – по сути, автономного государственного обра­зования со своим особым внутренним устройством, а затем – и в Российской империи. Малороссы во многом и созидали большую общую страну, её государст­венность, культуру, науку. Участвовали в освоении и разви­тии Урала, Сиби­ри, Кавказа, Даль­него Вос­тока. Кстати, и в советский период уроженцы Украины зани­мали самые зна­чимые, в том числе высшие посты в руководстве единого госу­дарства. Достаточно сказать, что в общей сложности без малого 30 лет КПСС возглавляли Н. Хрущёв и Л. Бреж­нев, чья партийная биография была самым тесным образом связана с Украиной.

Во второй половине XVIII века, после войн с Османской империей в состав России вошли Крым, а также земли Причерноморья, получившие наз­ва­ние «Новороссия». Они заселялись выходцами из всех российских губер­ний. После разделов Речи Пос­по­литой Российс­кая империя возвратила западные древнерусские земли, за исклю­чением Галиции и Закарпатья, кото­рые оказались в Австрийской, а впоследствии – в Австро-Венгерс­кой империи.

Интеграция западно-русских земель в общее госу­дар­ственное прост­ранство являлась не только резуль­та­том политических и диплома­тических решений. Она проходила на основе общей веры и культурных традиций. И вновь особо отмечу – языковой близости. Так, ещё в начале XVII века один из иерархов Униатской церкви Иосиф Рутский сооб­щал в Рим, что жители Московии называют русских из Речи Поспо­литой своими братьями, что письменный язык у них совер­шенно оди­наков, а разго­ворный – хоть и отли­чается, но незначительно. По его выражению, как у жителей Рима и Бергамо. Это, как мы знаем, центр и север современной Италии.

Конечно, за многие века раздроб­ленности, жизни в разных госу­дарствах возникли регио­нальные языковые особен­ности, го́воры. Язык литературный обогащался за счёт народного. Огромную роль здесь сыграли Иван Котляревский, Григорий Сковорода, Тарас Шевченко. Их произведения являются нашим общим литературным и культурным достоянием. Стихи Тараса Шевченко созданы на украинском языке, а проза – в основном на русском. Книги Нико­лая Гоголя, патриота России, уроженца Полтавщины, написаны на русском языке, полны малороссийскими народными выра­жениями и фольклорными мотивами. Как можно поде­лить это наследие между Россией и Украиной? И зачем это делать?

Юго-западные земли Российской империи, Мало­россия и Новороссия, Крым разви­вались как много­образные по своему этническому и религиозному составу. Здесь жили крымские татары, армяне, греки, евреи, караимы, крымчаки, болгары, поляки, сербы, немцы и другие народы. Все они сохраняли свою веру, традиции, обычаи.

Не собираюсь ничего идеализировать. Известны и Валуевский циркуляр 1863 года, и Эмский акт 1872 года, ограничивавшие издание и ввоз из-за границы религиоз­ной и общественно-полити­ческой лите­ра­туры на украинском языке. Но здесь важен исторический контекст. Эти решения принимались на фоне дра­мати­ческих событий в Польше, стремления лидеров польс­кого национального движения исполь­зовать «украин­ский вопрос» в своих интересах. Добавлю, что худо­жественные произведения, сборники украинских стихов, народных песен продолжали издаваться. Объективные факты говорят о том, что в Российской империи шёл активный процесс развития малороссийской культурной идентичности в рамках большой русской нации, соединявшей великороссов, малороссов и белорусов.

Одновременно в среде польской элиты и некоторой части малороссийской интеллигенции возникали и укреп­ля­лись представления об отдельном от русского украинском народе. Исторической основы здесь не было и не могло быть, поэтому выводы строились на самых разных вымыслах. Вплоть до того, что украинцы якобы вообще не славяне, или, наоборот, что украинцы – это настоящие славяне, а русские, «московиты» – нет. Подобные «гипотезы» стали всё чаще использовать в полити­ческих целях как инстру­мент соперничества между европейскими госу­дар­ст­вами.

С конца XIX века австро-венгерские власти под­хватили эту тему – в противовес как польскому нацио­нальному движению, так и москвофильским настро­ениям в Галиции. В годы Первой мировой войны Вена способствовала фор­ми­­ро­ванию так называемого Легиона украинских сече­вых стрельцов. Галичан, заподо­зренных в сим­патиях к пра­во­славию и к России, подвер­гали жестоким репрессиям, бросали в концентра­ционные лагеря Талергоф и Терезин.

Дальнейшее развитие событий связано с крахом евро­­­пейских импе­рий, с ожесточённой Гражданской вой­ной, развернувшейся на огромном пространстве быв­шей Российской империи, с иностранной интер­венцией.

После Февральской революции, в марте 1917 года в Киеве была создана Централь­ная Рада, претендо­вавшая на роль органа высшей власти. В ноябре 1917 года в своём третьем универсале она заявила о создании Украинской Народной Республики (УНР) в составе России.

В декабре 1917 года представители УНР прибыли в Брест-Литовск, где шли пере­говоры Советской России с Герма­нией и её союзниками. На заседании 10 января 1918 года глава украинской деле­гации зачитал ноту о незави­симости Украины. Затем Центральная Рада в своём четвёртом универсале провозгласила Украину независимой.

Продекл­арированный суверенитет оказался недол­гим. Буквально через несколько недель деле­гация Рады под­пи­сала сепаратный договор со странами германского блока. Находившимся в тяжёлом поло­жении Германии и Австро-Венгрии нужны были украинские хлеб и сырьё. Чтобы обеспечить масштабные поставки, они доби­лись согласия на отправку в УНР своих войск и техни­чес­кого персонала. Фактически использовали это как предлог для оккупации.

Тем, кто сегодня отдал Украину под полное внешнее управление, нелишне вспомнить, что тогда, в 1918 году, подобное решение оказалось роковым для правящего в Киеве режима. При пря­мом участии окку­па­ционных войск Центральная Рада была сверг­нута, а к власти приведён гетман П. Ско­ро­падский, провозгласивший вместо УНР Украинскую державу, которая находилась, по сути, под германским протекторатом.

В ноябре 1918 года – после революционных собы­тий в Германии и Австро-Венгрии – П. Скоро­падский, лишившийся поддержки немецких штыков, взял другой курс и заявил, что «Украине первой пред­стоит высту­пить в деле образования Всероссийской феде­рации». Однако вскоре режим вновь сменился. Наступило время так называемой Дирек­тории.

Осенью 1918 года украинские национа­листы про­воз­гла­сили Западно-Украинскую Народную Респуб­лику (ЗУНР), а в январе 1919 года объя­вили о её объединении с Украинской Народной Респуб­ликой. В июле 1919 года украинские части были раз­громлены польскими войс­ками, террито­рия быв­шей ЗУНР оказалась под властью Польши.

В апреле 1920 года С. Петлюра (один из «героев», которых навязывают современной Украине) заключил от имени Директории УНР секретные конвенции, по которым – в обмен на военную под­держку – отдал Поль­ше земли Галиции и Западной Волыни. В мае 1920 года петлюровцы всту­пили в Киев в обозе польских частей. Но ненадолго. Уже в ноябре 1920 года, после перемирия между Поль­шей и Советской Россией остатки петлю­ровских войск сда­лись тем же полякам.

На примере УНР видно, насколько неустойчивыми были разного рода квазигосударст­венные образо­­вания, возникавшие на пространстве бывшей Российской империи в ходе Гражданской войны и смуты. Нацио­налисты стремились к созданию своих отдельных государств, лидеры Белого движения выступали за неде­лимую Россию. Не пред­­ставляли себя вне России и многие респуб­ли­ки, учреждённые сторон­никами боль­ше­виков. Вместе с тем, по разным мотивам вожди боль­шевистс­кой партии порой буквально вытал­кивали их за пределы Советской России.

Так, в начале 1918 года была провозглашена Донецко-Криво­рожская советская республика, которая обратилась в Москву с вопросом о вхождении в Совет­скую Россию. Последовал отказ. В. Ленин встречался с руководителями этой республики и убеждал их действо­вать в составе Советской Украины. 15 марта 1918 года ЦК РКП(б) прямо постановил направить на Украин­ский съезд Советов делегатов, в том числе из Донецкого бассейна, и создать на съезде «одно правительство для всей Украины». Территории Донецко-Криворожской советской рес­пуб­лики в даль­нейшем в основном и сос­тавили области Юго-Востока Украины.

По Рижскому договору 1921 года между РСФСР, УССР и Польшей западные земли быв­шей Российской империи отошли Польше. В меж­во­ен­ный период польс­кое правительство развернуло актив­ную переселен­ческую политику, стремясь изме­нить этнический состав в «восточных кресах» – так в Польше называли тер­ритории нынешней Западной Украины, Запад­ной Бе­лоруссии и части Литвы. Проводилась жёсткая поло­низация, местная куль­тура и традиции подав­лялись. В дальнейшем, уже в годы Второй мировой войны, ради­кальные группи­ровки украинских нацио­налистов использовали это как повод для террора не только против польского, но и еврейского, русского населения.

В 1922 году при создании СССР, одним из учреди­телей которого выступила УССР, после достаточно ост­рой дискуссии среди лидеров большевиков был реализован ленинский план образования союз­ного госу­дарства как феде­рации равноправных республик. В текст Декларации об образовании Союза ССР, а затем в Конституцию СССР 1924 года внесли право свободного выхода республик из Союза. Таким образом, в основание нашей государственности была заложена самая опасная «мина замедленного действия». Она и взорвалась, как только исчез страховочный, предохра­нитель­ный механизм в виде руководящей роли КПСС, которая в итоге сама развалилась изнутри. Начался «парад суверенитетов». 8 декабря 1991 года было подписано так называемое Беловежское согла­шение о создании Сод­ружества Независимых Госу­дарств, в котором объяв­лялось, что «Союз ССР как субъект между­народного права и геополитическая реаль­ность прекращает своё существование». Кстати, Устав СНГ, принятый ещё в 1993 году, Украина не подписала и не ратифи­цировала.

В 20 – 30-е годы прошлого века большевики актив­но продвигали политику «корени­зации», которая в Укра­инс­кой ССР проводилась как украини­зация. Симво­лично, что в рамках этой политики с согласия советских властей в СССР вернулся и был избран членом Академии наук М. Грушевский – бывший председатель Цент­раль­ной Рады, один из идеологов украинского национализма, в своё время пользовав­шийся поддерж­кой Австро-Венгрии.

«Коренизация», безусловно, сыграла большую роль в развитии и укреп­лении украинской культуры, языка, идентичности. Вместе с тем под видом борьбы с так называемым русским великодержавным шовинизмом украинизация зачастую навязывалась тем, кто себя украинцем не считал. Именно советская национальная поли­тика – вместо большой русской нации, трие­диного народа, состояв­шего из вели­ко­россов, мало­россов и белорусов – закрепила на государственном уровне по­ложение о трёх отдельных славян­ских народах: русском, украин­ском и бело­рус­ском.

В 1939 году земли, ранее захваченные Польшей, были возвращены в СССР. Их значительная часть присоединена к Советской Украине. В 1940 году в УССР вошла часть Бессарабии, оккупированная Румы­нией в 1918 году, и Северная Буковина. В 1948 году – черно­морский остров Змеиный. В 1954 году в состав УССР была передана Крымская область РСФСР – с грубым нарушением действовавших на тот момент пра­вовых норм.

Отдельно скажу о судьбе Подкарпатской Руси, которая после распада Австро-Венгрии оказалась в Чехословакии. Значительную часть местных жителей составляли русины. Об этом сейчас мало вспо­минают, но после осво­бождения Закарпатья советс­кими войс­ками съезд право­славного насе­ления края высказался за включение Подкар­патской Руси в РСФСР или не­посред­ст­­венно в СССР – на правах отдельной Карпато­русской респуб­лики. Но это мнение людей про­иг­но­рировали. И летом 1945 года было объявлено – как писала газета «Правда» – об истори­ческом акте вос­со­е­динения Закар­патской Украины «со своей издавней родиной – Украиной».

Таким образом, современная Украина – целиком и полностью дети­ще советской эпохи. Мы знаем и помним, что в зна­чи­тельной степени она созда­валась за счёт истори­ческой Рос­сии. Дос­таточно срав­нить, какие земли воссое­динились с российским государством в XVII веке и с какими территориями УССР вышла из состава Советского Союза.

Большевики относились к русскому народу как неис­черпаемому материалу для социальных экспе­риментов. Они грезили мировой революцией, которая, по их мнению, вообще отменит нацио­нальные государства. Поэтому произ­вольно нарезали границы, раздавали щедрые террито­риальные «подарки». В конеч­ном счёте, чем именно руководствовались лидеры большевиков, кромсая страну, уже не имеет значения. Можно спорить о деталях, о подоплёке и логике тех или иных решений. Очевидно одно: Россия фактически была ограблена.

Работая над этой статьёй, основывался не на каких-то секретных архивах, а на открытых доку­ментах, которые содержат хорошо известные факты. Руководители современной Украины и их внешние покро­вители предпочитают об этих фактах не вспоминать. Зато по самым разным поводам, к месту и не к месту, в том числе за рубежом, сегодня принято осуждать «преступления советского режима», причис­ляя к ним даже те события, к которым ни КПСС, ни СССР, ни тем более совре­менная Россия не имеют никакого отно­шения. При этом действия большевиков по отторжению от России её исторических территорий преступным актом не счи­таются. Понятно почему. Раз это привело к ослаб­лению России, то наших недоброжелателей это устра­ивает.

В СССР грани­цы меж­ду республиками, конечно же, не воспри­ни­мались как государственные, носили условный характер в рамках единой страны, которая, при всех атрибутах федерации, по существу была в высшей степени центра­лизованной – за счёт, повторю, ру­ко­водящей роли КПСС. Но в 1991 году все эти терри­тории, а главное – люди, которые там жили, в одночасье оказались за границей. И были уже дейст­ви­тельно оторваны от исторической Родины.

Что тут скажешь? Всё меняется. В том числе – страны, общества. И конечно, часть одного народа в ходе своего развития – в силу ряда при­чин, исто­ричес­ких обстоятельств – может в определённый момент ощу­тить, осознать себя отдельной нацией. Как к этому от­но­ситься? Ответ может быть только один: с уважением!

Хотите создать собственное государст­во? Пожа­луйста! Но на каких условиях? Напомню здесь оценку, которую дал один из самых ярких политических деятелей новой России, первый мэр Санкт-Петербурга А. Собчак. Как высокопрофессиональный юрист он счи­тал, что любое решение должно быть легитимно, и потому в 1992 году высказал следующее мнение: республики-учредители Союза после того, как они сами же аннулировали Договор 1922 года, должны вернуться в те границы, в которых они вступили в состав Союза. Все же остальные террито­риальные приоб­ретения – это пред­мет для обсуж­дения, пере­говоров, потому что аннулировано основание.

Другими словами – уходите с тем, с чем пришли. С такой логикой трудно спорить. Добавлю только, что произвольную перекройку границ большевики, как уже отмечал, начали ещё до создания Союза, и все мани­пуляции с территориями проводили волюн­таристски, игно­рируя мнение людей.

Российская Федерация признала новые геополи­ти­ческие реалии. И не просто признала, а многое сделала, чтобы Украина состоялась как независимая страна. В труд­ные 90-е годы и в новом тысячелетии мы оказывали Украине весомую поддержку. В Киеве используют свою «поли­ти­ческую ариф­метику», но в 1991 – 2013 годах только за счёт низких цен на газ Украина сэкономила для своего бюджета более 82 миллиардов долларов, а сегодня буквально «цепляется» за 1,5 милл­иарда долларов российских платежей за транзит нашего газа в Европу. Тогда как при сохранении экономических связей между нашими странами положительный эффект для Украины исчислялся бы десятками миллиардов долларов.

Украина и Россия десятилетиями, веками разви­вались как единая эко­номическая система. Глубине коопе­рации, которая у нас была 30 лет назад, сегодня могли бы позавидовать страны Евро­союза. Мы являемся естественными, взаимодополняю­щими друг друга экономическими парт­нёрами. Такая тесная взаимосвязь способна уси­ливать конку­рентные преимущества, приумножать потенциал обеих стран.

А он у Украины был значительным, включал мощную инфра­струк­туру, газотранспортную систему, передовые отрасли судостроения, авиастроения, ракето­строения, прибо­ростроения, науч­ные, конструк­торские, инженер­ные школы миро­вого уровня. Получив такое нас­ледие, лидеры Украины, объявляя о независимости, обещали, что украинская эко­номика станет одной из ведущих, а уровень жизни лю­дей одним из самых высоких в Европе.

Сегодня про­мышленные высокотехнологичные ги­ганты, которыми некогда гордились и Украина, и вся страна, лежат на боку. За последние 10 лет выпуск продукции машиностроения упал на 42 процента. Масштаб деиндуст­риализации и в целом деградации экономики виден по такому показателю, как выработка электро­энер­гии, которая за 30 лет на Украине сокра­тилась прак­тически вдвое. И наконец, по данным МВФ, в 2019 году, ещё до эпидемии коронавируса, уровень поду­шевого ВВП Украины составил меньше 4 тысяч долларов. Это ниже Республики Албании, Республики Молдовы и неприз­нанного Косова. Украина сейчас – беднейшая страна Европы.

Кто в этом виноват? Разве народ Украины? Конечно же, нет. Именно украинские власти растранжирили, пустили на ветер достижения многих поколений. Мы же знаем, насколько трудолюбив и талантлив народ Украины. Он умеет настойчиво и упорно добиваться успехов, вы­даю­щихся результатов. И эти качества, как и открытость, природный оптимизм, гостеприимство – никуда не делись. Остаются прежними и чувства миллионов лю­дей, которые относятся к России не просто хорошо, а с большой любовью, так же как и мы к Украине.

До 2014 года сотни согла­ше­ний, совместных проектов рабо­тали на развитие наших экономик, деловых и куль­тур­ных связей, на укреп­ление безопасности, на решение общих соци­аль­ных, эколо­гических задач. При­носили ощу­тимую пользу людям – и в России, и на Украине. Именно это мы считали главным. И потому плодотворно взаимодействовали со всеми, под­черкну, со всеми руководителями Украины.

Даже после известных событий в Киеве в 2014 году давал поручения российскому Правительству продумать варианты контактов по линии профильных минис­терств и ведомств в части сохранения и под­держки наших экономических связей. Однако встреч­ного желания как не было, так до сих пор и нет. Тем не менее, Россия по-прежнему входит в тройку главных торговых партнёров Украины, а сотни тысяч украинцев приез­жают к нам на заработки и встречают здесь радушие и поддержку. Такая вот получается «страна-агрессор».

Когда распался СССР, многие и в России, и на Украине всё же искренне верили, исходили из того, что наши тесные культурные, духовные, эконо­ми­ческие связи безус­ловно сохранятся, как и общность народа, в основе своей всегда чувствовавшего себя единым. Однако события – сперва испод­воль, а потом всё быстрее – стали развиваться в ином направлении.

По сути, украинские элиты решили обосновать независимость своей страны через отрицание её прошлого, правда, за исключением вопроса границ. Стали мифоло­гизировать и переписывать историю, вымары­вать из неё всё, что нас объединяет, говорить о периоде пребывания Украины в составе Рос­сийской империи и СССР как об оккупации. Общую для нас трагедию коллек­тивизации, голода начала 30-х годов выдавать за гено­цид украинского народа.

Открыто и всё наглее заявляли о своих амбициях радикалы и неонацисты. Им потакали и офици­альные власти, и местные олигархи, которые, ограбив народ Украины, украденное держат в западных банках и готовы про­дать мать род­ную, чтобы сохранить капи­талы. К этому следует доба­вить хрони­ческую сла­бость государ­ст­венных инсти­тутов, поло­жение добро­вольного заложника чужой геополи­тической воли.

Напомню, что достаточно давно, задолго до 2014 года, США и страны ЕС планомерно и настойчиво подталкивали Украину к тому, чтобы свернуть, ограничить экономи­ческое сотрудничество с Россией. Мы – как крупнейший торгово-экономический парт­нёр Укра­ины – предлагали обсудить возникающие проблемы в формате Украина – Россия – ЕС. Но всякий раз нам заяв­ляли, что Россия тут ни при чём, мол, вопрос касается только ЕС и Украины. Де-факто западные страны откло­нили неоднократные российские предло­жения о диа­логе.

Шаг за шагом Украину втягивали в опас­ную геополитическую игру, цель которой – превратить Укра­ину в барьер между Европой и Россией, в плацдарм против России. Неизбежно пришло время, когда концеп­ция «Украина – не Россия» уже не устраивала. Потре­бовалась «анти-Россия», с чем мы никогда не смиримся.

Заказчики этого проекта взяли за основу ещё старые наработки польско-австрий­ских идеологов создания «анти­­мос­ковской Руси». И не надо никого обманывать, что это делается в интересах народа Украины. Никогда Речи Посполитой не нужна была украинская культура и тем более казачья автономия. В Австро-Венгрии истори­ческие ­русские земли нещадно эксплу­атиро­вались и остава­лись самыми бедными. Нацистам, которым прис­луживали коллаборацио­нисты, выходцы из ОУН-УПА, нужна была не Украина, а жизненное пространст­во и рабы для арийских господ.

Об интересах украинского народа не думали и в феврале 2014 года. Справедливое недовольство людей, выз­ванное острейшими социально-экономическими проб­­лемами, ошибками, непоследовательными дейст­виями тогдаш­них властей, просто цинично исполь­зовали. Западные страны напрямую вмешались во внут­рен­ние дела Украины, поддержали переворот. Его та­ра­ном выступили радикальные националистические груп­пировки. Их лозунги, идеология, откровенная агрес­сивная русофобия во многом и стали определять госу­дарственную политику на Украине.

Под удар попало всё то, что объединяло нас и сближает до сих пор. Прежде всего – русский язык. Напомню, что новые «майданные» власти первым делом по­пы­та­лись отменить закон о госу­дарственной языковой поли­тике. Потом был закон об «очищении власти», за­кон об образовании, практически вычерк­нув­ший рус­ский язык из учебного процесса.

И наконец, уже в мае этого года действующий пре­зи­дент внёс в Раду законопроект о «коренных наро­дах». Ими признаются лишь те, кто составляет этни­ческое меньшинство и не имеет собственного госу­дар­ственного образования за пределами Украины. Закон принят. Но­вые семена раздора посеяны. И это в стране – как уже отмечал – очень слож­ной по террито­риальному, нацио­наль­ному, языковому составу, по истории своего фор­мирования.

Может прозвучать аргумент: раз вы говорите о единой большой нации, триедином народе, то какая разница, кем люди себя считают – русскими, украинцами или белорусами. Полностью с этим согласен. Тем более что определение национальной принад­лежности, особенно в смешанных семьях – это право каждого человека, свободного в своём выборе.

Но дело в том, что на Украине сегодня ситуация совершенно другая, поскольку речь идёт о прину­дительной смене идентич­ности. И самое отврати­тельное, что русских на Украине заставляют не только отречься от своих корней, от поколений предков, но и поверить в то, что Россия – их враг. Не будет преувеличением сказать, что курс на насильст­венную ассимиляцию, на формирование этни­чески чистого украинского госу­дарства, агрессивно настроен­ного к России, по своим последствиям срав­ним с приме­нением против нас оружия массового пора­жения. В результате такого грубого, искус­ственного разрыва русских и украинцев – совокупно русский народ может умень­шиться на сотни тысяч, а то и на миллионы.

Ударили и по нашему духовному единству. Как и во времена Великого Княжества Литов­с­кого, затеяли новое церковное размежевание. Не скры­вая, что преследуют политические цели, светс­кие власти грубо вмешались в церковную жизнь и довели дело до рас­кола, до захвата храмов, избиения священников и монахов. Даже широкая авто­номия Украинской Право­славной Церкви при сохранении духов­ного единства с Мос­ковским Патри­архатом их катего­рически не устраивает. Этот зри­мый, много­вековой символ нашего родства им надо во что бы то ни стало раз­рушить.

Думаю, закономерно и то, что представители Украины раз за ра­зом голо­суют против резо­лю­ции Генеральной Ассам­блеи ООН, осуждающей герои­зацию нацизма. Под охраной официальных властей проходят марши, факельные шествия в честь недобитых военных преступников из эсэсовских форми­рований. В ранг нацио­нальных героев ставят Мазепу, который пре­да­вал всех по кругу, Петлюру, который за польское покро­вительство распла­чивался украинскими землями, Бан­деру, сотруд­ни­чав­шего с нацистами. Делают всё, чтобы вычеркнуть из памяти молодых поколений имена настоящих патриотов и победителей, которыми всегда гордились на Украине.

Для украин­цев, сражавшихся в рядах Красной Армии, в партизанских отрядах, Великая Отечест­венная война была именно Отечест­венной, потому что они защищали свой дом, свою боль­шую общую Родину. Более двух тысяч стали Героями Советского Союза. Среди них легендарный лётчик Иван Никитович Кожедуб, бесстрашный снайпер, защитница Одессы и Севас­тополя Людмила Михайловна Павличенко, от­важный командир партизан Сидор Артемьевич Ковпак. Это несгибаемое поколение сра­жалось, отда­вало свои жизни за наше будущее, за нас. Забыть об их подвиге – значит предать своих дедов, матерей и отцов.

Проект «анти-Россия» отвергли мил­лионы жителей Украины. Крымчане и севасто­польцы сделали свой исторический выбор. А люди на Юго-Вос­токе мирно пытались отстоять свою позицию. Но их всех, включая детей, записали в сепаратисты и терро­ристы. Стали грозить этническими чистками и применением военной силы. И жители Донецка, Луганска взя­лись за оружие, чтобы защитить свой дом, язык, свою жизнь. Разве им оставили иной выбор – после погро­мов, которые прокатились по городам Украины, после ужаса и трагедии 2 мая 2014 года в Одессе, где украинские неонацисты заживо сожгли людей, устроили новую Хатынь? Такую же расправу последо­ватели бандеровцев готовы были учи­нить в Крыму, Севастополе, Донецке и Луганске. Они и сейчас не отказываются от подобных планов. Ждут своего часа. Но не дождутся.

Окончание следует...
Tags: Путин
Subscribe

Posts from This Journal “Путин” Tag

  • Красота - гибридное оружие России

    В США настолько деградировали, что "уличили" ВВП в намеренном выборе красивой переводчицы для встречи с тогда ещё президентом США Дональдом…

  • Деградация на марше

    Произошедшее на репетиции военного парада в Киеве возвращает меня на 7 лет назад. 14 октбря 2014 года в Харьков свезли около двух тысяч нациков,…

  • Семибанкирщина и Путин

    Спустя пятнадцать лет после того, как тогда еще никому не известный Владимир Путин стал президентом России, аналитики до сих пор не знают, как он…

promo mgu68 11:59, Суббота 253
Buy for 110 tokens
Украинской армии и лично г-ну Зеленскому даже коронавирус не помешал ни продолжать убивать мирное население Донбасса, ни клеветать в нашу сторону, при этом "предлагая помощь Донбассу". В разгар прошлой эпидемии вышла настоятельная просьба к российской армии "перестать бомбить Донбасс в связи с…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment