Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

«Тебе запрещается выходить на улицу, плакать, петь, смеяться, говорить по-русски»

Моей тетке было лет 20, когда ее угнали на работу в Германию. Ей повезло - вернулась почти здоровая и выучившая немецкий. Не всем так везло:



Воспоминания корреспондента «Красной звезды» Павла Трояновского о том, как советские войска пересекли границу с Германией:

«Первые немецкие усадьбы, небольшие селения и местечки. Где-то часу в одиннадцатом увидели девушку, стоявшую на обочине с поднятой рукой. Сергей Макаров резко затормозил.

— Вы наши, товарищи, советские? — голосом, в котором одновременно были и радость, и какая-то острая душевная боль, спросила девушка. И, не дожидаясь ответа, а просто поверив своим глазам, вдруг упала к передним колесам машины, заголосила:

— Родненькие! Дорогие! Пришли!..

Мы выскочили из машины, подняли ее. Это была совсем еще юная, лет шестнадцати, девушка, в синем, донельзя заношенном платьице, подол и рукава которого носили следы огня. Несколько минут она просто рыдала, не в силах произнести хотя бы одно слово. Но потом вдруг вскрикнула, заговорила:

— Ой, да что же это я делаю! Там же лежит моя подруга Барбара! Она обгорела. Скорее, скорее к ней!

...Отправив в госпиталь сильно обгоревшую Барбару, мы стали слушать горький и страшный рассказ Раи Волчковой — той самой девушки, которая остановила на шоссе нашу машину. Постараюсь хотя бы кратко передать его.

Рае, девочке из Смоленска, было всего тринадцать лет, когда она попала в очередную облаву. Гитлеровские солдаты схватили ее и втолкнули в кузов машины, где уже сидело человек тридцать таких же, как и она, девушек-подростков.

Привезли на вокзал, прямо к перрону, у которого стоял состав из вагонов, в которых — она это знала — до войны обычно перевозили скот. Около него ходили гитлеровцы с овчарками. Как заметила Рая, многие вагоны уже были набиты девушками.

Затем закрылась дверь, щелкнул засов, и поезд пошел. Куда — никто не знал. Но все догадывались: в Германию. Ведь раньше из Смоленска туда увозили мальчишек. А вот теперь пришел черед девушек.

Состав часто стоял на каких-то станциях, но двери вагонов не открывали. А пленницам не хватало воздуха, хотелось есть, пить...

На двенадцатые сутки их поезд пришел наконец в город Ландсберг. Здесь двери вагонов открыли, начали торопить:

— Выходите! Скорей, скорей!

Но из их вагона смогли самостоятельно выбраться только она, Рая Волчкова, да Аня Сомова. 14 девушек были мертвы, остальные еле двигались.

В остальных вагонах было не лучше.

На площади перед вокзалом оставшихся в живых советских девушек кое-как построили. К ним стали подходить толстые немцы и немки, осматривать, ощупывать. Рая поняла, что идет отбор рабочей силы. И еще вспомнила, как читала в одной книжке о торговле рабами на невольничьих рынках Америки. Сейчас происходило то же самое. Она заплакала. Но в ту же секунду сильная пощечина прервала ее рыдания. Ударила ее немка с жирным свирепым лицом. Она что-то крикнула, снова ударила Раю, потом схватила за руку и дернула к себе.

Стоявший рядом пожилой немец сказал Рае:

— Этот фрау Марта будет твой добрый козяин. Ты ее должен слюшат и делат карашо.

Фрау пошла к конной повозке. Рая последовала за ней.

Когда приехали в усадьбу, фрау Марта вызвала к себе другую батрачку, что-то долго визгливо говорила ей, показывая на Раю. Девушка, выслушав, сказала:

— Меня зовут Барбарой, я белорусская полька, поэтому говорю по-русски... Хозяйку зовут фрау Марта. Она тебя выбрала для черной работы на усадьбе. Ты будешь чистить скотные помещения и птичник, следить за чистотой двора и сада, накачивать воду в баки, мыть собачьи будки, помогать хозяину готовить корма для лошадей, коров, свиней и птиц, весной копать огород, окапывать фруктовые деревья и делать все остальное, что тебе прикажут хозяева. Жить будешь в коровнике. Тебе запрещается заходить в хозяйский дом, выходить на улицу, плакать, петь, смеяться, говорить по-русски. Хозяйка дает тебе две недели на изучение немецкого языка. Потом она будет говорить с тобой только по-немецки. Есть будешь то, что дадут хозяева...

В тот же день Рае выдали брезентовый фартук, лопату, грабли, ведро, и она принялась за работу. В шесть часов раздались три удара колокола, после которых в коровник вошла Барбара и сказала:

— Это сигнал на обед...

Так началась для нее нацистская каторга. Рая вставала в пять часов утра и ложилась в одиннадцать вечера. За это время было лишь два перерыва — на завтрак и обед. Спала на голых досках, не имея права подложить себе даже солому.

На пятый день она занемогла. Но фрау Марта пришла в коровник с кнутом и жестоко избила девочку. Потом позвала Барбару и приказала перевести:

— За каждый день, который не будешь работать, ты будешь получать до ста ударов вот этим кнутом. Здесь тебе не большевистская Россия, в Германии лентяев не держат!

Ее били почти каждый день. Били зверски и чем попало. Однажды она споткнулась и упала, разбив коленку. Присела на лавку, чтобы стереть кровь. Подошел хозяин, схватил вилы и деревянным черенком ударил девушку по спине. У нее помутилось сознание. А хозяин бил, бил...

Рая выжила. Выжила, как она говорит, назло немцам. А еще потому, что ей очень хотелось дожить до победы.

До нашей победы! Она была убеждена, что ее Родина победит!

И она победила!»

Источник
Subscribe

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments