Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Преддверие войны. Ошибки и озарения. Ошибок больше.

С чисто экономической точки зрения наивыгоднейшим для немцев было наступление на Украине. Причём не только к северу от Карпат — через коридор между Белостоком и Львовом. В 1940-м — после немецкого разгрома Франции — Румыния, ранее ориентированная на Францию (не зря жители Бухареста именуют свой город маленьким Парижем), переключилась на союз с Германией. Так что немцы обрели не только устойчивый источник нефтеснабжения, но и громадный плацдарм в междуречье Прута и Серета.
http://img12.nnm.ru/d/2/7/2/1/a582ac18aa5e8f42e63c2d7e990_prev.png

Украина — самые плодородные земли нашей страны, громадные залежи полезных ископаемых (так, уже в 1943-м Гитлер требовал до последней капли крови удерживать Никополь, дабы успеть вывезти оттуда чем побольше марганца — незаменимого компонента стали танковых гусениц), один из крупнейших в Европе промышленных районов. Захват Украины не только резко сокращал советские возможности, но и добавлял Германии едва ли не больше, чем она к тому времени уже получала от Чехии (где была третья в Европе военная промышленность) и Франции (где сделан по меньшей мере каждый пятый автомобиль немецких вооружённых сил).
Второе по важности направление удара — северное: через Прибалтику на Ленинград. Столица Российской империи не только сохранила первоклассную промышленность, созданную до революции, но и существенно умножила и обновила заводы. А за нею — путь подвоза грузов из созданного в годы Первой Мировой незамерзающего порта Мурманск. Пройдя южнее Ленинграда, немцы отключали изрядную — хотя и не столь значимую, как на Украине — часть нашего экономического потенциала.
Прорыв же в центре выглядел на таком фоне нецелесообразным. Белоруссия ещё не была общесоюзным сборочным цехом. Её сельское хозяйство также заметно уступало украинскому. Движение же наполеоновским маршрутом — через Минск и Смоленск на Москву — представлялось авантюрой. Даже если бы белостокско-львовский коридор не удалось закрыть, у нас хватало сил для множества последующих фланговых ударов. Да и рубежом обороны можно сделать едва ли не каждую реку (о немецких быстросборных и понтонных мостах наша разведка, к сожалению, узнала с изрядным запозданием).
Марксизм учит ко всему подходить с экономической стороны (по моему опыту, этот подход чаще всего срабатывает эффективно). Естественно, наше высшее политическое и военное руководство рассчитывало прежде всего на экономически разумные шаги противника.
Поэтому основные силы советских войск располагались на флангах. По этой же причине директивы народного комиссариата обороны от 1941.06.13 и 1941.06.18 оказались в полной мере исполнены во фланговых приграничных округах — Ленинградском и Одесском, в основном исполнены ближе к центру границы — в Киевском и Прибалтийском округах, а в самом центре — в Белорусском округе — вовсе не исполнялись.
70-летие начала Великой Отечественной войны. Что знал Сталин о планах Гитлера. Часть 1
Таким художник Федор Решетников представлял Верховного главнокомандующего во время войны. Хотя Сталин получил звание Генералиссимуса и Героя Советского Союза только в июне 1945 года.

Существование этих директив доселе официально отрицается. Во время войны сообщение об их неисполнении могло вызвать подозрения в измене значительной части военачальников, что существенно ослабило бы боеспособность. А после войны сами генералы и маршалы вовсе не желали пристального изучения своих предвоенных ошибок. Только в последние годы историкам удалось реконструировать и сам факт отдачи распоряжений, и их содержание. Основой для реконструкции стали действия разных округов — в том числе и полное бездействие Белорусского.
По этому поводу многие подозревают командующего Белорусским округом генерала армии Дмитрия Григорьевича Павлова в измене. На мой же взгляд куда вероятнее банальная нераспорядительность. Павлов, исходя из предвоенных расчётов вероятнейших направлений немецкого удара, мог полагать, что в запасе у него есть несколько дней: по его округу либо вовсе не ударят, либо нанесут сравнительно слабый отвлекающий удар, а всерьёз начнут драться, только когда их притормозят в экономически выгодных районах.
Увы, немцы ориентировались прежде всего не на экономику.
Правда, у них ко времени нападения на СССР хозяйственных возможностей было куда больше, чем у нас. Практически вся континентальная Европа оказалась под их контролем. Немногие оставшиеся нейтральные страны — Испания, Швейцария, Швеция — торговали с ними сами, да ещё и были каналами поставки стратегически важных товаров из других частей света. Так, Соединённые Государства Америки перекрыли поставку своей нефти через Испанию в Германию только в 1944-м, когда сами готовились к высадке во Франции.
Да и людской потенциал Германии оказался куда выше нашего. Ведь нам надо было не только воевать, но и работать — на полях и заводах. Немцы же могли заменить немалую часть своих рабочих завезенными из покорённых стран, да ещё и разместить там заказы на многие нужные им изделия. Благодаря всему этому доля мобилизуемых в немецком населении была куда выше, чем в советском.
70-летие начала Великой Отечественной войны. Что знал Сталин о планах Гитлера. Часть 1
Гитлер и Паулюс у карты военных действий (фото из немецкого архива).

Кстати, практически весь мобилизационный потенциал Германии в конце концов исчерпался. Не от хорошей жизни к концу войны под ружьё забривали детей, инвалидов (во Франции ещё в 1944-м оказалась целая дивизия страдающих хроническими заболеваниями пищеварительного тракта — их туда отправляли отъедаться), стариков. Правда, немецкие исследователи утверждают, что в боях погибло от 2.8 до 4.2 миллионов. Но первого же взгляда на фольксштурм (в переводе — народная буря: немецкие пропагандисты ещё в эпоху наполеоновских войн придумали красивое название ополченцам) достаточно, чтобы признать эти лукавые числа следствием откровенно нелепых манипуляций. В частности, данные о потерях германских вооружённых сил в 1945-м объявлены вовсе утерянными. А любой умерший более чем через трое суток после попадания в госпиталь считается у немцев не боевой, а гражданской потерей. С учётом подобных манипуляций суммарные немецкие боевые потери (с попавшими в плен в ходе боёв) оцениваются по меньшей мере в 6 миллионов. Да ещё около миллиона потеряли в боях с нами союзники Германии. Для сравнения: наши потери составили менее 8 миллионов в боях и ещё 4–5 миллионов пленными (правда, более половины наших пленных в немецком плену погибли — в основном от голода и непосильного труда, как и миллион немецких пленных в английских и американских лагерях — тогда как в нашем плену погибло менее седьмой части взятых нами немцев и их союзников). Таким образом, соотношение потерь, мягко говоря, далеко от расхожей формулы «своею кровью утопили, своими телами завалили».
Немцы хорошо представляли себе последствия затяжной войны — даже успешной для себя. Поэтому с самого начала рассчитывали только на окружение вражеских войск в приграничном сражении. По их предыдущему опыту этого хватало для капитуляции любого противника. Польское правительство, включая верховного главнокомандующего маршала Эдварда Томашевича Рыдза, в панике бежало из Варшавы в Брест, как только обозначились первые признаки проигрыша приграничных боёв (а когда немцы прошли половину пути до Варшавы, всё руководство перебежало в Румынию, и уже оттуда Рыдз приказал польским войскам не сопротивляться советским: этот приказ, как и все предыдущие, исполнен далеко не всеми). Французский верховный главнокомандующий Вейган (тот самый, кто помогал полякам в 1920-м) сообщил своему правительству о необходимости капитуляции уже на пятнадцатый день немецкого наступления. Советская же власть, по общезападным верованиям, была прямо враждебна своему народу — а посему должна исчезнуть при первых же признаках слабости. Тут уж долгосрочные манёвры с занятием экономически ключевых регионов кажутся вовсе ненужными.
Словом, немцы ударили там, где их не ждали. В полном соответствии с основами военного искусства: даже маловыгодный, но неожиданный манёвр куда эффективнее идеального, но ожидаемого. Отсюда и катастрофический провал Белорусского округа. А оттуда немцы ударили и во фланги. В ходе приграничного сражения им удалось окружить хотя и далеко не всю армию, но достаточно заметную её часть. Тактический немецкий расчёт в основном оправдался.
Правда, стратегический советский расчёт в конечном счёте также оправдался. В основном благодаря другому — тоже экономическому — шагу. Ещё в 1938-м — с начала третьего пятилетнего плана развития народного хозяйства — развернулось массовое строительство новых заводов в восточных районах СССР — Средней Азии, Сибири, Дальнем Востоке. Было совершенно ясно: ресурсов на достройку и запуск нескольких сот громадных предприятий в третьей пятилетке не хватит. Но это фактически не требовалось. Одновременно со строительством началась подготовка плана эвакуации. Его постоянно уточняли по мере возникновения новых заводов и площадок. Уже 1941.06.23 план эвакуации введен в действие. За несколько месяцев многие сотни заводов оказались сперва в поездах, затем на новых площадках. Там ещё не было стен: их возводили уже вокруг работающих станков. Но были мощные фундаменты, бетонные настилы и — главное! — коммуникации: от электропередач и теплоцентралей до железных дорог и аэродромов. Немцам достались разве что старые стены и пустые шахты. Наша промышленность, созданная неимоверными усилиями предвоенного десятилетия, уцелела и уже в начале 1942-го давала куда больше оружия и боеприпасов, чем перед войной. Мы завалили немцев не своими телами, а снарядами и бронёй.

70-летие начала Великой Отечественной войны. Что знал Сталин о планах Гитлера. Часть 1
Лев Соцков собрал уникальные документы советской разведки.

Предвоенные ошибки — и в расчёте подвижности танковых соединений, и в определении направления главного удара — имели очень тяжкие последствия. Но не обесценили главного — стратегической правоты планов и готовности народа сплотиться вокруг власти, сознавая неизбежность её ошибок.

P.S. Сначала справочка, противоречащая внешне непротиворечивой версии выше.
Сталин отдал приказ о срочном проведении в течение светового дня 18 июня 1941 года воздушной разведки вдоль всей линии границы в полосе ответственности Западного особого военного округа (ЗапОВО).

Сталин не поверил оптимистичным заявлениям командующего ЗапОВО Павлова, которыми он пытался успокоить Кремль. Кроме того, Сталин особое значение придавал безопасности именно на Западном, то есть Белорусском, направлении, где назревала самая серьезная угроза.

Кстати, именно в этом округе раньше, чем в других, по приказу Сталина стали выдвигать дивизии к границе с 11 июня. И приказ о готовности к нападению документально подтвержден и был доведен до самого последнего командующего в 00-30 по Москве. За 4-5 часов до начала. Вполне достаточно, чтобы убрать самолеты с открытых стоянок и вывести из казарм личный состав (интервью с Мартиросяном).

Я отдаю себе отчет, что это лишь общие соображения, конкретизировать котрые можно до бесконечности.И просчетами с уничтожением "линии Сталина" на старой границе, и репрессиями того же ракетного НИИ, уничтожением единственных, обладавших опытом боев в Европе - наших "испанцев". Да просто волевыми отказами от производства выгодных и лучших боевых машин (ВИТ-2, Су-6, превращение Ил-2 в одноместный, и т.д.).

Да просто факт уничтожения дикого количества наших самолетов на земле. И это при поступившем в округа - все округа, приказа о готовности к началу войны в ночь 22 июня.

Всё это верно и правильно. Множество ошибок на всех уровнях, от Сталина до командира взвода, предопределили провал первых месяцев боев.

Вот только нет у истории сослагательного наклонения. Нашим дедам было тяжело. Но ВМЕСТЕ они выстояли и победили. Все вместе. Украинцы и чукчи, белорусы и русские, грузины и евреи. Победили с генералиссимусом Сталиным во главе. Победили не развязывая мировое побоище, а защищаясь. Победили невзирая на то, что за 8 предвоенных лет "цивилизованный мир" скормил Гитлеру и его союзникам всю Европу, кроме Англии.

Будем откровенны, Сталин был последним, договорившемся с Гитлером и не отдавшем ему Западную Украину и Белоруссию. А в 1936-м, 37-м, 38-м и том же 39-м годах наши будущие английские "друзья" и французские недруги (за Гитлера их воевало куда больше, чем с де Голлем в "Свободной Франции) старательно скормили бесноватому и Рейнскую область, и Австрию с Чехословакией (последнюю и поляки откусили себе в районе Тешин). Да ту же Испанию, наконец. Да и Польше они никак не помогали своей "странной войной".

Так что даже пресловутый пакт Молотова-Риббентропа никак не может быть укором Сталину и СССР. Не подписали бы - получил бы Гитлер и эти земли. А войну начал прямо из-под Ленинграда и на сотни километров ближе к Москве.

Поэтому нечего современным предателям, перебежчикам и политическим проституткам вроде Резуна-суворова и новоявленным Власовым с Бандерами на зеркало пенять. У самих рожи кривые.
http://img12.nnm.ru/b/6/4/0/d/f0204f0a26f7b086055369689e6.jpgКозел отпущения современных иудушек в день прочитывал больше, чем они за всю жизнь.

Mikle1.Рейтинг блогов
Tags: Великая Отечественная, Точка зрения
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments