February 20th, 2015

Европа сегодня — поле битвы за историю

Сегодня победа на стороне игроков, способных предлагать свои стратегические проекты и воплощать их в жизнь.

В итоге европейское пространство — арена боев за историю, потому что посредством таких технологий зачастую решаются прикладные политико-экономические задачи. При этом в качестве побочного продукта появляются процессы, если угодно, дегуманизации и даже дехристианизации.

Рассмотрим конкретный пример: недавние трагические события в Париже. Вне всякого сомнения, им не может быть оправдания, однако парадоксальным образом эти события заслонили обществу возможность адекватной оценки посягательств на классические, базовые европейские

, ключевой из которых может считаться толерантность. Гибель журналистов — чудовищная трагедия. Но вместе с тем мы должны трезво оценивать то, что они делали. Мне кажется неправомерным и опасным принесение в жертву ключевых ценностей европейского сознания в угоду сиюминутным эгоистическим интересам ряда игроков.



Десакрализация сознания и неадекватная интерпретация исторического прошлого чреваты конкретными серьезными политическими (и не только) последствиями для сегодняшнего дня.


Косвенным следствием может считаться фактическая реабилитация фашизма. Об этом не говорится прямо, однако символически, в отношении конкретных проявлений политики можно, к сожалению, констатировать в ряде европейских стран такую тенденцию.
В этом контексте крайне важно, какая страна стоит во главе Европейского союза. Определенные надежды связывались с председательством Латвии, в том числе — в свете неудачного литовского председательства. Были и надежды на то, что Латвия извлечет уроки из председательства Литвы и крайне трагического украинского сюжета — ведь он не в последнюю очередь стал результатом программы уязвимой технологии «Восточного партнерства».
Но по ряду факторов можем констатировать, что уроки Украины и Литвы оказались не выученными. К примеру, запрет на проведение в штаб-квартире ЮНЕСКО выставки, посвященной трагической судьбе узников Саласпилса, говорит об этом. Поэтому важен серьезный разговор о том, как можно нейтрализовать потенциально чрезвычайно опасные праворадикальные тенденции в развитии политических и философско-идеологических процессов на постсоветском пространстве и в странах Балтии.

Президент Российской ассоциации политической науки, заведующая кафедрой сравнительной политологии Оксана Гаман-Голутвина http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/27012015-teatr/#t20c
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…

Нацисты - последний марш

Сейчас это может показаться невероятным, но всего несколько лет назад память о Великой Отечественной войне объединяла украинцев еще больше, чем россиян. По данным опроса, проведенного компанией Research and Branding group в рамках проекта «Евразийский барометр» в 2010 году, 74% украинцев были едины в оценке событий 1941-1945 годов, понимая их как Великую Отечественную войну против немецко-фашистских захватчиков.

Это был самый высокий процент консолидации общества среди всех государств бывшего СССР. Даже в России этот показатель был ниже — 73%.


Оставшуюся четверть альтернативно мыслящих украинцев представляла Галичина с её в самом деле совсем особенной военной историей. Но за исключением «львивщины» и «франкивщины» вся прочая Украина, и в центре, и на востоке, и даже на западе была сплочена пониманием той войны как Великой Отечественной, из которой украинцы вышли народом-победителем, освободителем и героем.

Collapse )

Капиталистическая система — Левиафан наших дней

Не учите меня жить, лучше помогите материально. Эта знаменитая литературная формула лучше всего описывает отношения киевской власти и находящейся сейчас на Украине с визитом миссии Международного Валютного Фонда.

Чтобы избежать дефолта, Украине срочно нужны деньги. Желательно миллиардов 15. Можно больше. Побывавший на аудиенции у Порошенко Джордж Сорос считает, что надо пятьдесят. Понимая, что с деньгами сегодня у всех напряженка, Сорос еще накануне опубликовал большую статью с предложениями — где бы их можно наскрести.

В так называемом Фонде Помощи платежному балансу, созданном для спасения Венгрии с Румынией, у Евросоюза завалялись 47 миллиардов долларов, а на счетах Европейского механизма Финансовой стабильности — через него помогали Ирландии и Португалии — еще 16. Украина на них претендовать, вроде бы, не может, но ведь должна быть какая-то лазейка, рассуждает Сорос, обращаясь напрямую к самой влиятельной в Европе женщине. Пусть Европа раскошелится, тогда, глядишь, и МВФ не будет жадничать. А уж Украина в долгу не останется. Сполна рассчитается со своими кредиторами — имуществом, землей, либеральными законами. Долой крохоборство! В конце концов Украина — это ведь последняя преграда на пути русской агрессии.

Выдержка из интервью, данного Джорджем Соросом журналу "The New York Review of Books":

"Европа должна очнуться и осознать, что Россия атаковала ее. Помощь Украине должна приравниваться Евросоюзом к расходам на оборону. Если смотреть на вещи так, то все перечисленные суммы кажутся ничтожными".



Если Украина обанкротится, рассуждает автор, Россия поставит цивилизованный мир на колени. А если Украина НЕ обанкротится, тогда на колени удастся поставить Россию.


Вот восемьдесят четыре года человеку, чай, не Спайдермен. Пора бы уже успокоиться. Но нет, все кружит над миром, все спасает его. На ту же благую цель, спасение мира от России, оба они — и Сорос, и Порошенко — будут собирать деньги в Давосе, где совсем скоро в 45-й раз встретятся воротилы глобальной экономики. Однако проблема в том, что не одной России больно.

Collapse )