Кажется, что можно ощутить эти минуты в тишине гостиной. Как они после всех прошедших десятилетий все еще кажутся маленькой вечностью. Франц Хирт сидит в своей гостиной, долго размышляет, молчит и, наконец, вспоминает. «Он был для меня как отец», — говорит он тихо по-швабски, когда я приехал в его дом в Штутгарте. Хирт — последний из оставшихся в живых родственников, который еще лично видел Эльзера.Читать дальше...Свернуть )