Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Записки военюриста

 Это не детектив, хотя именно такое определение жанра напрашивается с первого взгляда. Сам Александр Захарович, фронтовик, военный юрист, гвардии полковник юстиции и заслуженный юрист Литвы, назвал эти воспоминания «записками военного юриста». Наверное, это самое точное определение, поскольку здесь нет ни одного вымышленного эпизода, а с каждым фактом Асовский соприкоснулся лично, расследуя то или иное преступление.

Фото Александра Захаровича АСОВСКОГО. Разыскано трудами камрада shepelev

Цыганский след

После окончания Великой Отечественной войны 24-й гвардейский корпус был передислоцирован из Австрии на территорию Молдавии, штаб корпуса расположился в Тирасполе, а я был направлен в город Болград Одесской области для обслуживания 35-й гвардейской танковой дивизии, которой командовал генерал-майор танковых войск Воронченко.

Осенью 1946 года в штаб дивизии прибыла группа из десяти человек. Представились руководителями большой группы репатриантов, следующих в Югославию. Все были одеты в кожаные тужурки, пилотки югославского покроя с кисточкой.

Глава делегации представил начальникам проездные документы на всю группу и предъявил аттестаты на выдачу продовольственных пайков на 710 человек. Пока руководитель делегации репатриантов разговаривал с заместителем начальника дивизии по тылу майором Алексеем Ивановичем Косовым и начпродом капитаном Валерием Степановичем Чапрасовым, остальные члены делегации без устали с четким интервалом выкрикивали лозунги: «Тито-Сталин», «Тито-Сталин». Перед окнами штаба на улице стояли остальные члены делегации, мужчины и женщины, и в унисон скандировали тот же лозунг: «Тито-Сталин».

Беседа угрожающе превращалась в политический митинг. В этот период руководитель национально-освободительного движения Югославии Иосип Броз Тито и глава Советского Союза были в теплых, дружественных отношениях, поэтому потихоньку нарастал политический скандал. Тыловики дивизии растерялись, не знали что предпринять. Отдать по предъявленным аттестатам такое количество продуктов означало оставить целый танковый полк на голодном пайке. А в случае отказа можно было лишиться, по меньшей мере, звездочки на погонах, так как оказались бы неудовлетворенными представленные документы, подписанные соответствующими командирами и начальниками из «тыловиков» гарнизона. К тому же документы, не вызывавшие подозрения.

Как назло командир дивизии отсутствовал.

Майор Косов и капитан Чапрасов зашли ко мне в кабинет посоветоваться.

- Ксаныч, - несмотря на мой молодой возраст, тогда ко мне так обращались многие сослуживцы, - посоветуй, как быть, все-таки дело серьезное, в любом раскладе - подсудное…

Ситуация и впрямь была необычная. Уж очень бурно вели себя репатрианты, но в то же время впечатляли и имеющиеся на руках «югославов» документы, выданные в продпункте гарнизона в Николаеве. Я посоветовал Косову и Чапрасову обратиться к вышестоящему начальству для согласования и подтверждения указаний.

Офицеры бросились к телефонам. Стояла поздняя осень. Утром начавшаяся поземка к полудню превратилась в настоящий буран. Связь с Одессой, в которой располагался штаб ОДВО – Одесского военного округа, - отсутствовала. То ли ветер порвал провода, то ли она была повреждена сознательно, выяснить и не удалось.

В обстановке неутихающих политических лозунгов о дружбе югославского и советского народов, и ропота на непонятном языке, переросшего под окнами штаба в настоящий гул, начальник продовольственной службы дивизии решил на свой страх и риск отоварить предъявленный аттестат на 710 человек. Чапрасов выдал югославам муку, хлеб, масло, колбасу, консервы, жир, чай. И это в голодный первый мирный послевоенный год!

Для перевозки такого большого количества продуктов была выделена полуторка. На ней планировали отвезти продовольствие на железнодорожную станцию Табаки в семи километрах от Болграда для погрузки на отправляющийся железнодорожный состав в Югославию.

Отправили машину. Замначтыла и начпрод, вытирая пот из-под фуражек, в наступившей блаженной тишине облегченно вздохнули – приказ выполнен, дело сделано, югославы должны быть довольны.

На следующее утро связь с Одессой была налажена. Но докладывать по инстанциям в округ о выполнении указания не пришлось, так как первыми зазвенели тревожные телефонные звонки из штаба округа:

- Не появлялись ли у вас мошенники и не предъявляли фальшивые аттестаты на получение продуктов?

Я думаю, что описывать не только ответ тыловиков, но и их душевное состояние нет необходимости. Оказалось, это было не первое мошенничество, но раньше военных выручали бдительность и связь. Позже выяснилось, что как только грузовая машина с продуктами появилась на привокзальной площади и разгрузилась, невесть откуда появилась группа цыган. Они быстро распихали пайки на 710 человек по мешкам и первым же поездом скрылись.

В этот же день мне позвонил военный прокурор округа Петр Михайлович Немчинов и приказал во что бы то ни стало задержать мошенников, вернуть продукты. В тот год в Молдавии, да и на Украине тоже, была засуха, продукты шли на вес золота. А тут из-под носа офицеров дивизии было вывезено такое количество продзапаса!

- Главное, - добавил Немчинов, - это приказ командующего Одесским военным округом маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова. Дело, дорогой Асовский, находится под его личным контролем....

Я немедленно отправился на станцию Табаки. До вечера разговаривал с работниками станции, интересовался в билетной кассе, в каком количестве и в каком направлении были проданы билеты. Но в то время по железной дороге передвигались, возвращаясь в насиженные места, сотни беженцев, репатриантов, служивого люда. И этот людской поток иначе как массовым переселением народов нельзя было назвать. Разве в такой ситуации можно что-либо запомнить, например, кассирше или дежурному по перрону?

Первый день расследования не дал результатов.

На следующее утро у железнодорожных касс я обратил внимание на цыгана: брюки браво заправлены в юфтевые сапоги, цигарка в зубах. Ходит нервно по вокзалу, то - к расписанию, то - к очереди в кассу.

Я подошел. Представился. Попросил пройти со мной к дежурному по вокзалу. Стал расспрашивать, куда направляется и с какой целью, где его товарищи?

Цыган оказался из той самой группы мошенников. В суматохе он замешкался и отстал от поезда. Теперь искал возможности догнать своих. Тогда я перешел к более жесткому разговору и потребовал сказать, в каком направлении уехали его подельники. Но на последующие мои вопросы цыган категорически отказался отвечать.

Тогда я попросил дежурного вызвать патруль и пригрозил задержать для дальнейшего выяснения его причастности к преступлению. Цыган, наверное, понимал, что все для него может кончиться плачевно. Признался, что все уехали в Черновцы.

Полученная мною информация была немедленно доложена командующему округом. Маршал Г. К. Жуков распорядился выделить «кукурузник», и я с двумя офицерами, солдатом для охраны цыгана вылетел в Черновцы.

На окраине города был расположен табор, вразброс стояли повозки, паслись распряженные лошади. Не буду описывать гам молодых и пожилых цыганок, свист и улюлюканье цыганят, которые начались при нашем появлении в таборе. Думаю, вы можете представить себе обстановку, в которой приходилось проводить следствие.

В таборе нам подфартило. Мы задержали трех цыган, а главное - барона, в повозке которого нашли ту самую «брозтитовскую» кожаную тужурку, часть продуктов. К сожалению, нам удалось обнаружить и изъять только 60 процентов мошенническим путем, а иначе сказать - подлогом, похищенного продовольствия. Остальная часть чудесным образом испарилась. Задержанные цыгане были осуждены на реальный срок заключения. Не избежали наказания и замначтыла и начпрод. Они были переданы суду, осуждены и разжалованы.

Что в данном деле сыграло роковую шутку, то ли судьба, то ли роковое стечение обстоятельств, непонятно. Но ясно, на мой взгляд, одно – страх за невыполнение приказа победил бдительность и здравый смысл. Вывод прост: принимая решения, всегда необходимо взвешивать все обстоятельства.

Поджог

В конце 1951 года в магазине военторга Вильнюсского гарнизона произошел пожар и полностью выгорел отдел тканей. На место происшествия я прибыл с военным следователем. Осмотрев очаг пожара, усомнился в правдивости показаний двух женщин-продавцов о самовозгорании от неисправной электропроводки.

Судебно-пожарная экспертиза подтвердила мои предположения. Пожар возник в зале магазина и именно в секции тканей. Полностью сгорели хлопчатобумажные, ситцевые и другие материи.

Но женщины категорически отрицали свою причастность к пожару. Следствие безрезультатно продолжалось несколько недель.

Я решил прервать допросы и отправиться в те места, откуда женщины приехали на работу в Вильнюс. Необходимо было поговорить с бывшими их коллегами, составить психологические портреты.

Одна из женщин в Вильнюс прибыла из города Котовска Сталинградской области. На месте я выяснил, что наша подозреваемая в Котовске работала заведующей магазином, в котором тоже случился пожар. Но следователи не смогли тогда доказать, что пожар она устроила умышленно.

Вернувшись в Вильнюс, сразу вызвал на допрос в прокуратуру женщину из Котовска. Прямо сказал, что ей будет предъявлено обвинение не только в умышленном поджоге и уничтожении большого количества товара на крупную сумму денег в магазине Вильнюсского гарнизона, но и в совершении аналогичного преступления в городе Котовске с причинением ущерба в особо крупном размере.

Женщина расплакалась, полностью признала свою вину, но стала утверждать, что инициатором поджога в магазине вильнюсского военторга была другая продавщица. Насколько я помню, ее фамилия была Зацепина.

Убийство таксиста

В 1953 году мне, помощнику военного прокурора 11-й гвардейской армии, было поручено расследовать преступление не только довольно жестокое, беспощадное, но и в какой-то мере бессмысленное.

В Калининграде формировалась воинская часть для строительства крупнейшего в СССР бумажно-целллюлозного комбината в Коряжме Архангельской области. Эшелон военных строителей долго стоял на запасных путях: шла погрузка строительной техники, оборудования. Воспользовавшись суматохой и неразберихой, трое военнослужащих: Баулин, Мартиросян, фамилию третьего я не помню - решили сходить в самоволку.

В городе выпили спиртное и на территории Калининградского дерево-отделочного комбината изнасиловали девушку.

Когда самовольщики вернулись на вокзал, поезда с военными строителями уже не было. Тогда солдаты решили на такси обогнать состав и в Советске присоединиться к своей части. Таксист поинтересовался, есть ли у пассажиров деньги на оплату проезда? Как оказалось, денег ни у кого нет. Поэтому было решено убить таксиста, ограбить его, забрать деньги.

Труп таксиста спрятали в мелиорационной трубе, но на свой поезд в Советске все равно не успели.

Расследование этого преступления я решил начать с опроса таксистов. В беседе один из них вспомнил, что слышал, как солдаты просили водителя отвезти их в Советск. В Советске опросил кассира железнодорожной кассы. Она подтвердила, что трое солдат, причем один не славянин, купили билеты и сели на поезд, следующий в Ленинград. Зная, что солдаты должны прибыть в конечный пункт назначения город Коряжму Архангельской области, я вместе с оперуполномоченными УВД по Калининградской области отправился в этот поморский край.

В Коряжме не составило труда выявить троих отставших и с опозданием прибывших на место военнослужащих. Но это было только полдела. Не было никаких улик, следов. Необходимо было в ходе допроса вытянуть из них признание в совершении убийства. Они категорически отрицали свою причастность к убийству таксиста, утверждали, что вышли из машины, не доезжая до Советска и не знают дальнейшую судьбу водителя. Ведь он мог якобы взять и других пассажиров.

Пришлось долго и настойчиво допрашивать, переходить на душевный разговор, искать в рассказе каждого «нестыковочки» и потом предъявлять эти крохотные зацепки для пояснения.

В конце концов Мартиросян признался, что это они убили таксиста, но предложил это сделать Баулин. Все трое были направлены в Калининград для завершения следствия. Потом преступники показали и место, куда спрятали труп водителя.

«Литовский курьер» http://www.kurier.lt/?r=13&a=6420

Всех троих сурово наказал военный трибунал Прибалтийского военного округа.
Рейтинг блогов
Tags: Великая Отечественная, Прибалтика
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments