Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Польская Империя и 500 ночных горшков

В массовом сознании понятие заморских колоний неотрывно связано с колониальной политикой Англии, Франции, Испании, Португалии, Голландии, США. Эти государства в деле порабощения далёких берегов и их туземного населения действительно достигли впечатляющих результатов. Впору организовывать "второй Нюрнберг" и подсчитывать жертв либерал-колониализма. Но, кроме выше названных стран, было ещё одно государство. Не будучи передовым ни с экономической, ни с цивилизационной точки зрения, оно тоже взалкало колоний. Кстати, не впервые. Перед Второй мировой оно тоже хотело. Но не могло. Речь о Польше.

Польские колонисты


Польша никогда не была морской державой. Несмотря на имеющийся выход к морю, сильного польского флота так и не получилось. Ни торгового, ни военного. В то же время тысячи поляков-матросов служили во флотах других государств, в т.ч. в России. Вспомним хотя бы адмирала Цивинского, и его двух сыновей, тоже военных моряков Императорского флота, один из которых погиб в русско-японскую войну, а второй - в Первую мировую. С образованием независимого польского государства Варшава впервые задумалась над созданием мощных военно-морских сил, не желая мириться с тесными географическими рамками Европы и стремясь превратиться в крупную если не океанскую, то морскую державу.

Но польское общество в глубине народного сознания не было обществом моряков. Для продвижения в массы и в элиты идеи Польши, как будущего морского государства, было учреждено Общество на поприще развития судоходства "Польский флаг" по инициативе контр-адмирала Казимежа Порембского. С 1918 года, года своего основания, по 1930 год, когда в морской политике Варшавы произошли существенные изменения, эта организация сменила несколько названий: Лига польской навигации, Морская и речная лига, и, наконец, в 1930 г. - Морская и колониальная лига. Появление прилагательного "колониальная" не было случайностью, а отражало революционные изменения польской морской политики. Отныне Варшава открыто заявляла свои права на заморские колонии, мотивируя это тем, что Польша, часть которой входила в состав побеждённой в Первой мировой войне Германии, должна получить свою долю при распределении бывших германских колоний, поскольку поляки в Германии платили налоги, несли службу в полиции и армии, в т.ч, на территории германских заморских владений. Варшава требовала 1/10 от общей площади немецких колоний, т.к. этнические польские земли составляли 1/10 территории Германии до 1918 г.

Флаг Морской и Колониальной Лиги (Liga Morska I Kolonialna)


У штурвала Морской и колониальной лиги встал мореплаватель и путешественник ген. Мариуш Заруский, выпускник университета в Одессе и морской школы Архангельска. Заруский и его единомышленники разрабатывали планы приобретения земельных наделов в Южной Америке (Перу, Бразилия, Аргентина), Африке (Ангола, Либерия) и даже на далёком севере (Гренландия, которая к тому времени уже давным-давно принадлежала Дании). Эти идеи понравились польскому правительству, и оно в официальном порядке вступило в переговоры с Лиссабоном и Парижем с настойчивой просьбой передать Польше Мозамбик и Мадагаскар, соответственно.

Вскоре в южной части Бразилии был выкуплен земельный надел, где была основана первая польская колония на американском континенте. Затем были достигнуты договорённости с Либерией о заселении пустующих территорий польскими "осадниками". В самой Польше большой отклик у населения вызывали публикации колониальной направленности, публикуемые в журналах лиги "Морской и колониальный вопрос" и "Море". Поляков постепенно приучали к талассократическому мышлению. Проще говоря - имперскому.

С 1938 г. в Польше с большим воодушевлением отмечались Дни колоний. В костёлах служили мессы, на городских стенах вывешивали пропагандистские плакаты с энергичным лозунгом: "Желаем колоний для Польши!". Вдохновителем и организатором Дней колоний выступил генерал Казимеж Соснковский, настойчиво продвигавший в массы идею о будущем морском величии польской державы. Афиши призывали прохожих присоединяться к празднованию Дней колоний во главе с Соснковским: "Польше не хватает сырья, необходимого для экономического развития страны. Ежегодно мы платим огромные деньги тем, кто контролирует сырьевую добычу и торговлю. Сегодня Польша борется на международной арене за то, чтобы получить свободный доступ к заморским колониям и непосредственной добыче и эксплуатации источников сырья...За реализацию этих планов должны выступить все поляки, как на родине, так и за границей".
 

Пропагандистский эффект от деятельности ген. К. Соснковского был довольно успешным, и в 1939 г. возглавляемая им Морская и колониальная лига уже насчитывала около 1 млн. членов. Руководство лиги решило идти в сёла. По замыслу, целевой аудиторией для распространения колониальных идей должно было быть многочисленное сельское население, т.е. будущие эмигранты-плантаторы, поэтому организация активно работала с учителями сельских школ. Всё больше и больше периодических изданий подключались к пропагандистскому проекту ген. К. Соснковского, а власти оказывали его детищу всевозможную поддержку.

"Квартальник Института научных исследований проблем эмиграции и колонизации", "Иллюстрированный ежедневный курьер" и др. Последний, не будучи специализированным журналом, регулярно освещал колониальную тематику во внешней политике Польши, размещая статьи Перегринуса "Эхо из далёкого Ирана. Почему нас до сих пор здесь нет? Как Польша осталась позади в гонке народов", Л. Томанека "Экзотический край - экзотические люди. Поляки в голландской Индии", а также публикуя высказывания на эту тему польских путешественников, плантаторов, специалистов по тропическим болезням, мореплавателей, климатологов и агрономов.

К концу 1930-х гг. штат редакции составлял 1500 чел., а по всей стране открывались филиалы журнала. Первых польских поселенцев в Африке и Южной Америке называли пионерами, добывающими для родины дополнительные территории. Некоторые видели в колониях удобный способ избавления от еврейского населения и лозунг "Евреев - на Мадагаскар!" тоже был довольно популярным в народе.

Нельзя сказать, что из уст польской интеллигенции и политиков не раздавались голоса против этой откровенно бредовой идеи польского колониализма. Но эти голоса тонули в громогласных руладах, воспевающих приращение Польши заморскими владениями. Главными аргументами для сторонников создания польских колоний за океаном служили примеры Франции, Германии и Британии, достигших в военно-хозяйственном отношении больших успехов, чем Польша, а также алармистские настроения по причине перенаселения самой Польши, которую спасти от этого может только многочисленная эмиграция. Направлений же для эмиграции было всего два - Северная Америка (Канада и США, где польские эмигранты тонули в море приезжих из остальных стран и быстро ассимилировались) и "восточные территории" или "кресы" (Западная Украина, Западная Белоруссия, часть Литвы), а этого было недостаточно.

На "восточных территориях" Варшава старалась достичь численного перевеса польского национального элемента над местным населением, чтобы закрепить эти территории навсегда за собой. Земельные участки на "кресах" часто получали польские военнослужащие, отставные жандармы и чиновники. С 1919 по 1929 гг. свыше 70.000 военных с семьями поселились на "кресах". "Кресы" нужно было массово заселять, ибо это была единственная территория, куда могли выехать польские поселенцы, и где была значительной доля не польского населения, не лояльного к Польше, которое необходимо было "переварить" в "польском этническом котле".

Только в Западную Белоруссию с 1918 по 1939 гг. переехало более 300 тыс. польских осадников. Варшава стремилась многократно расширить размеры польской державы, вобрав максимально возможное количество территорий, и её взор обратился в сторону южных широт. Единственный инструмент, которым она при этом пользовалась - колонизация захваченных территорий и жажда "новых географических открытий" в виде заморских колоний, населённых поляками.

Не удивительно, что эти амбициозные планы закончились полным провалом. Критики колониальных иллюзий были правы: бюджет Польши не вынес этого финансового бремени, а польских поселенцев не везде ждали с распростёртыми объятиями. Большинство планируемых польских поселений в Африке и Америке так и не появились. Те, которые уже существовали, в большинстве своём исчезли. Заморский вектор польской политики был свёрнут, и вся колонизаторская энергия была направлена на "восточные территории". Но сама Морская и колониальная лига продолжала существовать и работать до самого начала Второй мировой войны. Лига прекратила свою деятельность до 1944 г., а сама организация сменила название на Морскую лигу. Позже и она подверглась упразднению.

Восстановлена Морская лига была в 1980-е гг. и с 1999 г. носит наименование Морской и речной лиги. И сейчас среди польских патриотов деятельность членов Морской и колониальной лиги вызывает восхищение и уважение. Морская и речная лига, чьё руководство проводит патриотические мероприятия, посвящённые ген. К. Соснковскому, М. Зарускому и иным идеологам польского колониализма. Публикуются их тезисы, работы историков, им посвящённые, в положительном тоне освещается сама идея получения для Польши африканских или американских колоний. Слов сожаления или несогласия с откровенно захватническими концепциями Соснковского и Заруского (ведь они настаивали не только на покупке заморских угодий, но и на безапелляционной передаче в польское владение земель, захваченных ранее другими европейскими державами) не слышно. Как не видно и смягчения официальной позиции Польши по поводу её агрессивной политики на "восточных территориях".

 Генерал Мариуш Заруский.

 Бразилия

 Не случайно Союз колониальных пионеров был создан бывшим консулом в бразильской провинции Парана. Дело в том, что в южной части Бразилии в начале 20-го века проживало и работа достаточно большая польская диаспора – поляков в провинции Парана пребывало порядка 150 тысяч в начале 1930-х годов, порядка 18 процентов населения. Бригадный генерал Стефан Стржеменский, представитель МКЛ, предложил грандиозный план – проложить силами польских компаний через штат Парану железную дорогу из Риозиньо до Гаурапави с целью соединения польских поселений и одновременно улучшения условий перевозки сельскохозяйственной и лесной продукции (которая должна была пойти в Польшу). Взамен МКЛ должна была получить 2 миллиона гектаров из территорий индейского резерва вокруг железной дороги.

 Но чрезмерные расходы, которые повлекло бы строительство (11 миллионов долларов по ценам того времени), повлекли за собою внесение существенных корректив в план. Вместо миллионов гектаров было приобретено порядка 7 тысяч гектаров земли для поселения, названного «Морская воля» (Morska Wolia). Чуть позже на средства МКЛ были приобретены дополнительные 20 тысяч гектаров для поселения «Орлич-Дрешер». В 1935 году началось заселение «колоний», однако о размахе проекта говорит уже то, что в «Морской Воле» поселилось порядка 350 человек – что не удивительно, так как затраты на переселение одной семьи составляли до 3 тысяч долларов США. Кроме того, громкая ура-колониальная кампания в польской прессе заставила бразильское правительство Жетулиу Варгаса несколько по-иному взглянуть на вопрос заселения земель – в результате в 1937-м году «Морская воля была заселена на 50 процентов от запланированного населения. В то же время, отношения бразильских властей, настроенных чрезвычайно националистически, к польским колонистам, вызвало появление рекомендаций со стороны польского МИД относительно того, что дальнейшее заселение поселений надо оставить, а сам проект свернуть. 

Польская колония в Бразилии

 Ангола

 Первым заданием, за которое взялся Союз, была попытка создать сеть польских плантаций в португальских колониях. Так, в 1928 году в Анголу отправилась экспедиция для осмотра и подыскания территорий, пригодных для создания сельскохозяйственных плантаций. В результате поездки была найдена подходящая земля и работа закипела – были учреждены две компании («Полангола» для разрешения вопросов торговли и закупок, и «Альфа» для разрешения вопросов поселений), а польские поселенцы из числа членов СКП начали покупать участки (от 600 до 200 гектаров) под плантации. Однако планам по созданию плантаций в Анголе не суждено было сбыться – португальское правительство, обеспокоенное таким неожиданным развитием событий, усложнило процедуры иммиграции в колонии, а также стало уделять довольно много ненужного внимания польским поселенцам. В результате большая часть больших плантаторов вынуждена была покинуть Анголу после 1938 года.

  Либерия

 Ситуация в Либерии дала МКЛ дополнительные возможности, но и еще раз подчеркнула ее слабые стороны. В 1933 году правительство Либерии, видимо, исходя из экономических побуждений, заключило договор с МКЛ относительно создания на территории Либерии концессий в виде плантаций. Взамен на предоставленную для плантаций территорию, МЛК обязывалось взять на себя координацию действий польских плантаторов, каждый из которых должен был вложить в плантации по 10 тысяч долларов США. Дополнительно создавалось общество добычи ценных ископаемых в Либерии, а МКЛ бралась обучать в Польше до 20 молодых талантливых либерийцев в год. Кроме того, польским компаниям предоставлялся режим наибольшего благоприятствования – для развития торговли между странами. Торговля не заставила себя долго ждать – в Монровию прибыл корабль «Познань» с грузом в несколько десятков бочек цемента, немного соли и 500 эмалированных ночных горшков. В результате МКЛ начала завозить плантаторов, суживать им деньги, но отсутствие опыта ведения сельского хозяйства в условиях тропического климата привело к тому, что плантации просто не давали никакого дохода – предприятие обернулось финансовым крахом, отчасти по вине правительства США, ревниво относящегося к действиям поляков в своей полуколонии (Либерии).

Мадагаскар

 В «Колониальных тезисах...» отдельное место было посвящено вопросу переселения евреев на Мадагаскар. В связи с этим в 1937 году французский министр заморских территорий Морис Моте высказался относительно теоретической возможности передачи Мадагаскара под опеку Польши. По заданию министра Ю.Бека и при согласии Моте, была создана комиссия по изучению приспособленности острова для заселения евреями из Польши. В комиссию входили директор еврейского эмиграционного общества в Варшаве Леон Альтер, агроном из Тель-Авива Соломон Дик (уроженец Галиции) и майор Мечислав Лепецкий. В мае 1937 комиссия прибыла в Париж, откуда убыла на Мадагаскар, где работала 10 недель и составила отчет относительно пригодности северной части острова к колонизации. Однако планам не было суждено реализоваться из-за начала мировой войны.

 Мозамбик

 МКЛ проявляла интерес и к Мозамбику, где планировалось осуществить план по строительству крупной плантации «Лацерда» площадью в 20 тысяч гектаров под 100 плантаторов. Стоимость проекта была колоссальной – порядка 15 тысяч фунтов (а фунт тогда тянул долларов на 50) только для покупки земли, не говоря уже о снаряжении поселенцев и субсидиях для начала работ. Как бы там ни было, чем закончился бы проект, мы не узнаем – в 1939 году до начала войны были проведены только подготовительные работы (геологоразведка, поездка агрономов).

  Антарктида

Косвенным свидетельством того, что правительство Польши могло планировать акцию по «экспансии» в Антарктиде, может послужить тот факт, что в марте 1939 года посольства Польши в Лондоне и Вашингтоне получили поручения от МИД (перед визитом Бека в Лондон – см.выше) сделать запрос относительно того, на какие области континента распространяются формальные территориальные претензии этих держав.

Наводка shepelev. Подробности: regnum.ru
http://www.gazeta.lv/story/11436.html
http://regnum.ru/news/1439637.html#ixzz1yvNPjN37
Tags: Польша
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments