Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Бандеровские преступники. Роман Шухевич

Практически все авторы трудов и публикаций о Шухевиче отмечают, что на формирование взглядов будущего командира УПА сильное влияние оказала атмосфера, господствовавшая в среде галицийской элиты на рубеже 19-20 веков. Увлеченная германофильскими идеями, преклонявшаяся перед членами австрийского монаршего дома (любившими щеголять в украинских вышиванках), заигрывавшими с украинскими «патриотами», эта элита болезненно переживала поражение немецкой коалиции в 1-й мировой войне и результаты послевоенного устройства Европы.

Не случайно, в период «весны народов» – революционных событий 1848 года в Европе, когда на баррикадах Львова против австрийских карателей плечом к плечу сражались польские юноши и учащиеся российской духовной семинарии, галицийские вояки из легиона сечевых стрельцов топили в крови восставшую европейскую демократию, став наиболее надежной опорой императорского дома Габсбургов.
 Вильгельм Франц фон Габсбург-Лотринген, эрцгерцог Австро-Венгрии в вышиванке. Кличка - Васыль Вышиваный. Командовал галицкими стрелками. С бандеровцами не сотрудничал. Погиб при бомбежке Берлина в 1945 году.

Уже в тот период четкая граница разделила галицийское общество на 2 противоборствующие части – приверженцев панславизма, с одной стороны, и германофилов, с другой.

Многие бывшие офицеры-сечевики,  такие, как Евгений Коновалец, будущий кумир и покровитель   Шухевича, с самого начала стали не только пламенными сторонниками идеологического «творчества» Дмитрия Донцова, но и элементами, решительно воплощавшими это «творчество» в реальную политику.  Коновалец с апреля 1923 года инициировал создание во Львове двухнедельника «Заграва», редактирование которого поручил Донцову. «Заграва» стала любимым изданием Романа Шухевича. Редакторская статья «Наши цели», опубликованная в первом номере «Заграви» (1.04.1923 г.), не оставила никаких сомнений о приверженности ее автора нацистской, шовинистической идеологии.

«Мертвым звуком», «фразой» названы в статье человеческие ценности: солидаризм, гуманизм, пацифизм, демократию: «фразой является для нас демократия. На ее место (фразы) поставим чистый национальный эгоизм и бескомпромиссность...».

Известный на Западе исследователь истории ОУН, украинский националист Петро Валей  подчеркивает: «В тридцатые годы Донцов был настоящим обладателем душ молодого поколения. «Десять заповедей украинского националиста» (т.н. «декалог»), это точный перевод политической философии Донцова на повседневный язык».

На формирование сознания Шухевича  решающее значение оказали труды Донцова и знакомство с Коновальцем. Вот как об этом пишет Петро Дужий: «... четырнадцатилетний гимназист Роман Шухевич в 1921 году не раз имел возможность встречаться во Львове, в помещении своей бабушки Гермины Шухевич, с комендантом УВО полковником Евгением Коновальцем, который в том году прибыл из-за кордона... Роман Шухевич через четыре года после встреч с полковником Коновальцем стал членом УВО, одним из выдающихся ее боевиков, а военная профессия пленила хлопца и была особой в его наполненной глубоким содержанием жизни».

Провинциальные галицийские юноши и барышни из состоятельных семей откровенно завидовали «арийскому» происхождению своих германских и австрийских сверстников и едва не падали в обморок от избытка положительных эмоций, читая газету «Діло», называвшую галичан «тирольцами востока». Впоследствии термин «мои тирольцы» будет часто использовать губернатор дистрикта Галиция, эсэсовский генерал Отто Вехтер, убеждая Адольфа Гитлера согласиться с предложением украинских националистов, умолявших оккупантов разрешить им создание «своей» дивизии в структуре немецких Ваффен СС.

В Галиции, оказавшейся в составе панской Польши,  буквально «носилась» фашистская идеология, вскоре воплотившаяся в основной работе Дмитрия Донцова «Национализм» (1926 г). Уукраинские националисты почти сразу   поставили на Германию.

Уже в 1922 году Коновалец, незадолго перед этим утопивший в крови Киевское январское восстание рабочих (1918 г.), призвал членов Украинской войсковой организации (УВО), созданной им же в 1920 г., ориентироваться на Берлин.
В начале 40-х годов сподвижник Коновальца Степан Курнас написал воспоминания о вожде, в которых привел некоторые подробности об этом: «В начале 1923 г. Коновалец созвал в Праге совещание руководителей УВО... Он поставил вопрос о необходимости ориентироваться на Германию... Принимая немецкую ориентацию, УВО обязалась предоставлять все свои силы и средства борьбы в распоряжение германского командования и германской разведки, под руководством которых велась дальнейшая работа националистического подполья...»

И далее: «Многие шпионские материалы, собранные членами УВО, концентрировались у начальника подразделения разведки Михаила Матчака, который передавал их немецкой разведке через полковника Бизанца.
Германская разведка имела непосредственную связь с Коновальцем и его штабом в Берлине, поддерживала связь с краевым проводом УВО-ОУН во Львове через своих сотрудников Альфреда Бизанца и доктора Ганса Коха (Этот Кох будет присуттвовать при оглашении "Акта 30 июня 1941 во Львове)».

 Кох и Бизанц вплоть до краха фашистской Германии будут взаимодействовать по линии Абвера с лидерами украинских националистов, направлять их террористическую деятельность в нужном для оккупантов направлении. Оба в период оккупации Украины находились во Львове, где заботливо опекали семьи карателей  и подразделений украинских эсэсовцев, поддерживали тайные отношения с руководителями ОУН и униатской церкви – А.Шептицким и И. Слепым.

Приведу выдержку из «Меморандума по украинскому вопросу», подготовленному в 1938 году Национал-социалистической партией Германии : «В 1922 году тогдашний начальник немецкой контрразведки полковник Гемпш вошел в письменное соглашение с руководителем ОУН полковником Е. Коновальцем, на основании которого украинская организация получала материальную поддержку, за что передавала отделу контрразведки сведения о польской армии. Затем организация взялась за подготовку в Польше диверсионных актов. Регулярная месячная плата Коновальцу доходила до 900 марок».

Посредником между германскими контрразведывательными и разведывательными органами, с одной стороны, и украинскими националистами, с другой, в довоенный период был ближайший сподвижник Коновальца Рико Ярый. Такую точку зрения, в частности, излагает Петро Балей в своей книге «Фронда Степана Бандери в ОУН 1949 р.» (Лас-Вегас, 1997 г.), ссылаясь при этом на мнение польского исследователя террористической деятельности ОУН Владислава Желенского.

В 1928 году почти 100 украинских националистов были арестованы поляками по обвинению в шпионаже в пользу Германии. Подтвердилась не только причастность к  разведывательной деятельности в пользу Германии Коновальца, но и Рико Ярого, получившего в немецкой разведке псевдоним «Консул-1». Абверовским «Консулом-2» несколько позже станет швагер, адъютант и преемник Коновальца на посту вождя ОУН Андрей Мельник.

Некоторые из националистов ухитрялись сотрудничать сразу с несколькими иностранными спецслужбами. Заместитель С. Бандеры Ярослав Стецько смог  выполнять задания одновременно: итальянской разведки, в которой его знали как «Белендиса», и немецкого Абвера, где он числился в картотеке как «Басмач».

Значительно активизировалась шпионская деятельность националистов после создания ОУН (1929 г.), которая была образована по образу и подобию фашистского ордена. Возглавил ее «вождь» Коновалец. Основным принципом функционирования стало абсолютное, слепое подчинение диктатору. Для устранения неугодных и инакомыслящих, по образу немецкого гестапо, создали свою СБ.

Французский историк Аллен Герэн охарактеризовал ОУН как организацию «прогерманской и профашистской» ориентации, которая по мере роста «становится фашистской организацией». Об этом же пишет американский исследователь теории украинского национализма Джон Армстронг, который подчеркивает, что ОУН образовалась путем слияния террористических полуфашистских организаций УВО и Союза украинской националистической молодежи под руководством Донцова.
Фашистский характер ОУН признавали  сами оуновцы. Так, один из лидеров ОУН, командир созданной совместными усилиями немцев и украинских националистов Украинской национальной самообороны (УНС) Александр Луцкий утверждал: «Идеология ОУН формировалась в период укрепления германского национал-социализма и итальянского фашизма. Именно поэтому... между украинским национализмом и германским национал-социализмом так много общего».

Свою зловещую роль в подстрекательстве украинских националистов к террористической деятельности сыграло руководство греко-католической церкви. Так, в 1932 году печатный орган национал-униатской партии «Украинско-католический союз», которую возглавлял глава УГКЦ, польский граф, митрополит А. Шептицкий в оправдание грядущих кровавых преступлений оуновцев писал: «Украинский национализм должен быть подготовлен ко всяческим средствам борьбы с коммунизмом, не, исключая массовой физической экстерминации (уничтожения), хотя бы и жертвой миллионов человеческих экзистенций (существ)». Хотя тот же Шептицкий будет сокрушаться и прилюдно ругать террористов.

В том же 1932 году между немецким представителем, капитаном военной разведки Патцигом и Коновальцем заключается повторное соглашение о сотрудничестве, которое сулило немалую финансовую выгоду украинским националистам.

Уже в начале апреля 1933 г., после утверждения в Германии фонда, предназначенного для финансирования национальных меньшинств, украинцам было выделено 200 тыс. марок. Коновальцу же платили 7000 марок в месяц. Кроме того, он получал отдельную плату за выполнение спецзаданий. Словацкий историк Богуслав Хневпек в своей книге «Под знаком трезубца» (см. «Культура» за 17.08.1988 г.) утверждает, что с 1 января 1934 года Коновалец получал от немцев по 110 000 марок в месяц.

После прихода Гитлера к власти польской разведке удалось добыть ряд ценных документов, неопровержимо доказывающих шпионскую деятельность ОУН в пользу Германии. Согласно добытых улик, было установлено, что ОУН в Абвере зарегистрирована как разведывательная структура под зашифровкой «Dienst UKO» (Украинише Кампфорганизацион). Роман Сушко информацию об обстановке в польской армии наносил на специальные анкеты, которые передавались немцам. Координатором разведывательной работы от Абвера выступал секретарь и адъютант Коновальца Рико Ярый.

Осенью 1933 года майор чешской полиции Бартик, осуществлявший слежку за оуновскими деятелями в своей стране, провел несколько обысков в их помещениях. В помещении, принадлежавшем одному из оуновских руководителей Сенику-Грибивскому был обнаружен тайный архив ОУН – сотни оригинальных машинописных документов, тысячи страниц рукописного текста, полностью подтвердивших шпионский характер этой организации.

Немецкий исследователь Ганс Роос утверждает, что в декабре 1933 года Коновальца вызвали в Берлин, где генерал фон Рейхенау и тогдашний инспектор гестапо Дильс «высказали пожелание, чтобы ОУН начала националистическую пропаганду на советской Украине, в первую очередь среди военных подразделений, а также и в колхозах».
Коновалец и Рико Ярый, кроме всего, находились в близких, приятельских отношениях с руководителем немецких штурмовиков (Штурм-Абтайлюнг) – капитаном Ремом, группа которого была ликвидирована по приказу Гитлера в конце 1934 года в «ночь длинных ножей».

Как следовало из документов архива, ОУН сотрудничала не только с Абвером и гестапо, но и с литовскими спецслужбами, регулярно получая от них денежное вознаграждение в сумме от 6 до 8 000 долларов США. Литовцы также помогали оуновцам печатать их литературу и снабжали их боевиков фальшивыми паспортами.

О финансовых делах ОУН в 30-е годы некоторое представление нам также дают документы из тайного архива ОУН, изъятого чешской полицией у Сеника-Грибивского.

Согласно этим документам, в 1931 году расходы ОУН на содержание зарубежного руководства, на прессу, на обеспечение боевиков, на помощь заключенным, на адвокатские услуги составили 22 тыс. 143 доллара. Для «революционной работы» в Галиции передано 7425 долларов. Сюда же, в Галицию, от сторонников ОУН из Америки было передано 24 000 долларов, но дошли только 5 000.

ГРЯЗЬ, ЗАМЕШАННАЯ КРОВЬЮ

Идеи фашизма  Шухевичем, как отмечают практически все его биографы, были восприняты без каких-либо внутренних колебаний и сомнений. В раннем возрасте он становится членом не только «Пласта», но и тайного общества под названием «Общество черного трезубца», возникшего под влиянием и при содействии активистов организации итальянских «Черных рубашек».

 Примечательно, что, находившийся в послевоенной Германии С. Бандера даже не упоминает о  периоде жизни Р. Шухевича, когда тот стал знаменитым террористом.

Основной костяк боевиков и партийных деятелей УВО-ОУН составляли  юноши,  не достигшие зрелого возраста. Воспитанные в духе нацистской идеологии,  эти юнцы решали вопросы жизни и смерти сотен и тысяч людей, в чем-то с ними не согласных.

Убивали не только представителей польского государственного аппарата. Как раз их  погибло от рук украинских националистов меньше всего. Убивали, подобно немецким фашистам, прежде всего, лиц демократически настроенных, представителей прогрессивной украинской и польской интеллигенции, пользовавшихся немалым авторитетов в народе. Убивали потому, что те могли помешать приходу нацистов к власти.

Жертвами боевиков УВО-ОУН стали бывший офицер Украинской галицкой армии (УГА) Иван Бабий, студент университета Яков Бачинский, кузнец Михаил Белецкий, известный профессор Антон Крушельницкий, школьный куратор Собинский. В Каменке Струмиловой зверски убит Теодор Твердохлиб. За лояльность к полякам были ликвидированы Бахманюк, Пиляк, Петрийчук.

7 ноября 1929 года организован взрыв в здании Восточных торгов во Львове. Погибли 2 мелких чиновника.
Каждое политическое убийство находило официальное объяснение со стороны террористов, иногда по смыслу прямо противоречащее предыдущему. Одних польских чиновников убивали за «враждебное отношение к украинцам». Собинского же, известного в общественных кругах своими симпатиями к украинцам, убили Роман Шухевич с Б. Пидгайным, официально обвинив в «заигрывании с украинцами». Юноши-террористы и их старшие учителя из числа лидеров украинских националистов боялись, что, способствуя развитию украинского образования и культуры, такие, как Собинский, подорвут авторитет террористических УВО-ОУН в народе

Подобную официальную причину оуновцы назвали после убийства Т. Голувко. Процитируем П. Дужого: «В 1931 году в курортном местечке Трускавце (Львовская область) боевики ОУН уничтожили польского политика и публициста, сторонника польско-украинского «сближения» (а фактически обвиненного в «духовном обезоруживании украинского общества» — Тадеуша Голувко (1889-1931 гг.)».

Многих украинцев убивали по огульному обвинению в тайном сотрудничестве с польской полицией, хотя никаких вещественных доказательств и документальных свидетельств при этом, как правило, не приводилось. Так, например, неоднократно пытались физически устранить одного из активных деятелей краевой экзекутивы ОУН Романа Барановского, брат которого Ярослав Барановский был на короткой ноге с самим Коновальцем (невеста Я. Барановского Ганна Чемеринская и жена Коновальца были подругами).

По-видимому, основной виной Романа Барановского были его родственные связи. Его матерью оказалась этническая полька. Обвинения не сняли даже после того, как Роман Барановский оказался в польской тюрьме, где умер при загадочных обстоятельствах в 1936 г.

А вот как  «специалист» Дужий оправдывает ограбления почтовых зданий. В соответствии с  его трактовкой, на почту и финансовое отделение в Городке (Львовщина) украинские террористы из группы Р. Шухевича напали «с целью экспроприировать деньги, награбленные польскими оккупантами у украинского населения».

Всячески превознося боевой дух и «героизм» террористов из боевок УВО-ОУН, националистические авторы только вскользь упоминают об их чисто криминальных преступлениях. О том, что с целью ограбления юношами-убийцами совершено десятки нападений на почтовые грузы, почтовые и банковские учреждения, здания, принадлежавшие богатым согражданам, они молчат. В процессе этих нападений погибли десятки невинных людей, а также многие грабители. В числе погибших боевиков брат жены «Чупринки» Юрий Березинский.

Поскольку Ю. Березинский входил в террористическое звено, которым руководил Р. Шухевич, можно с уверенностью сказать, что его смерть – на совести «Звона» (тогдашний псевдоним Р. Шухевича). Псевдо-историк Мирчук приводит некоторые примеры чисто уголовных преступлений, совершенных боевиками УВО-ОУН.

В 1935 году состоялось 3 покушения, а в 1936 еще одно на войтов-«хруней» («хрунями» украинские националисты называли украинцев, лояльно относившихся к полякам).

6 мая 1937 года произошло нападение на владельцев имения (экономии) в Белжце Золочевского уезда. В помещение Марии Ясинской и ее брата Мечислава явились 5 типов, среди которых один был в полицейской униформе.
Они произвели обыск и забрали сестру и брата с собой на повозку, вроде бы, в полицейский участок. Когда же арестованные начали подозревать нечистую игру и протестовать, их убили и, забрав 4 000 злотых и 600 долларов, бежали.

27 октября 1938 года произошло нападение членов ОУН на здание почты в Гаях близ Львова... Целью нападения официально декларировалось наказание коменданта полиции.... Однако, вместо коменданта полиции убили его жену.
2 ноября 1938 г. состоялось нападение на почтовую повозку в Бережанском уезде. Погиб почтальон.
С целью ограбления, по указанию боевика ОУН Тутько, в Тернопольской области убили крестьянку, возвращавшуюся с базара.

Боевик УВО Ярослав Любович погиб при попытке ограбления почтальона на улице Глубокой во Львове (5.03.1929 г.). Подобным же образом сложил голову Гриц Писецкий под Бибркой (Львовщина). В 1932 году на территории львовской тюрьмы (знаменитые Бригидки) за участие в бандитских нападениях на людей повешены боевики Билас и Данилишин.

Роман Шухевич, кроме руководства многими грабительскими акциями боевиков, лично участвовал как минимум в 3-х бандитских нападениях:  на конную почтовую повозку на дороге из Перемышля до Бирчи, на такой же почтовый транспорт на дороге из Калуша до Печенежина, а также в ограблении народного банка в Бориславе. Его карьера развивается успешно. Роман «Звон» становится руководителем боевой референтуры ОУН.

Под руководством Шухевича разрабатываются и совершаются наиболее резонансные убийства того времени. 22 октября 1933 года террорист Микола Лемик с фальшивым паспортом на фамилию Дубенко убивает сотрудника советского консульства во Львове Майлова, наносит ранение курьеру Джугаю. 15 июня 1934 года боевик Григорий Мацейко в Варшаве на улице Фоксаля убивает министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Убийце удается бежать в Аргентину, где он и находился до своей кончины в 1966 г.

Примечательно, что участником нападения на советских дипломатов был также оуновский террорист Юлько Заблоцкий, который в период Второй мировой войны станет немецким провокатором в Освенциме.

По подозрению в причастности к убийству Б. Перацкого были арестованы Степан Бандера, Роман Шухевич, Ярослав Карпинец, Дарка Гнаткивская, Катерина Зарицкая, Николай Лебедь, с которым у Р. Шухевича уже тогда складывались непростые отношения. Не случайно, бывший руководитель СБ ОУН-б, приятель Романа Шухевича Мирон Матвиейко после войны обвинит Лебедя в причастности к смерти Шухевича. По-видимому, Матвиейко знал об их отношениях то, чего не было известно многим непосвященным оуновцам.

Особенно неприятным для немецкой военной разведки был арест их агента Николая Лебедя («Максим Рубан»), которого взяли с фальшивым паспортом на руках, выписанным на фамилию Скиба.

Вся шпионская сеть Германии в Польше оказалась на грани провала, о чем свидетельствует секретный немецкий документ под названием «Об аресте в Данциге, а также в Штеттине по требованию польской полиции», составленный немецким разведчиком. В документе утверждается: «23 июня 1934 года восточно-прусским пароходом из Сопота в Свинемюнде прибыл украинец Евгений Скиба... Он привез из Польши в Германию для разведки важные в военном отношении документы. Немецкая разведывательная служба в Свинемюнде была проинформирована о его прибытии телеграфом. Можно допустить, что польская полиция ... узнала об этом..., когда он уже выехал из Сопота, ибо они бы поставили требования о выдаче его в Данциге. По всей вероятности, польская полиция имела информацию о шпионской деятельности Скибы и поэтому предприняла все усилия, чтобы арестовать его.

Поляки свои требования обосновали тем, что Скиба был участником убийства Перацкого. Во время ареста Скибы присутствовал польский генеральный консул в Штеттине Г.Штарк, который видел бумаги и тетради с заметками Скибы, предназначенными для разведки Германии. Вот почему только этим фактом агентурная сеть немецкой разведки среди украинцев в Польше была поставлена под серьезную угрозу...» (Материалы сейчас находятся в государственном архиве России).

Освободившись из заключения в 1937 году (польское правосудие не смогло доказать его вины), Роман Шухевич вернулся к своим прежним занятиям. Он с увлечением разрабатывает план освобождения из тюрьмы Вронки своего друга С. Бандеры, но осуществить его так и не удалось – помешала В
торая мировая война.
О том, что такие, как Роман Шухевич, молодые террористы даже в мыслях не допускали возможного прекращения убийств свидетельствует их конфликт с представителем руководства ОУН в   Галиции, краевым проводником Львом Ребетом, заменившим на этом посту арестованного С. Бандеру. В средине 30-х годов германская верхушка, обеспокоенная заявлениями представителей Польши о причастности немецких спецслужб к террористической деятельности ОУН, попыталась через Коновальца и Ребета приостановить «атентаты».

Не тут-то было. Разгулявшиеся кровавые мальчишки даже слушать об этом не желали. На их сторону решительно стал узник С.Бандера, который даже в своей послевоенной статье о Шухевиче не смог скрыть этого. Процитируем «вождя»: «Но тогдашний проводник Краевой екзекутивы ОУН на западноукраинских землях (имеется ввиду Лев Ребет), проводя работу по линии прекращения революционных акций, не только боевого, но и массового политико-революционного и пропагандистского характера.... Тогда ведущий актив ОУН на западноукраинских землях единодушно изъявил желание, чтобы Краевую экзекутиву ОУН возглавил Роман Шухевич, боевой референт предыдущей Краевой экзекутивы, который незадолго перед этим вышел из тюрьмы, после осуждения на львовском процессе».

Преступления продолжались.

Лев Ребет, которого всеми фибрами своей мелкой душонки ненавидел С. Бандера, со временем расплатится за свою «миротворческую» деятельность. После войны его мертвое тело со следами истязаний обнаружат в одном из бункеров невдалеке от Мюнхена. В брошюре «Чорні справи 3Ч (вооруженных частей) ОУН» (Львов, 1969 г.) приводятся сведения о том, что Ребета замучили по приказу С. Бандеры, которому сделать это посоветовал автор «декалога» Степан Ленкавский.

Шухевич установил связь с Абвером при помощи все того же вездесущего Рико Ярого. Несмотря на строжайшие меры конспирации, многим в руководстве ОУН было известно, что Шухевич уже с 1925 г., окончив львовскую гимназию, прошел необходимую военную и разведывательную подготовку в Гданьске, которую он конспирировал учебой в политехническом институте.

Через год возвратился во Львов, где начал учиться в местном политехническом институте. Учебу неожиданно прервал, поступив на службу в польскую армию (1928-1929 гг.). После чего продолжил учебу, окончив институт в 1934 г. Военную подготовку после этого совершенствовал снова в Гданьске, затем в Берлине и в Чехословакии.

Благодаря покровительству все того же Р. Ярого, он закончил в Гданьске офицерские курсы. Во Львове совершенствовал знания в нелегальной школе офицеров СС, которую посещал вместе с немцами-фольксдойчами — братьями Мауерами. Специальную подготовку проходил в Мюнхене. Одно время, по указанию оуновского руководства, Шухевич в имении Рико Ярого в Зауберсдорфе, расположенном недалеко от Вены, работал над военным учебником для украинских националистов.

В начале 1938 года руководитель Абвера адмирал Канарис, по указанию фюрера, созвал совещание начальников ведущих отделов своего ведомства, перед которыми поставил задачу о включении возможностей ОУН для организации подрывной деятельности против СССР. Главная роль в этой работе отводилась начальникам отделов Штольце и Лахузену.

Вот что рассказывал об этой задаче полковник Эрвин Штольце на Нюрнбергском процессе: «В начале 1938 года получил указание от Канариса о переключении имеющейся агентуры из числа украинских националистов на непосредственную работу против Советского Союза. Через некоторое время на квартире петлюровского генерала Курмановича я осуществил встречу с Коновальцем, которому передал указание Канариса... Коновалец согласился...
Об этом Коновалец информировал письменно главу униатской церкви митрополита Шептицкого: «Обращаю внимание Вашей экселенции на то, с какой последовательностью претворяются планы великого фюрера».

Никогда гитлеровское высшее руководство не делало даже намеков оуновцам о своем согласии на образование не только полностью независимой Украины, но даже государства-сателлита Германии. Высшие нацистские бонзы считали ниже своего достоинства даже общаться и обсуждать подобные вопросы с оуновскими коллаборационистами. Контакты ограничивались на уровне тайных отношений с представителями среднего звена руководителей немецких спецслужб (Штольце, Лахузен, Бизанц, Кох и др.).

Характерный пример   — решение о передаче украинского Закарпатья хортистской Венгрии, которое было принято 2 ноября 1938 года на совместном совещании представителей Германии и Италии в Вене (Австрия).

«Спектакль» в форме отторжения Закарпатья от Чехословакии и создания т.н. «Карпатской Сечи», в которой Роман Шухевич («Борис Щука») стал «начальником штаба вооруженных сил», немцы грубо пресекли. Несмотря на это, оуновцы (Михайло Колодинский, Роман Шухевич, Зенон Коссак, Олекса Гасин, Евген Врецьона, Осип Карачевский и другие, в основном, галичане), по примеру немецких хозяев, успели создать на территории Закарпатья концлагерь с несколькими филиалами для перевоспитания своих политических противников.

Роман Шухевич, кроме того, занялся привычным для себя делом, создав террористические боевки, успевшие осуществить ряд террористических актов против поляков и евреев. Об этом позже вспоминал оуновец Иван Кедрин.
Первая же серьезная стычка с регулярными венгерскими частями закончилась для армии «Карпатской Сечи» плачевно. Оуновское войско (10 000 вояк) было наголову разгромлено в районе Бурштина. Погибли известные деятели ОУН Михайло Колодинский и его адъютант Зенон Коссак.

Вскоре  была развязана Вторая мировая война. В первый же ее день на территорию Польши вступил оуновский легион (полк) под командованием Романа Сушко.

Окончание следует.... Рейтинг блогов
Tags: ОУН-УПА, Шухевич
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments