Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Водка на войне

Рассказ ветерана войны в Афганистане, капитана запаса войск ВДВ Евгения Ганина: «…В 1981 году у нас в Афгане свершилось удивительное событие: командование приняло решение заменить в нашей 103−й дивизии ВДВ всех на всех. Всех офицеров, отслуживших тут по два года на заменщиков из Союза. И – пошло-поехало. Летит «борт» с заменщиками – из Пскова, за ним – второй — Рязань, третий – Каунас, четвертый – Тула, пятый – Болград… Один за другим. И в каждом – наш брат-заменщик. На место старого взводного – новый взводный, на место старого ротного – ротный новый, ну и выше бери. А ждут их с нетерпением еще и потому, что у каждого, что немаловажно и почему мы так скрупулезно считали «борта» – по 3−4 бутылки водки «Столичная», кажется, по литру или по два можно было провезти с собой. А с водкой в нашем парашютно-десантном полку не то, чтобы плохо было, ее просто как бы и не было, у нас вроде как «сухой закон» был, но если кто хотел, то по принципу, «свинья грязи найдет», всегда мог ее купить на Кабульском базаре, к примеру. Афганцы свою виноградную самогонку называли «шароб». Идешь по базару, они тебя за рукава хватают и громким шопотом (у них же по исламским традициям алкоголь – ни-ни!): «Шурави, фотка, фотка, шароб!».
Или еще: «Шурави, чарс!» А это у них на замену алкоголю, что-то вроде гашиша, самокрутка такая. По виду – чистый заячий помет, зеленая такая палочка, которую они скатывали в ладонях, а потом ножиком нарезали в размер сигареты, «порционно». За «шароб» и «чарс» наши дембеля им доски тащили, колеса от машин, ящики снарядные. Дерево там очень ценилось. Если, к примеру, крышу там покрыть надо, то наши доски хорошие, оструганные, в строительстве – первое дело. Конечно, мы, офицеры, имели право этот товар конфисковывать, и как-то очень быстро научились его находить. Натренировались. Ну, точно, как собаки в аэропорту, которые на наркотики делают стойку. «Шароб» этот афганцы, не заморачиваясь, продавали в полиэтиленовых пакетах. Зальют, завяжут, и – на базар! А наши потом, куда только не пихали эти пакеты. И в бензобаки, и в цистерны с горючкой. А сигарки почему-то все прятали в одни и те же места, – за панаму, за воротник, в билет военный, за подкладку. Находили обязательно, ну и, что характерно, изымали.

Правда, в одном случае мы оказались бессильны что-либо сделать. Наша рота саперная значилась как понтонная, но понтоны там были не нужны, какие понтоны, если реки хрен их знает где, а тут – один песок! Ну их и забрали в Союз, а нас возложили функции нам несвойственные – прачечная, обстирывать всех подряд, подвозка горючего на позиции, ну и выпечка хлеба. Привезли нам такой агрегат с крутящимся механизмом – для выпечки хлеба. Печка шурует, механизм крутится, солдатики туда кирпичики из теста засовывают, а на выходе – хлеб горячий. Хлеба много надо было, поэтому вынимали побыстрее, он даже не успевал пропекаться, новую партию теста засаживали. И вот, оказалось, что появилась в нашем полку дешевая бражка. Пьяных начали вылавливать, что ни день. Мы-то сразу смекнули, откуда ветер дует – оттуда, где хлеб выпекают. Там же и дрожжи, и вода. Бидон с бражкой зарывали в песок, а он же горячий!.. Но хлебопеки наши так все засекретили, что ни разу не засекли, только раз или два их за руку смогли поймать!..
lign="left"
Однажды проверяли колонну цистерн, которые горючее везли. Спрашивают: «Водка есть?» В ответ: «Не, водки нет!» Цистерну открыли, а там – этикетки водочные плавают, как кувшинки в пруду, отмокли! Целый арсенал везли! Изъяли. Потом мы, кстати, пробовали – соляркой отдает, видно, пока везли, горючее вовнутрь бутылки просочилось… Короче, с водкой не просто тут все было. И вдруг – 150 заменщиков летит и у каждого – по литру на брата! Конечно, встреча была очень сердечной. Ну, а за встречу – как ни выпить? Грех! Разбежались все по камерам, мы так называли наши квартиры. И – началось! Взводный наливает взводному, «дела», значит, передает, ротный — ротному. Наутро – построение. Амбре такое стоит – хоть святых выноси! А рядом с нашим плацем – маскировочные сети, а под ними – бараки медсанчасти. Оттуда крик: «Ребята, я здесь!» Глядим, — майор наш из «старослужащих» — в пижаме больничной и голова бинтами обмотана. Что было. Вчера с вечера сел сдавать дела заменщику. Выпили, ясное дело. И наш майор — заменщику говорит: «Ты тут торчишь, а твои тапочки в Союзе уже сносились!» Тот: «Какие, блин, тапочки!» «Как какие? Жена твоя – одна и тапочки твои – бесхозные. Вот и соображай!». Заменщик соображал-соображал, а потом – р-раз – трехлитровую банку с помидорами – на голову собутыльнику. Того – в медсанбат, а завтра – в Союз. Так и полетел — с перебинтованной головой, вроде, как в бою ранили… В Афгане таких случаев много разных было. Кстати, генерал Лебедь в своей книге «За державу обидно» это случай про замену всех на всех тоже описал. Больше таких замен не было… А что в пьяном виде не туда могли выстрелить или еще чего – об этом я рассказывать не буду. Это – грустное дело…».

Афганской войне посвящены водки с названиями «Афган», «Герат», «Афганский ветер», «Спецназ», «Спецназовец». Появились они после вывода советских войск из Афганистана. Во время войны тут пили «Столичную». Ею спекулировали недобросовестные тыловики, зарабатывая огромные деньги. Если в СССР бутылка «Столичной» стоила 3 рубля 62 копейки, то в Кабуле ее продавали по 25 чеков за штуку. А чек тут шел по 2 рубля за один. Взяв Кабул, талибы уничтожали гранатами запасы американского виски, но почему-то не тронули склады со «Столичной». В Афганистане родилась традиция выпивания водки. Перед тем, как поднять рюмку, надо было произнести своеобразную молитву. Вот ее текст: «…Добрым людям на здоровье! Всем врагам на безголовье (перекрестив рюмку)! Сгинь вся нечистая сила, останься единый голимый спирт! Боже! Не принимай за пьянство, а принимай за лекарство, потому как мы пьем – не калечимся, а пьем – лечимся. Да разлейся благодатная влага по телесной периферии и пойди ты на пользу рабам Божьим (идет поименный перечень принимающих участие в застолье)! Мы пьем не пьянства ради, не потехи для, а чтобы не отвыкнуть! Да не через день! А почти что каждый день! Да и не по чайной ложке, а по чайному да по стакану! Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Будем радехоньки! Аминь!». После чего произносился тост: «…За здоровье пьющих! За свободу пленных! За красивых женщин (офицеры и мужчины встают!). И за нас – военных!».

В США в 70−е годы была очень популярна водка «Столичная». Ее называли тут «Столи», так американцам было легче произносить длинное русское слово. Но «Столичную» они пить перестали, когда советские войска вошли в Афганистан: «Не будем пить водку убийц афганских детей!» — под таким девизом началась война со «Столи». В знак протеста ее выливали на асфальт, вычеркивали из меню баров и ресторанов. Даже такой любитель «Столичной», как Ллойд Вебер, автор оперы «Иисус Христос – Суперзвезда», отказался от русской водки. И на смену «Столичной» в США тут же пришел шведский «Абсолют», заняв русскую нишу. Так шведы отыгрались за Полтаву. Только после вывода советских войск из Афганистана, «Столичная» стала возвращать свои позиции.

11.

Антиалкогольная кампания Михаила Горбачева, начатая постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 7 мая 1985 г., захватила армию и флот. Особенно, когда министром обороны назначили Дмитрия Язова. Начинание, безусловно, было благим, но ведь как легко у нас любую здравую идею доводят до абсурда! При Язове во всех округах и гарнизонах развернулась охота на пьяниц. Политотделы и кадровые органы деятельно составляли списки алкоголиков и просто людей пьющих, это были первые кандидаты на увольнение. Забавно, что у иных новоявленных «инквизиторов» руки при этом тоже тряслись с перепоя. Категорически запрещалось поддерживать старую офицерскую традицию обмывания званий, наград, ухода в отпуск и прочих событий; уличенных в нарушении запрета заносили во все те же черные списки. Снова, как и в сталинские годы, расцвело доносительство; стучали теперь не особистам, а политработникам. По войскам пошла гулять злая шутка: «Лучший нарколог не Чазов (министр здравоохранения), а Язов». Крепкие напитки выдавались по талонам (две бутылки в месяц на человека), но во многих гарнизонах командование по собственному почину офицеров их лишало, заявляя в исполкомах: нам талонов не надо, у нас все непьющие. В войсках снова стал популярен самогон. Пили и технический спирт. Эта 96−градусная отрава в каждом из видов Вооруженных сил называлась по своему: у моряков – «шило», у летчиков – «ликер шасси».

Антиалкогольная кампания М.С. Горбачева затронула и армию. Но вопреки ожиданиям она не привела к резкому сокращению в войсках и на флоте числа преступлений и происшествий на почве пьянства. Статистику портило и большое число отравлений спиртосодержащей дрянью, в том числе и смертоносной. В годы «сухого закона» нависла «угроза» и над флотской чаркой, положенной морякам-подводникам в походе. Даже ее решили упразднить поборники трезвого образа жизни! Инициативу проявил главный военный прокурор, написавший министру обороны СССР: «…В то время как советский народ по призыву коммунистической партии ведет непримиримую борьбу с пьянством и алкоголизмом, на Военно-морском флоте процветает постыдная раздача спиртных напитков. Тем самым происходит узаконенное нормами снабжения спаивание молодежи…».

Среди тех, кто активно выступил против, был Адмирал Флота СССР В.И. Чернавин. Вот его комментарий к событиям того времени: «…Это была такая несусветная глупость, такая дурь, что даже вспоминать не хочу это!». Надо сказать, что вино было всегда на довольстве у русского флота, начиная с Петра I. Подводный флот был создан в 1906 году указом последнего русского императора Николая II. С первых же дней существования подводного флота тут получали винный рацион. Есть фотография, на которой Его Величеству императору Николаю Александровичу Романову подносят чарку, приветствуя его на борту лодки «Макрель».

В рацион же советских подводников вино включили в 1939 году. Выдавали его тем, кто шел в плавание. Так продолжалось до 1985 года. Рассказывает вице-адмирал, подводник Анатолий Шевченко, герой первых походов под лед Арктики: «…Жизнь показала, что на подводной лодке без вина не выжить – в прочном корпусе особо не набегаешься, от гиподинамии страдали многие, маялись в гальюне из-за проблем с желудочно-кишечным трактом, а вино помогало пищеварению. Харч – первое дело на корабле. Все рефрижераторные установки должны быть исправны. Иначе мясо завоняет и потечет. Жирная пища не годится, образ жизни у подводника не очень, я б сказал, подвижный. А если ты под водой по полгода, то – извини, без нормального пищеварения моряк не моряк. Есть на подводном флоте такая шутка: почему у моряка две руки заняты, когда он на толчке сидит орлом? Одной рукой слезы вытирает, другой – говно отламывает. Поэтому харч очень важен. Геморрой у нас не редкость. Это — профзаболевание. Единственно, что все ребята – молодые, нет запоров. Но все равно каждый день доктор обходит экипаж и внимательно смотрит в глаза каждому – определяет, что у кого болит. Клизму делает, если запор. Доктор о здоровье экипажа судит по расходованию туалетной бумаги. Большой расход, можно спать спокойно. Тут все по делу, на борту. Дают воблу для поддержания солевого баланса в организме во время похода. А вино – это спасение, это же нормальная работа желудка. Всякую дрянь из организма выводит. Как без вина? Не-ет, без чарки моряку не обойтись».

Никто на подлодках не стал алкоголиком, но партию и правительство это не смущало – запретить вино и все тут! Несмотря на возражения моряков и протесты врачей, с 1986−го стали повсеместно на лодках заменять вино фруктовыми соками. Принялись даже в спешке создавать безалкогольное вино, но, к счастью, «антиалкогольная» компания провалилась и вино осталось на лодках. В.И. Чернавин — самый заслуженный подводник советского времени, он с уважением относится к водке, знает в ней толк и умеет ее пить. Конечно же, говорит он, моряки не ангелы, они хорошо пьют, но исключительно на берегу, придя из похода. Несколько лет назад Президент России В.В. Путин посетил атомную подводную лодку «Архангельск». Был день Масленицы, и он в шутку спросил командира, поднимаясь по трапу: «А блины будут?». Очень удивился, узнав, что блины будут и даже с черной икрою, и вино будет.

12.

Подводники срифмовали слова: «Водка, лодка и молодка», очертив круг своих интересов и привязанностей. Еще они увековечили свою любовь к водке «Столичная», создав нетленные строки:

«Прощайте, красотки,
прощай, небосвод,
подводная лодка
уходит под лед.
Подводная лодка –
морская гроза,
«Столичная» водка –
стальные глаза».

Подводники пьют водку «Срочное погружение!», что говорит о присущем им чувстве юмора. «Докладываю обстакановку!» — шутка вице-адмирала А.И. Шевченко. Он – заслуженный на Подводном флоте человек. Атомоходы под его командованием совершали первые рейды под лед Арктики. Еще подводники поют за столом об «усталой подлодке». Когда они трезвые, поют так: «На пирсе тихо в час ночной…». Когда пьяные, поют иначе: «Напился тихо в час ночной». С конца 80−х Военно-Морской Флот СССР встал на прикол. Пошли на утилизацию мощные подводные корабли. В песне Пахмутовой и Добронравова «про подлодку» поменяли слова. Было так:

«Лодка диким давлением сжата.
Дан приказ: «Дифферент на корму!».
Это значит, что скоро ребята
в перископы увидят волну».

В начале 90−х стали петь не без задней мысли: «в перископы увидят Москву». Моряка-офицера оставили в те годы без табельного оружия. Или сам застрелится от безденежья и неустроенности или начальника своего убьет. Но, что хуже всего – бунт организует. И – ведь многие готовы были устроить. Водка в среде подводников стала громоотводом, но сохранились рассказы офицеров-подводников о том времени:

«…В начале 90−х к нам на атомный подводный крейсер стали наезжать политики. Один за другим! Не пойму, что они от нас хотели? Было модно разводить демагогию рядом с шахтами баллистических ракет. Видимо, тут уровень адреналина резко повышался. Хорошо вмажут в штабе, и – к нам, в прочный корпус. Как-то раз мы четыре часа на пирсе ждали Ельцина. Стояли в строю, мерзли в бушлатиках, осень все-таки, а уйти нелья. Наконец, подъезжает машина и из нее выпадает наш Верховный Главнокомандующий. Наина Иосифовна, первая леди, даже выйти не пожелала, такой конфуз из-за мужа. Ельцин подошел к строю и гаркнул: «Здравствуйте, та-арищи мат-ро-сы!». Ну, матросы и отвечают: «Здравия желаем, товарищ тра-та-та!». Он поворачивается к командующему и говорит: «А че эт-аа — офицеры со мной не здороваются? Не уважают?». Тот ему: «Товарищ Верховный, вы же приветствовали только матросов!». Тот: «А как надо?». «Надо: товарищи североморцы!». Ельцин головой замотал: «Не-а, они меня проста-а не любят!». Качаясь сильно, подошел к нам и вынул из кармана горсть часов. Идет и раздает. Видит офицера в строю и говорит: «Не-а, тебе не дам. Ты меня не любишь». Или что-то в этом роде. А потом приехали абсолютно пьяные Шумейко и Собчак. Веселые, шумные, наглые. А у нас, не помню что, какая-то тревога была, ученья. Короче, находился я в Центральном посту и был свидетелем такой сцены. Оба вваливаются в пост, чего-то там весело командуют, а штурман сидит к ним спиной и не встает. У него своя была в том момент задача. Шумейко к нашему командиру — с претензией: «А этот чего не встает? Пусть встает и нас приветствует!». И Собчак – туда же: «Пусть приветствует!». И вдруг наш малоразговорчивый штурман, не вставая с места, говорит командиру: «Товарищ командир, разрешите обратиться?». Тот: «Обращайтесь!». «Разрешите спросить, что делают эти два пьяных м…ка на секретной подводной лодке Военно-Морского Флота Российской Федерации? И — по какому праву?». Тех – как ветром из люка выдуло!».

13.

Вот рассказ ветерана атомной подводной лодки К-19: «…Было у нас внеочередное комсомольское собрание. А состоялось оно вот по какому поводу. Вся команда, включая офицеров, жила на плавбазе. Наступал новый 1961 год. Были накрыты столы, все вместе встретили Новый год. Я в это время нес вахту на лодке. Часа в два ночи меня вызывают на плавбазу. Встречает замполит и говорит, что бы я разобрался со своими комсомольцами. Оказалось, что отдельная группа молодых матросов «плохо себя чувствовала». То что было на столах, такой эффект вызвать не могло. На следующий день я «придавил» кое-кого и выяснил, что они пили брагу и сказали, где ее искать. А сделано было хитро. В каждом отсеке есть бочки с аварийным запасом воды по 30 литров. Сахарного песка и дрожжей — сколько хочешь, пломбиры свои. Собираем собрание. Договорились, что проводим его по всем правилам. Были расписаны роли пофамильно и поимённо, т.е. кто кого клеймит, а кто оправдывается. Собрание прошло бурно. Последним выступил командир лодки Н.В. Затеев (в американском фильме «К-19» его играл Харрисон Форд) и в заключительной фразе своей речи по-чапаевски говорит: «Если у кого вдруг горит душа, пусть заходит ко мне за ста граммами». Прошло время. Все об этом забыли. Через пару месяцев идем с Борисом Рыжиковым после душа в свой кубрик. Проходя мимо каюты командира, увидели приоткрытую дверь. На память пришли его слова, сказанные с высокой трибуны. Терять было нечего, т.к. служить нам оставалось полгода, и мы зашли в каюту. Командир спросил: «Что надо?», на что мы напомнили ему его слова. Он ответил, что таких нахалов еще не видел, однако разрешил достать из-под койки канистру. Мы ребята были стеснительные — выпили по сто граммов, и, поблагодарив: «Спасибо, товарищ командир!», ушли. Про аварию на К-19 говорить не буду, и так много сказано. Но об одном малоизвестном событии расскажу. Во время аварии с реактором наши механики правили службу по часу. Я попадал в паре с Кузьминым Борисом. Вахта была в корме, связь с центральным постом только по телефону. Мы сидим на комингсе люка 9−го отсека. Подходит к нам молодой матрос и говорит, что дана команда выбросить всё оружие за борт. А в корме, в отсеках было две пирамиды с автоматами «Калашников» и пистолетами. Не поверив, мы перезвонили в центральный, и получили подтверждение. Матрос попросил «шило» (т.е. спирт). Мы показали, где спирт, и занялись вскрытием пирамид. Выбросив оружие за борт, обнаружили, что матроса нет. Стали его искать, и нашли — в трюме в бессознательном состоянии. Спал и храпел! За короткий срок, что мы занимались оружием, он успел напиться до потери сознания. Мы готовы были «убить» его, т.к. от нашего «шила» не осталось ни грамма, но пришлось смилостивиться и повозиться, пока оттащили его к рубке…».

14.

Попав вместе со всем народом под пресс рыночных реформ, офицеры и прапорщики Советской Армии выпивать стали реже — не было счастья, да несчастье помогло. При нищенском денежном содержании, которое задерживалось месяцами, мысли большинства служивых обратились к одному: где найти дополнительный заработок, чтобы содержать семью? Если кто и баловался спиртным, водку покупал теперь самую дешевую, не брезгуя и дармовой выпивкой, когда подворачивался случай.

Зато спиртное «лилось рекой» в 1990−х годах на Чеченской войне. Вот что пишет об этом в книге «Вино в жизни и жизнь в вине» известный русский нарколог В.П. Нужный: «…Достать водку, коньяк или коньячный спирт в Чечне было проще, чем купить почтовую марку. И это несмотря на то, что открыто ничего, кроме пива, не продавалось. Зато из-под полы на улице или базаре выпивку можно было приобрести и днем, и ночью. В большом ходу были разнообразные алкогольные суррогаты, употребление которых лишало боеспособности в лучшем случае на несколько дней. Поэтому водку старались привозить из Моздока или Владикавказа, где она была более надежного качества. Но лучше всех, как и во все времена, дело со спиртным было у медиков. По радиосвязи на базу аптечного снабжения посылался закодированный заказ: срочно требуется ящик физиологического раствора. С первой же оказией в «вертушку» грузили ящик водки и отправляли заказчику. Бывалые люди, уже раз побывав в Чечне и собираясь туда повторно, загружались спиртным впрок очень капитально. Ни у кого не вызывало удивления, когда колонну бронетранспортеров с ОМОНом сопровождает «Урал», загруженный под завязку ящиками с водкой. Когда запасы водки подходили к концу, снаряжался десант за местной «горючкой». Заодно закупалась закуска, и отряд, выставив часовых, приступал к массированной профилактике стресса…».

Водка «Чеченская кампания». Такой водки нет, но это ничего не значит, вполне возможно, что какую-нибудь популярную в этой местности водку уже так называют. Не было же водки с портретом Ю.В. Андропова на этикетке, но водку назвали «андроповка», т.к. именно в его время стали выпускать водку дешевую, народную, сильно порадовавшую русских пьяниц. Есть водка «Давай за жизнь». На этикетке напечатан текст песни из репертуара группы «Любэ». Песня была популярной на чеченской войне:

«Давай за жизнь,
Давай за нас.
И за Сибирь,
И за Кавказ.
За свет далеких городов,
И за друзей, и за врагов.
Давай за вас,
Давай за нас.
И за десант,
И за спецназ.
За боевые ордена,
Давай, поднимем, старина!».

В нынешней армии водку военнослужащим не выдают, что вовсе не означает отсутствия ее наличия и в казармах, и в штабах, и на армейских праздниках, и на боевых позициях при локальных вооруженных конфликтах. Другое дело, что пьется она как бы из-под полы, что, на мой взгляд, достаточно унизительно для российского офицерства.

Дополнительные материалы к лекции.

Алкоголь и военная техника. Есть водка «Оружие России», но есть водки и по названию этого оружия: «К-19» (подводная лодка), «Черная акула» (боевой вертолет), «Т-34» (танк), «Калашников» (автомат АК-47), «Катюша» (ракетная установка времен Второй мировой войны), «Петр Великий» (атомный крейсер), «СС-20» (ракета), «В полете» (водка с изображением истребителя «МиГ»), «Вилючинск» (атомная субмарина), «Аврора» (крейсер Российского флота), «Ла-5» в полете» (легендарный истребитель Второй мировой войны). Впрочем, название «Оружие России» с успехом можно отнести и к водке. При Сталине ее считали стратегическим продуктом.
Водка, армия, флот. Водками стали и современные рода войск: «Пехотная», «Вперед, пехота!», «ВДВ» (воздушно-десантные войска), «Спецназ», «Флагман», «Боцманская», «Морская пехота», «Пилот. Водка летного состава», «Сталинский сокол», «ВВС» (военно-воздушные силы), «Федеральная пограничная служба» и просто «Пограничная». Есть водка «НКВД» (Народный комиссариат внутренних дел), есть «СМЕРШ» («Смерть шпионам!»). Используют пьяницы и армейскую тему прошлых времен: «Доблесть и честь», «Ратник», «Дружина», «Воевода», «Прощание славянки», «Стрелец», «Стрелецкая», «Командор», «Гусарская», Red Army («Красная Армия»), «Красная звезда», «День Победы», «Слава Отечеству!», «Русский воин», «Слава», «Сотник», «Командор», «Походная», «Атаман», «Есаул», «Ротмистр», «Юнкерская», «Испанский летчик», «Господа офицеры», «Кавалергардская», «Чудо-богатыри», «Адмирал», «Адмиральский час» (время, когда Петр I принимал стопку анисовой), «Тысяцкая», «Оружие России», «Храбрые русичи», «Богатырская», «Легионер», «Русский воин», «Арсенал», «Солдатская», «Гвардейская», «Солдатская слава», «Фронтовая полевая», «Русская слава», «Офицер», «Офицерская», «Кадетская», «Товсь!», «Полевая особая», «Казачья», «Казачья сотня», «Казачий круг», «Казачий хутор», «Казачий край», «Казачья горилка», «Казачий камень», «Казачья вольница», «Сибирская гвардейская», «Белая крепость», «Салют Победы», «Фронтовая», «Дивизионная», «Казаки России», «Брянская партизанская», «Настоящий полковник», «Нарком» (с портретом К.Е. Ворошилова), «Комдив» (с портретом Н.Михалкова в роли комдива из фильма «Утомленные солнцем»), «Гвардии рядовой», «Генералиссимус», «Маршал», «Ветеран», «День защитника Отечества», «Краснознаменская», «Наградная за победу!» и т.д.
Водка имени героя. Есть водки с изображением князей и воинов Древней Руси, полководцев из окружения Петра I, героев русских былин, войны 1812 г., Гражданской и Великой Отечественной войн: «Денис Давыдов», «Давыдов», «Князь Олег», «Князь Святослав», «Ярополк Ростиславович», «Князь Александр», «Орлов», «Бутурлин», «Потемкин», «Атаман Платов», «Пересвет», «Никита Кожемяка», «Князь Серебряный», «Суворовская», «Суворов», «Адмирал Ушаков», «Барон Корф», «Багратион», «Ермолов», «Генералиссимус», «Адмирал Колчак», «Батька Махно», «Чапаев» и др.

Из лекции Александра Никишина, историка водки. http://www.nikishin-collections.ru/news/document242.php
Tags: Алкоголизм
Subscribe

promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments