Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Хоть чучелом, хоть тушкой

Прибалтийское Бюро shepelev рекомендует:
Закончились зимние каникулы. Прибывшие из-за границы соотечественники потянулись в давно обжитые лондоны, глазго и вест-бромвичи.

Мои знакомые сегодня разбросаны по всему миру. От США до Автралии, Бразилии и Мексики. Уехали зарабатывать. И продолжают уезжать. Поэтому в Международном аэропорту Вильнюса я с удивлением прислушивался к вопросам, которые корреспондент телевидения задавал улетающим. А наивный вопрос «Не пришла ли пора оставаться в Литве?» и вовсе вызвал горькую усмешку.
Кто бы уезжал без необходимости? Да и не уезжают – увы, бегут соотечественники не только семьями, но уже родовыми кланами. Особенно из глубинки, из районных центров, из некогда промышленных и сельскохозяйственных поселков. Причем настроения в ближайшем будущем не изменятся. Такой вывод можно сделать из очередного опроса, проведенного нашим еженедельником.

Тенденцию подтверждает и мнение трезвомыслящих политиков. Например, не склонного к пустопорожней критике Ромуалдаса Озоласа – одного из отцов литовской «поющей» революции, подписанта акта о независимости:

- Проблем столько, что люди склонны  к разочарованиям и эмиграции, которая уже похожа на депортацию. Советские депортации были идеологическими, сейчас экономическая – вот вся разница. Но Литва вновь теряет граждан, молодежь, надежды.

Почему так? Выйдя из состава одного союза, мы тут же вступили в другой. Я глубоко убежден, что любой союз не укрепляет, а ослабляет нацию. Что в условиях бессоюзных пытались бы сделать собственными силами, в рамках союза отдают чужим умам, используют заимствованные стандарты. То есть это не укрепляет творческие начала нации, а нивелирует. Вот почему я против любых союзов.

Философ и политик считает так: если на первом этапе независимости мы строили национальное государство, то со вступлением в Евросоюз опять вернулись к строительству интернационального. Только не на пролетарских принципах, а на принципах космополитизма. Именно в этом корни большинства сегодняшних литовских проблем. Люди чувствуют, что потеряны ориентиры, провозглашенные в 1991 году, и соответствующим образом реагируют.

Совершенно не случайно Ромуалдас Озолас сравнил эмиграцию с депортацией. Это еще мягко сказано. Ведь по масштабам добровольное расставание с родиной давно превзошло насильственное. По обобщенным данным Департамента статистики при Минфине Литвы, с 1990 по 2011 год государство официально покинули около 700 тысяч человек. Возвратились в страну примерно 100 000.  Только в 2010-2011 годах эмигрировало почти 140 тысяч. При этом каждый второй был моложе сорока лет, а каждый восьмой – по данным Департамента статистики, – ребенок или подросток до восемнадцати лет.

Явление, которое литовские политики стыдливо именуют термином «эмиграция», скорее напоминает исход, паническое бегство.

Правда, есть и противоположное мнение. Мол, уровень эмиграции приближается к самым низким показателям, начиная с 2003 года, и составит по прогнозам на 2013 год только 15 000 человек. Исходя из этих статистических прогнозов, вести любые разговоры об эмиграции, как бедственном явлении, беспочвенно.

К счастью, в противовес беспочвенному оптимизму существуют взгляды реалистов. К таковым можно отнести эксперта в области вопросов эмиграции Дайнюса Паукште, который обращает внимание на прогноз агентства Евростат. Оказывается, европейские эксперты утверждают, что к 2060 году в Литве останется лишь 2,5 миллиона жителей.

Любопытный нюанс. Чтобы «выполнить» к 2060 году планы Евростата, начиная с 1990 года Литву ежегодно должны покидать 16.714 человек. А фактически покидают 37.916! То есть рубеж, отведенный нашей стране евростатистиками, к сожалению, будет взят значительно раньше.

Статистики ясно указывают, что допустимый рубеж эмиграции колеблется в районе 3%. Это, так сказать, статистическая серединка. В Литве сегодня показатель равен 17-18%. Но и три процента для нас – это очень большая цифра, отмечает Паукште. 3% – это примерно 90.000 ежегодно. Именно столько, сколько сегодня проживает в Панявежисе – пятом по величине городе.

Беда еще и в том, что только небольшая часть уехавших торопится вернуться. А зачем? В Норвегии водитель «Мерседеса» – так наши называют уборочные машины, моющие полы в торговых центрах, – зарабатывает в месяц около 6 000 литов. Сколько лет нужно прибавлять по 150 лт к минимальной зарплате, чтобы она составила у нас 6.000? Думается, до тех лет доживут только еще не родившиеся.

Закончить хочу диалогом в аэропорту. Спрашиваю улетающего в Лондон одноклассника:

- Эмигрируешь, выходит?

- Нет, старик. Бегу!

Анатолий ИВАНОВ http://www.kurier.lt/?p=33225

Рейтинг блогов
Tags: Прибалтика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вот это да, вот это да!..

    Обычно Венеция страдает от наводнений, но в этом году из-за рекордных отливов многие венецианские каналы остались без воды. В результате многие…

  • Хочешь жить – спасай Израиль!

    Эдуард тополь - талантливый и плодовитый писатель. Паразитирует на политических проектах. Прекрасно понимает, что главное - вовремя написать. В…

  • Но это же наши сукины дети!

    В МИД Саудовской Аравии заявили, что заключение американских разведчиков по делу об убийстве журналиста Джамиля Хашогги, особенно о причастности…

promo io_sono_qui 20:22, Пятница 35
Buy for 110 tokens
Думаю, новости о наступлении на Донбасс и попытке уничтожить его скрывать уже невозможно: и Владимир Путин сообщил, что добровольцы снова вернутся в ДНР и ЛНР, чтобы не дать обстреливать мирные территории. Скажу о том, что происходит в режиме "здесь и сейчас": здесь и сейчас просят о помощи, потому…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment