Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Галиция - истоки предательства

Боже, буди покровитель
Цісарю, Єго краям!
Кріпкий вірою правитель
Мудро най проводить нам!
Прадідну Єго корону
Боронїм від ворога,
Тісно із Габсбургів троном
Сплелась Австриї судьба!
государственный гимн "Королевства Галиция и Лодомерия" начала ХХ века
Просвещенные поляки придали утонченную форму чудовищной мысли, глубоко противной всем заветам христианских культур: «Rustica gens optima flens pessima ridens — сельский люд лучше, когда плачет, хуже, когда смеется». Реализация этого завета на протяжении многих веков и позволила им (вместе с венграми, немцами, австрийцами etc.) создать в Галиции из когда-то русских людей особую нацию - нацию слуг. Впрочем, по порядку.

Почти сорокалетняя война между Литвой и Польшей за Галицию и Волынь с вмешательством Венгрии закончилась разделом этого богатого наследства. За Польшей остались Червонная Русь и земля Холмско-Белзская. Людовик I Великий (король венгерский и польский), всецело поглощенный интересами родной Венгрии, задумал воспользоваться Галицией. Венгрия смотрела на это княжество как на свою законную добычу с тех пор, как ее королевичам удалось недолго посидеть на галицком стуле.

Людовик сначала отдал Галицию в ленное владение своему вассалу князю Владиславу Опольскому, а затем просто присоединил ее к Венгрии.

Ядвига, дочь и наследница Людовика на польском престоле, тотчас после брака с Ягайлом, лично предводительствуя войском, заняла в качестве польской королевы Галицкую Русь в 1387 г. С тех пор Червонная Русь окончательно вошла в состав Польши и в 1434 г. получила название Русского воеводства, включавшего Львовскую, Перемышльскую, Саноцкую и Галицкую земли. Позже к Русскому воеводству была присоединена еще и Холмская земля. Белзская земля, отданная мазовецкому князю Земовиту, составила в 1462 г. особое Белзское воеводство.

Из шляхты в магнаты

Вслед за присоединением Галиции и Подолья настоящая волна польской колонизации хлынула на эти русские земли. Что она несла с собой, об этом мы имеем точное, хотя и одностороннее мнение. Польша «выбросила» на эти вновь приобретенные земли множество шляхты, которой не на чем и не на ком было сидеть на родине. Шли на обильные русские земли и совсем безземельные шляхтичи, те привилегированные слуги, которые сохранились при дворах королей и вельмож как остатки былой дружины (войска). Среди последних были не только поляки, но и немцы, чехи, венгры и валахи. Представители влиятельных в Польше и Силезии родов также охотно переселялись на вновь приобретенные земли, ибо это открывало новые горизонты их честолюбивым стремлениям. И в самом деле, на Червонной Руси и Подолье выросли те настоящие польские магнаты, которые управляли историческими судьбами Польши.

Русской почвой вскормлены были все эти Одровонжи, Тарновские, Сенинские, Гербурты, Тарлы, несколько позже — Потоцкие, Любомирские, Собесские и, наконец, Язловецкие и Бучатские.

Они оставляли свою родину не для того, чтобы собственными руками возделывать землю. Шляхтич стал полным собственником земли, которую обрабатывали его люди, он имел право по своему усмотрению распоряжаться этим имуществом, продавать, менять, дарить, завещать, он имел судебную власть по отношению к коренному населению этой земли, все подати и повинности, которые население раньше отдавало государству, шли теперь владельцу.

Польский шляхтич шел на Русь, чтобы осуществить здесь всю полноту своих прав, для осуществления которых на родине не было достаточно простора и благоприятных материальных условий. Однако здесь он застал уже сложившийся высший класс в виде боярства.

Галицкое боярство пользовалось временами большим значением, управляя судьбами земли, но тем не менее оно ничем по существу не отличалось от боярства остальных русских земель. Представляя в высших слоях ту группу, на которой лежала организация защиты и управления Галичины, оно в низших слоях незаметно сливалось с остальной народной массой.

Польское завоевание расчистило путь для иммиграции польской шляхты. Но из этого факта сами собой выросли новые условия. Польский король, естественно, предпочитал раздавать шляхте земли, до тех пор находившиеся в руках местного боярства. Таким образом бояре оттеснялись на задний план без лишения их прав и без всякого насилия.

Однако положение дел во вновь приобретенных Польшей русских землях было таково, что требовало особого внимания и чрезвычайных мер: опасность грозила и с запада, со стороны Венгрии, и с востока, со стороны Литвы, а главное постоянно с юга — со стороны татар. Необходимость в усиленной военной обороне понуждала короля к ограничению прав и привилегий шляхты. Правда, король награждал землями как отдельных лиц, так и целые роды: Спытко Мельштынский в конце XIV в. получил все западное Подолье и являлся здесь прямым наследником русских удельных князей.

Одровонжи в первой половине XV в. так завладели львовской землей, ее замками, важнейшими урядами, что со стороны остального населения понадобились особые усилия, чтобы высвободиться из-под власти ненавистного рода.

И тем не менее всякое земельное пожалование было связано с ограничениями: жалуемый, кроме личной шляхетской службы, должен был поставлять со своей территории точно определенное число вооруженных людей с ближайшим определением качества вооружения. Хотя пожалованная земля и поступала как бы в собственность шляхтича, но на отчуждение ее требовалось согласие королевской власти.

Но польские шляхтичи, вкусившие благ полной земельной собственности, не могли примириться с тем положением, которое низводило их на пройденную уже ими социальную ступень.

Привилегии не для «схизматиков»

И вот Едлинская привилегия, изданная Ягайлом (1433 г.), уравнивает права шляхты русских земель с правами шляхты польской.

А теперь — особое внимание.

Едлинская привилегия имела значение поворотного пункта в истории русских земель Польши. Дело в том, что она связала привилегированность с религией: правами польского шляхетства или его вольностями могли пользоваться лишь католики, православные же представители высшего сословия оставались при старых ограничениях, личных имущественных (их военные обязательства были значительно тяжелее); они несли наравне с мещанством повинности по устройству замковых укреплений; они должны были платить со своих земель денежные подати и сдавать дань натурой.

В то время, как аналогичная Едлинской Городельская привилегия (1413 г.), изданная тем же Ягайлом для привлечения к католицизму литовско-русского боярства, осталась в полном смысле слова мертвой буквой, привилегия Едлинская оказалась законодательным актом огромной практической важности. Лет через сто после ее издания в Галицкой Руси, среди ее высшего сословия уже не было православных: все русские бояре перешли в католицизм, чтобы воспользоваться выгодами шляхетского положения.


Мало того, привилегированность и католицизм сделались синонимами и в других сферах жизни. Так, города пользовались Магдебургским правом — Львов уже с середины XIV в. (1356г.), следовательно, представляли собой вполне самостоятельные, самоуправляющиеся общины, не допускавшие вмешательства в свои внутренние дела. Тем не менее политика польского правительства и здесь сказалась на русских мещанах. В некоторых городах, например во Львове, Магдебургское право предоставлялось только тем, кто жил внутри городских стен, исключая жителей предместья. Внутри же жили преимущественно иноземцы: поляки, немцы, евреи, армяне. Потому уже с начала XV в. не было больше во Львове бурмистров и иных городских урядников из русского мещанства.

В других городах, где не было такого территориального разграничения русского мещанства от иноземного, православные «схизматики» самим текстом привилегии на Магдебургское право прямо отстранялись от пользования им. Православие сделалось признаком низшего, зависимого положения, приобрело здесь уже с XV в. тот характер «хлопской веры», какой на территории Литовско-русского государства ему был отведен значительно позже, два века спустя.

Дело стало круто меняться во времена Ягайла. Католическое духовенство располагает свои епархии на местах православных, захватывает соборные церкви и их имущество, не только уже нет более речей о галицком митрополите, но исчезают даже епископы, так что православные вынуждены по своим духовным делам ездить за границу, в Молдавию.

Только в начале XVI в. с Сигизмундом I опять появляется галицкий епископ, хотя унижение православной религии не прекращается. Полнота шляхетских прав, которую выделила Едлинская привилегия высшему сословию русских земель, заключала в себе передачу в руки этого сословия права собственности на землю, которой раньше владел народ. Тем самым земледельческий класс населения, еще по «Вислицким статутам» (1347 г.) Казимира Великого полусвободный, ставился на ту наклонную, по которой он должен был в скором времени опуститься до положения почти рабского.

Но не все земледельческое население русских земель Польши было охвачено этим роковым процессом. У подножия Карпатского хребта, как в северной Галичине, так и в южной, сохранились самостоятельные общины, не попавшие под влияние владельческого права. На юге это были поселения пастухов, сидевшие на так называемом валашском праве под управлением своих собственных «кнезов» (старост). По-видимому, этим правом пользовались сначала выходцы из Молдавии, но оно действовало и среди русских горцев. Часть земледельческого населения сохранила свою свободу под вывеской немецкого права.

Может, именно то, что наряду с населением, угнетаемым владельцами, жили люди, пользовавшиеся относительной свободой, и было причиной того, что русский хлебороб долго не свыкался со своим зависимым положением, упорно сопротивляясь легальному насилию. XV в., век издания Едлинской привилегии и ее практического утверждения в Галицкой Руси, был вместе с тем и веком крестьянских волнений. По словам польских хронистов, народ уходил, села и местечки обезлюдели.

Таким образом, в Галицкой Руси происходили те же события, которые два века спустя разыгрались в Малой Руси и стали причиной многих восстаний, в т. ч. и самого мощного — 1648 г.

Стой только разницей, что в Малороссии русские отстояли свои земли от католицизма и ополячивания, а Галиция де-факто до 1945 года оставалась за пределами русского государства. Уже к войне 1914 года на этих землях остались только те русские, кто был воспитан вне православной веры, признал себя украинцем и готов был служить любому хозяину своей родины - поляку, венгру, немцу, австрийцу. Последние сохранившие свою русскость были или изгнаны в ходе войны, или умерщвлены в первых европейских концлагерях Талергоф и Терезин.

Просвещенные поляки придали утонченную форму чудовищной мысли, глубоко противной всем заветам христианских культур: «Rustica gens optima flens pessima ridens — сельский люд лучше, когда плачет, хуже, когда смеется».

Страшная резня украинского народа поляками привела к тому, что из Волынского, Галицкого, Брацлавского и Киевского воеводств бежали десятки, сотни тысяч беженцев, некоторые хуторами переходили границу Московии и оседали там или уходя в Дикое поле.

Именно из них позднее сформируются жители Запорожской Сечи. Они же построят такие города, как Харьков, ставшие южным оплотом России.

И именно в этом корень, истоки галицкого национализма, противостояния русским и России. Просто потому, что семь веков чужой веры, власти чужих наций и чужая государственность перековали десятки поколений местных русских в иную нацию. Что подтверждают и генетические исследования - галицаи отличаются от славян Белоруссии, России и остальной части нынешней Украины на 30 единиц. В то время, как все упомянутые между собой - на 1-2 единицы.

Это данность. Галицаев даже нельзя назвать предателями - их такими воспитали. Здесь нет места обидам - уцелевшее русское население Галиции из поколения в поколение прислуживало, обслуживало и служило чужим нациям. Которых тоже нельзя по сути назвать захватчиками с точки зрения русских - слишком давно здесь покончили с русскими во власти. Галиция переходила из рук в руки разных еврохозяев, а местное население их привычно обстирывало и кормило.

Так было много веков подряд и менее полувека пребывания в составе СССР не в состоянии изменить сущность местных жителей. Это некрасиво звучит, но факт остается фактом - хозяева-иноземцы воспитали себе слуг на генетическом уровне путем естественного отбора - все остальные были изгнаны и/или уничтожены.

Стоит ли удивляться, что именно жители Галиции сегодня формируют в Европе армию низшего обслуживающего персонала. Только официально и только в Испании 600 с лишним тысяч украинских "домохозяек", садовников, уборщиков, нянь, простит... прости господи.
И это именно галицаи с их западнянским диалектом, легко узнаваемым благодаря грубости и обилию полонизмов. Ничего общего с литературной мовой Полтавы. Да и все остальные выходцы с Украины предпочитают за границей пользоваться русским - шире круг общения и совершенно иной уровень.

Это ни хорошо и ни плохо - это жизнь.

Использован материал Ю.Дубровина http://2000.net.ua/2000/aspekty/istorija/46728Рейтинг блогов
Tags: Галиция
Subscribe
promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment