Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Русь изначальная

Считается, что норманская теория была создана в XVIII в. немецкими учеными-историками Российской Академии наук Г. З. Байером (1694—1738), Г. Ф Миллером (1705—1783) и А. Л. Шлецером (1735—1809), а затем поддержана авторитетом великого Н. М. Карамзина (1766—1826). Однако приоритет немецких ученых в создании норманской теории вызывает сомнения при знакомстве с трудами неведомого нам авторского коллектива «Повести Временных лет» (ПВЛ)(1).
«В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву". И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами". И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске(2). И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик. И было у него два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: "Чей это городок?". Те же ответили: "Были три брата" Кий" Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хазарам". Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжил в Новгороде»(3).
Первым антироманистом был Михаил Васильевич Ломоносов (1711—1765). До сих пор его последователи пытаются истолковать название «Русь» иначе, чем это сделано в летописи. Антироманская школа немало преуспела в своем интересном начинании, хотя известно, что этноним «Русь» применялся к варягам арабами, византийцами и финнами. По мнению автора знаменитого этимологического словаря русского языка Макса Фасмера, «случаи перенесения названия завоевателей на завоеванное население налицо у франков (Франция), норманнов (Нормандия), новогреков (Ромеи, Румеи), лангобардов (Ломбардия), болгар». Хазар, монголов, узбеков и т.п. и т.д. — добавим мы от себя.
***
Нисколько не стыдятся завоевания своих стран скандинавами французы, англичане и сицилийцы, вот только на землях, лежащих на пути в Сицилию, к этому вопросу относятся иначе. Вслед за Ломоносовым представители разных идеологий и школ во главе с Д. И. Иловайским (1832—1920), М. С. Грушевским (1866—1934) и Б. А. Рыбаковым (1908—2001) всячески пинают непатриотичных норманистов. Наиболее чеканная формулировка принадлежит академику Борису Александровичу Рыбакову: «На протяжении XX в. норманизм все более обнажал свою политическую сущность, используясь как антирусская, а затем и как антимарксистская доктрина. Показателен один факт: на международном конгрессе историков в Стокгольме (столице бывшей земли варягов) в 1960 г. вождь норманистов А. Стендер-Петерсен заявил в своей речи, что норманизм как научное построение умер, так как все его аргументы разбиты, опровергнуты. Однако вместо того, чтобы приступить к объективному изучению предыстории Киевской Руси, датский ученый призвал... к созданию «неонорманизма».
«Вождь норманистов» Адольф Стендер-Петерсен (1893—1963), выдающийся датский(4) историк, на самом деле отрицательно относился к обнажению в общественных местах и утверждал: «...В процессе создания русского государства скандинавы сыграли не роль основателей или завоевателей, а роль более скромную — роль одного из многих исторических факторов». Эта заведомо смягченная формулировка ни в коей мере не смягчает праведный гнев антинорманистов, а потому наш выдающийся современник академик П. П. Толочко чуть ли не слово в слово повторяет слова учителя: «Когда-то один из лидеров современного норманизма, утверждавшего приоритет скандинавов в развитии древнерусской государственности, А. Стендер-Петерсен под давлением археологических фактов, полученных широкими археологическими исследованиями древнерусских городов, вынужден был признать, что все аргументы норманистов биты. Удивительно, но это признание привело его не к отказу от ложной теории, а к призыву искать для нее новые аргументы».
Известный популяризатор теории культурных кругов, о которой речь пойдет ниже, С. А. Нефедов формулирует норманскую теорию куда резче Стендер-Петерсена: «После первой волны нашествий, пришедшей из глубин Евразии, пришла вторая волна — на этот раз с моря. Скандинавские норманны создали дракар — мореходное судно с 40—70 гребцами и прямоугольным парусом. Отличительным качеством дракара было то, что он мог с одинаковой легкостью преодолевать моря и подниматься по рекам, его можно было даже перетаскивать волоком через водоразделы. Благодаря дракару норманны могли внезапно появляться едва ли не в любом месте — там, где хотели; флотилия из 50—100 кораблей высаживала несколько тысяч воинов, которые грабили города и села и уходили, как только противник собирал крупные силы. Дракар позволил норманнам разграбить большую часть Западной Европы, но, не обладая преимуществом перед рыцарской конницей, они смогли закрепиться лишь в немногих областях, в Нормандии, в Сицилии, в Англии. На востоке Европы сложилась иная ситуация: здесь не было рыцарской конницы, и, благодаря своим мечам и кольчугам, норманны-варяги обладали военным превосходством над местным населением. В конечном счете, варяги завоевали страну славян; они дали этой стране свое имя, Русь — ведь по-фински русь означает «шведы». Позднее варяги превратились конных дружинников, русских бояр.
Хорошо известно, что русские князья носят скандинавские имена, Рюрик — это Рорих Ютландский, прославившийся разграблением Лондона, Олег — это Хельги, Ольга — это Хельга(5), Игорь — это Ингварр, Святослав (казалось бы, славянское имя) — это Свендислэйв, Владимир — это Вольдемар и так далее».
Другие ученые, в частности член-корреспондент РАН А. П. Новосельцев (1933–1995), придерживаются более мягких формулировок: «Пришлые предводители дружин сумели использовать выгодную ситуацию (вражду знати отдельных «племен», хазарскую угрозу и т. д.) для захвата власти в конечном счете не только в своих интересах, но и для пользы самих восточных славян и их знати». Не так уж просто найти различия в этом обобщении и приведенных выше выводах Стендер-Петерсена.
* * *
Первые зарубежные сведения о государстве русов относятся к началу первой трети IX века. В них ведется речь о послах «кагана народа Рос», прибывших в 839 г. в Константинополь, а оттуда — ко двору франкского императора Людовика Благочестивого. Титул «каган» имеет тюркское, хазарское происхождение, но вполне может относиться к предводителю варягов. Не следует представлять себе, что Киевская Русь возникла в один момент. ПВЛ свидетельствует: «В год 6475 (967). Пошел Святослав на Дунай на болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял городов их 80 по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков. <…> В год 6477 (969). Сказал Святослав матери своей и боярам своим: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли — золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы».
Первым в Восточной Европе феодальным государством был, несомненно, Хазарский каганат, существовавший в VII—X вв. На берегах рек бассейнов Дона и Днепра обнаружены многочисленные археологические памятники — следы хазарских поселений. Письменные хазарские памятники содержат и самое древнее из известных упоминаний Киева. Оно зафиксировано в тюркской форме Qiyyоb (Куяб, Куяба). По версии О. И. Прицака название города происходит от имени начальника хазарской гвардии Куйа. Другой точки зрения придерживался А. П. Новосельцев, считавший, что название города возникло от ираноязычного титула «кий», «кая» — правитель, князь(6). Языки некоторых племен Хазарского каганата, например алан, относится к ираноязычной группе.
Полемика по поводу ономастики (происхождения названия) Киева тоже берет начало от самой ПВЛ: «И были три брата: один по имени Кий, другой — Щек и третий — Хорив, а сестра их — Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, которая прозвалась по имени его Хоривицей. И построили город в честь старшего своего брата, и назвали его Киев. Был вокруг города лес и бор велик, и ловили там зверей, а были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и доныне в Киеве.
Некоторые же, не зная (выделено мной.— Г. Д), говорят, что Кий был перевозчиком; был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: "На перевоз на Киев". Если бы был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду; а этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к царю, то, говорят, что великих почестей удостоился от царя, к которому он приходил. Когда же возвращался, пришел он к Дунаю, и облюбовал место, и срубил городок невеликий, и хотел сесть в нем со своим родом, да не дали ему живущие окрест; так и доныне называют придунайские жители городище то — Киевец. Кий же, вернувшись в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались».
Начатый летописцами обычай историков упрекать друг друга в необоснованности обобщений достигает своего апогея при обсуждении отношений славянских племен и хазарского каганата. Вернемся к ПВЛ: «По прошествии времени, после смерти братьев этих (Кия, Щека и Хорива), стали притеснять полян древляне и иные окрестные люди. И нашли их хазары сидящими на горах этих в лесах и сказали: "Платите нам дань". Поляне, посовещавшись, дали от дыма по мечу, и отнесли их хазары к своему князю и к старейшинам, и сказали им: "Вот, новую дань нашли мы". Те же спросили у них: "Откуда?". Они же ответили: "В лесу на горах над рекою Днепром". Опять спросили те: "А что дали?". Они же показали меч. И сказали старцы хазарские: "Не добрая дань эта, княже: мы добыли ее оружием, острым только с одной стороны, — саблями, а у этих оружие обоюдоострое — мечи. Им суждено собирать дань и с нас и с иных земель". И сбылось все это... » И как ныне сбирается Вещий Олег отмстить неразумным хазарам и хазароведам.
Есть немало свидетельств тому, что взаимоотношения хазарского каганата и славянских племен не сводились к одному лишь военному противостоянию и сбору дани. Значительный подъем мировой торговли во второй половине IX в. сделал торговые пошлины основным источником доходов каганата, а значительная часть торговых путей проходила по территориям, населенным славянами. Предположение о наличии торговых факторий на западной границы хазарского каганата более чем обоснованно, а значит — и роль хазар в формировании древнерусского государства не следует преуменьшать. Увы, пути развития хазароведения определил все тот же ревнитель марксизма в советской истории Б. А. Рыбаков, писавший 25.12.1951 г. в газете «Правда»: «В идеализации Хазарского каганата приходится видеть явный пережиток порочных взглядов буржуазных историков, принижавших самобытное развитие русского народа. Ошибочность этой концепции очевидна. Такая концепция не может быть принята советской исторической наукой». Дело Рыбакова продолжают его ученики.
Нет, история не похожа на точные науки, в которых новые открытия только углубляют прежнее знание, а не опровергают его. Поэтому учебники в данной области знания могут излагать единственную точку зрения на явление, ибо соответствие практике превращает научную модель в «закон природы». В противоположность этому, излагаемая в учебниках истории единственная точка зрения в лучшем случае предполагает умолчание никем не опровергнутых теорий. Критерий истины в истории — идеология, а отнюдь не практика. Таким образом, идеологизированная история есть миф, а построенная на мифах идеология есть откровенное зло, ибо никакая цель не оправдывает негодных средств.
Задача предлагаемых вниманию читателя очерков — деидеологизация истории, ознакомление его с разными мнениями. При этом, мы постараемся избегать оценок и всячески чураться обобщений. Предпочтение отдается первоисточникам, что отчасти оправдывает утомительное для чтения обилие цитат.
* * *
Гениальный Антон Павлович Чехов утверждал: «Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения». Увы, на историю это положение не распространяется. Причем речь идет не только о постсоветском пространстве.
Автор теории воображаемых сообществ Бенедикт Андерсон, о котором шла речь в предыдущем обчерке, пишет о коренных изменениях в исторической науке, происшедших сразу же за возникновением национализма в XIX веке: «Не менее поразительно, что все пять ведущих гениев европейской историографии родились в четверть столетия, последовавшую за разрывом времени Национальным Конвентом: Ранке — в 1795, Мишле — в 1798, Токвиль — в 1805, а Маркс и Буркхардт — в 1818. И, наверное, естественно, что из этих пяти именно Мишле, назначивший сам себя историком Революции, дает нам самый яркий пример рождения национального воображения, ибо он первый стал сознательно писать от лица умерших. Вот характерная выдержка из его труда: «Да, каждый умерший оставляет небольшое наследство — память свою, и требует, чтобы хранили ее. Для того, у кого нет друзей, магистратура должна занять место их. Закон, правосудие вернее, нежели привязанности наши так забывчивые, наши слезы так быстро высыхающие. Магистратура эта — История. Мертвые, говоря языком римского права, — это miserables personae(7), о которых судья должен заботиться. Никогда, в продолжение всей моей профессии, я не терял из вида эту обязанность историка. Я подал многим забытым умершим помощь, в которой я сам буду нуждаться. Я отрыл их из их могил для новой жизни... Все они живут теперь с нами, и мы чувствуем, что мы им родные, друзья. Так создается одна семья, один град, общий для мертвых и живых. Здесь и в других местах Мишле ясно дал понять, что те, кого он выводит из могил, — это никоим образом не случайное собрание забытых, безымянных умерших. Это те, чьи жертвы, принесенные на протяжении Истории, сделали возможным разрыв 1789 г. и осознанное появление французской нации, пусть даже сами эти жертвы и не воспринимались как таковые теми, кто их принес. В 1842 г. он написал об этих умерших: «Им нужен Эдип, который бы разъяснил им их действительную тайну, смысла которой они сами не разумели, который бы поведал им, что подразумевали на самом деле их речи и их поступки, коих они сами не понимали». Эта формулировка, вероятно, беспрецедентна. Мишле не только покусился на право говорить от имени колоссального числа анонимных умерших, но и авторитетно заявил, что может сказать, о чем они «на самом деле» думали и чего они «на самом деле» хотели, поскольку сами они этого «не понимали». Отныне молчание умерших перестало быть помехой для эксгумации их глубочайших желаний».
Идеологизированная национализмом история движется в направлении, обратном течению времени: от настоящего к прошлому. Причем, прошлое это старательно отдаляется по традиции вести родословные правителей от героев и богов. Следствием такого подхода является утверждение об единстве биологической природы нации. Современный радикальный украинский национализм следует идеям основателя украинского фашизма Дмитрия Ивановича Донцова (1883—1973). Апологеты Донцова пытаются «осовременить» его учение, но главные положения остаются незыблемыми: «Природа та історія не знають рас аґресивних і неаґресивних, лише раси сильні і слабі. Раси сильні — визволяються, коли вони підбиті, і розширюються коштом слабших, коли є вільні. <...> Той же ж, що приніс на землю «не мир, но меч», що ставив любов до Бога понад любов до людей — Бог сильних рас, є «страшним Богом» для провансальців(8); йому в обличчя глянути лякаються вони, бо він жадає собі в жертву — і «молоде життя, й здоров’я, і існування многих одиниць». В этом чудовищном извращении христианства проповедуется готовность жертвовать «многими единицами» ради сомнительного блага доминирования над другими народами, еще никогда не принесшая подавляющему большинству людей ничего хорошего, а лишь замену одних эксплуататоров другими. И для обоснования этой жуткой модели не придумано ничего более убедительного, чем выделение украинцев в отдельную расу.
Увы, генетические исследования показывают весьма разнородное генетическое происхождение жителей Европы, идентифицирующих себя как славяне. Например, исследователи связывают с принадлежностью к индоевропейским народам определенную последовательность генов в мужской хромосоме Y, известную как гаплогруппа R1a. Она встречается у тех, кто считает себя поляками, с частотой 56 %, украинцами — 54 %, русскими — 47 %. Гаплогруппа R1b, по мнению ученых, закрепилась в генотипе племен, которые провели последний ледниковый период на Иберийском полуострове. Эта последовательность генов встречается с частотой около 90 % у басков и ирландцев, 70 % — у англичан, 40 % у немцев. Но и у представителей славянских народов она встречается достаточно часто: почти 36 % у чехов, 7 % — среди русских и украинцев.
Не будем более утомлять читателя выкладками, анализ которых требует специальной подготовки. Напомним только высказывание выдающегося немецкого ученого Макса Вебера (1864–1920), сделанное задолго до успехов современной генетики: «Люди, причисляющие себя к одному народу, часто гораздо дальше отстоят друг от друга по происхождению, чем те, кто причисляет себя к различным и враждебным друг другу национальностям».
* * *
ПВЛ: «А от первого года царствования Михаила до первого года княжения Олега, русского князя, 29 лет, а от первого года княжения Олега, с тех пор как он сел в Киеве, до первого года Игорева 31 год, а от первого года Игоря до первого года Святославова 33 года, а от первого года Святославова до первого года Ярополкова 28 лет; а княжил Ярополк 8 лет, а Владимир княжил 37 лет, а Ярослав княжил 40 лет».
Несмотря на интригующее название очерка, мы не будем пока излагать конкретных исторических фактов периода Киевской Руси. Во-первых, они и так хорошо известны читателю. Во-вторых, им будут посвящены статьи других авторов нашей газеты. Вместо этого скажем несколько слов о сравнительно новых теориях, без которых невозможно уповать на изменение подхода к историческим наукам.
На первое место вынесем модернистские теории возникновения наций, прежде всего теорию воображаемых сообществ Бенедикта Андерсона. Согласно модернистам, политические нации зародились только в XIX в. С этой точки зрения совершенно бессмысленным становится утверждение о том, что междоусобица стала причиной поражения Киевской Руси от монголо-татарской орды. Попытка навязать национальное сознание подданным феодальных государств выглядит явным анахронизмом.
Куда более убедительно описывает причины победы монголов теория культурных кругов, о которой шла речь выше. Создатель этой теории выдающийся немецкий этнограф Фриц Гребнер (1877–1934) полагал, что важнейшие элементы человеческой культуры появляются в результате фундаментальных открытий. В свою очередь, они позволяют существенно изменить отношения человеческого сообщества с окружающей средой. Как говорят экологи, расширить экологическую нишу. Например, открытия в области производства продуктов питания позволяют увеличить плотность населения в сотни раз, а изобретение нового оружия дает возможность значительно раздвинуть границы обитания за счет соседей. Цитированный ранее С. А. Нефедов говорит по этому поводу следующее:
«В XIII веке в руках кочевников вновь оказалось новое оружие — это был монгольский лук, «саадак», стрела из которого за 300 шагов пробивала любые доспехи(9). Это была сложная машина убийства, склеенная из трех слоев дерева, вареных жил и кости и для защиты от сырости обмотанная сухожилиями; склеивание производилось под прессом, а просушка продолжалась несколько лет — секрет изготовления этих луков хранился в тайне. Для натяжения монгольского лука требовалось усилие не менее 75 кг — вдвое больше, чем у современных спортивных луков и больше, чем у знаменитых английских луков — тех, которые погубили французское рыцарство в битвах при Креси и Пуатье. Саадак не уступал по мощи мушкету, и все дело было в умении на скаку попасть в цель — ведь луки не имели прицела и стрельба из них требовала многолетней выучки.
Обладая таким всесокрушающим оружием, монголы не любили сражаться врукопашную. «Вообще они не охотники до ручных схваток, — отмечал известный историк С. М. Соловьев, — но стараются сперва перебить и переранить как можно больше людей и лошадей стрелами, и потом уже схватываются с ослабленным таким образом неприятелем».
* * *
Напоследок, упомянем еще один плодотворный способ анализа событий прошлого — теорию демографических циклов, созданную выдающимся американским биологом Раймондом Пирлом (1879—1940). Эта теория изучает процессы изменения численности населения в условиях ограниченности природных ресурсов. В работах последователей Пирла — Вильгельма Абеля и Майкла Постана, сделанных в середине ХХ в., демографическая динамика изображается при помощи так называемой логистической кривой.
График наглядно показывает, что в начальных условиях изобилия ресурсов численность популяции или народонаселение быстро возрастает. Затем рост замедляется и стабилизируется вблизи точки, соответствующей полному использованию природных ресурсов. При этом возникает неустойчивое равновесие со средой обитания в условиях минимального потребления — равновесие естественного прироста населения и смертности, вызванной голодом и болезнями. В этих условиях может наступить «популяционная или демографическая катастрофа», которая ведет к резкому уменьшению численности населения. После катастрофы начинается новый цикл развития.
Дальнейшее развитие теория получила в трудах Ф. Броделя, Р. Камерона, Э. Леруа-Ладюри, выделивших в истории Европы восемь демографических циклов: Римской республики, эпохи принципата, христианской империи, эпохи Каролингов, эпохи средневековья, завершившейся Великой чумой. Два последних цикла связаны с новой историей. Первый цикл завершился английской революцией, Фрондой и Тридцатилетней войной; второй — Великой Французской революцией, наполеоновскими войнами, возникновением и повсеместным распространением национальных государств.
Эта теория нисколько не противоречит описанным ранее, но прекрасно дополняется теорией культурных кругов. Синтез этих двух теорий позволяет объяснить прерывистость течения истории без теоретических допущений Данилевского, Шпенглера, Тойнби, поэтически популяризированных широко известной теорией этногенеза Льва Николаевича Гумилева.
Мы покажем это на примере Монгольской Руси, которой будет посвящен наш следующий очерк.

Григорий Дубовис
«Новая демократия» № 33 (101)
_____________
(1) Академик Д. С. Лихачев: «"Повесть временных лет" — наиболее ранний из дошедших до нас летописных сводов. Относится к началу XII века. Свод этот известен в составе ряда летописных сборников, сохранившихся в списках, из которых лучшими и наиболее старыми являются Лаврентьевский 1377 г. и Ипатьевский 20-х годов ХV в.. Летопись вобрала в себя в большом количестве материалы сказаний, повестей, легенд, устные поэтические предания о различных исторических лицах и событиях».
(2) В переводе с древнешведского «сине хус трувор» означает «с домом и дружиной».
(3) Перевод Д. С. Лихачева.
(4) Мать ученого была русской.
(5) Л. Н. Гумилев утверждал, что имена Олег и Ольга в ПВЛ являются искаженным скандинавским «хельге» — командир дружины.
(6) Одна из эпических династий Ирана называлась Каяниды или Кейаниды.
(7) Отверженные (франц).
(8) Под провансальцами Донцов имеет в виду последователей гуманизма.
(9) Это утверждение вызывает некоторые сомнения: доспехи доспехам
Tags: История
Subscribe
promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments