Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

В ДНР выплачивают компенсации семьям погибших ополченцев

 Вице-премьер ДНР по вопросам экономики Андрей Пургин в здании правительства республики (бывшая областная госадминистрация) вручил компенсации семьям пяти погибших в последние дни ополченцев. Компенсации большие — по 800 тысяч гривен (2,7 миллиона рублей), как предусмотрено законом ДНР.

Пургин вручал компенсации в больших пакетах, наличными — в республике опасаются, что счета для безналичных расчетов будут заблокированы Киевом. Бюджет ДНР вообще, по словам Пургина, формируется из наличных платежей.

Одна из тех, кто пришел за компенсациями, — пенсионерка Лидия Касьянова из Донецка. Третьего июня в Славянске погиб ее сын Алексей. Еще совсем молодой: 28 июля ему исполнилось бы 39 лет.

"Такой был патриот Донбасса. Он пошел нашу землю защищать. Мы (остальные родственники) тоже их поддерживаем (ополчение)", — рассказала мать.

По рассказам Лидии Павловны, ее сын был простым рабочим. "Он наш, местный. Вся наша семья местная. Родился в Донецке. Тут же и прожил всю жизнь. Когда-то он учился на автослесаря, служил в армии. Работал в разных местах, то на стройке, то окна делал", — рассказывает Касьянова о сыне.

В конце апреля Алексей ушел из дома — сразу сказал, что воевать против захватчиков. А 6 июня его матери позвонили ополченцы, рассказали, что парень погиб в Славянске. Там его и похоронили — сейчас Касьянова собирается потратить часть денег, чтобы найти и вывезти его останки и перехоронить в Донецке.

"Я, конечно, и жалею его, и не знаю, как сказать. Горжусь. Это был его долг", — утверждает она. У Алексея осталось двое детей — 14-летний Ваня и Маша на два года младше. "Не выдержал на все это смотреть"

В Славянске, где были наиболее кровопролитные бои между ополчением и силовиками, погиб и Андрей из Авдеевки — еще один ополченец, чьи родственники получили компенсации от властей.

"Ему было 42 года. Повоевать успел всего неделю. Мы даже не знали, что он в ополчении", — рассказывает его сестра Ирина. По ее словам, накануне Андрей позвонил родне и предупредил, что нашел некую новую работу.

"Уеду на неделю", — сказал тогда он. Так и получилось — через неделю, в начале июня, когда Андрей стоял на блокпосту в деревне Семеновка, рядом разорвался фугас. Сослуживцы Андрея рассказали потом, что осколок попал ему в голову.

"Блокпост Нацгвардии не дал вывезти его тело", — утверждает Ирина. Как и Алексея Касьянова, Андрея похоронили в Славянске. Сейчас родня надеется найти его могилу.

"С нами он свое решение не обсуждал, да мы бы и не отпустили, — рассказывает его жена. — Думаю, он не выдержал смотреть на все это: как бомбят наши города, как гибнут мирные жители, как проводят чистки. Наверное, ему захотелось нас защитить. Не смог остаться в стороне. Отступать в любом случае нельзя. Они (силовики) хотят каток сюда пригнать и нас всех закатать".

И хотя Андрей для спокойствия родственников назвал это "работой", денег за это ему никто не обещал.

У него осталось двое детей — сын 13 лет, который теперь гордится отцом-героем, и взрослая 22-летняя дочь. Компенсацию родственники Андрея рассчитывают потратить на обустройство дочери.

"Правительство России выделило молодежи с Донбасса 1,5 тысячи мест в вузах. Может быть, отправим дочку учиться. И отсюда подальше. Что будет тут в ближайшие месяцы, никто не знает", — говорит семья Андрея.
Смерть на святом месте

Тридцатитрехлетний Максим погиб совсем недавно, всего за несколько дней до нашей встречи с его родственниками. Возможно, именно поэтому его близкие переживали больше всех — с журналистами они общались сквозь слезы.

Максим из Донецка погиб на кургане Саур-Могила на востоке области. Это святое для каждого жителя Донбасса место и самая высокая точка на Донбассе, 278 метров. Когда-то про него слагали легенды, что это курган над могилой мифического царя скифов Саура, полный сокровищ.

В годы Великой Отечественной Саур-Могила стала местом кровопролитнейших боев между Красной армией и фашистами — ее высота позволяет обстреливать Донбасс вплоть до Азовского моря. Сейчас высоту украшает монумент, куда в мирное время местные жители приезжали поклониться памяти павших — сами донбассовцы любят сравнивать Саур-Могилу с Мамаевым Курганом Волгограда.

Десятилетия прошли, а на Саур-Могиле вновь звучат выстрелы и рвутся снаряды. Теперь курган контролируют ополченцы, которые обстреливают Нацгвардию и армию. Их позиции установлены прямо у подножия легендарного монумента. Ополченцы используют даже дедовские блиндажи, которые с недавних пор перестали быть просто музейным экспонатом, больше пригодным для детской беготни.

Силовики отвечают артиллерийским огнем, снаряды попадают даже по самому монументу. Один из таких снарядов убил и Максима.

За компенсацией пришли его жена и мать. "Он был простой парень, стекольщиком работал. Он служил в армии и, наверное, считал нужным долгом взять оружие и пойти в ополчение", — рассказывают женщины.

"У него было развито чувство долга. Если не он и не такие, как он, то кто еще? Из России чеченцев ждать? Главное, чтоб не напрасна была его смерть", — говорит его вдова.

 http://ria.ru/world/20140714/1015897204.html#ixzz37TlcuL3M

Subscribe
promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments