Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Главная причина постоянных неудач украинского национализма (окончание )

Сменившая его Директория и лично Симон Петлюра ничего из предыдущего опыта не почерпнули, так и не поинтересовавшись, кто, на самом деле, живет в Украине и что им, собственно, надо. Их больше увлекала игра в казаков-запорожцев с атрибутикой и посвистом, хотя вполне можно было ввести эквивалент Нэпа, передать землю крестьянам в частную, а не общинную, собственность, оставить им их любимые Советы на местах, а самим, как впоследствии сделали большевики, укреплять свое присутствие и влияние в городах. Без этого Директория ничем не выделялась от других социалистов, но, в отличие от белых и красных, вести террор против своего же украинского населения не могла. То есть не могла ни убедить, ни заставить.

Вскоре язвительная стишки “В вагоне — Директория, а под вагоном – территория” довольно точно отражали состояние дел в Первой украинской республике. Естественно, что искать приемлемого компромисса с противниками украинской независимости было невероятно трудно. Но его не нашли и с лидером Западной Украинской республики Петрушевским. Украинские вожди побили горшки, и политический этап в истории украинского национализма закончился эмиграцией.

Чтобы не вдаваться в споры о том, что Петлюра сделал, или мог бы сделать, и если бы, да кабы, просто обратимся к общим цифрам, скажем, года так 1919.

Национальная армия УНР – примерно 20 тысяч. Что примерно соответствует по численности локальной Революционной Повстанческой армии Украины (махновцев), базой которой был мелкий городишко в одном из районов одной такой Екатеринославской губернии. Поэтому без 40 тысяч солдат армии ЗУРН, ушедших из Галиции после поражения от поляков, дела Директории были ли бы совсем швах. По сравнению, Вооруженные Силы Юга России, несмотря на то, что были белой ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ армией, насчитывали где-то 250-300 тысяч бойцов. Лев Троцкий же просто-напросто нагнал людей в почти 2 миллионную Красную Армию. Выводы делайте сами.

Третий этап – военный. 1920-1959. Потерпев политическое поражение, причем не только и не столько от красных с белыми, сколько от собственного народа, который предпочел национальной державе местных батек и атаманов, украинские националисты, видимо от полного отчаяния, попробовали подход военный. На что они рассчитывали, выступая на стороне Польши против большевиков, или предпринимая рейды через границу, трудно понять. Если они не смогли продать национальную идею, находясь в Киеве и пользуясь доверием масс, как можно было думать, что настало время использовать для этого штыки? К тому же, в годы относительных послаблений, наставших после революции, Украина действительно переживала национальное возрождение, и не только старик Грушевский, но и боевой Юрко Тютюнник, охотно вернулись из эмиграции на Родину. Собственно, до 1930-х годов, национальная украинская держава имела место быть, хотя и с резким уклоном в диалектический материализм и диктатуру партии. Лишь потом на советском троне укрепился товарищ Сталин и без всякой дискриминации по этническому, религиозному или экономическому признаку прижал всех.


Некоторые злорадно любят напоминать, что именно Сталин завершил воссоединение украинских земель. Ну, да, при нем Советский Союз продвинулся дальше на запад и по пути захватил заодно и земли Западной Украины. Так и с Беларусью то же самое произошло. Исконно русский Кенигсберг тоже воссоединился Великой Русью. Зачем передергивать? Были они там, вот и взяли. И что с Галицией теперь было делать? Вернуть Польше? Подарить Азербайджану? Дать независимость? Какие еще были варианты, кроме как пристегнуть к уже имеющейся Украине? Ясно, что это проделывалось под соусом восстановления исторической целостности Украины. Одновременно под тем же соусов уничтожались тысячи украинцев, и тоже под официальные фанфары. А то, что единение сопровождалось насильной высылкой и переселением в глубь Украины украинцев из их исконных мест проживания, таки оставшихся в составе западных соседей, говорит о том, что даже всесильным диктаторам приходится признать, что определение национальных границ и национальной принадлежности дело запутанное, потому на него либо стоит махнуть рукой, либо прибегнуть к насилию. Так что да, при Сталине сложилась современная территория Украины. Но совсем не благодаря ему. Радел он не за Украину. При нем как раз любые проявления украинского национализма давили на корню.

Зато на Западной Украине боевой украинский национализм набрал силу в 1920-х в результате политике польских националистов по отношению к украинскому населению. Национализм вообще привлекает насилие, а два конфликтующих национализма без него просто не обойдутся. Польское государство усердно “пацифицировало” украинские районы, а украинские националисты убивали представителей государства. Или наоборот, сначала убивали, потом пацифицировали. Это уже как курица и яйцо, бесконечный цикл обвинений. Главное, что общего диалога не состоялось, а без диалогов компромиссов не бывает. Замкнутый круг насилия.

Вообще-то, тут стоит отойти в сторонку и порассуждать немного о терроризме и герилье как способах достижения политических целей. Как только терроризм и партизанство становятся методом влияния, избравшие их проигрывают стратегически. Хотя бы потому, что, в отличие от профессиональной регулярной армии, подпольная война, скорее, образ жизни, а не занятие. И чем дольше и успешнее компания террора, тем больше проигрывает общество в целом. Примерами этому служат Южная Африка и Газа. Я не собираюсь разбираться кто там в чем кому виноват. Важно то, что, по той, или иной причине, поколение мальчиков и девочек вместо учебы в школе, жгло покрышки в пригородах Йоханнесбурга. Откуда сегодня взяться новому поколению руководителей страны? Или электорату, способному разобраться, кто на самом деле представляет его интересы? То же самое с палестинской молодежью, которая под чутким руководством движения “Хамас” десятилетиями делает основной индустрией Сектора Газы войну за уничтожение Израиля. Что они будут делать с такими практическими навыками, даже если их мечта каким-то образом осуществиться?

Дальше. Терроризм и герилья работают только против того, кто ценить жизнь и считает, что после определенного количества потерь игра не стоит свеч. В случае с ОУН и УПА, ни Польша, ни Германия, ни, тем более, Советский Союз такой любовью к человеческой жизни не страдали. Поэтому украинские террористы могли сколько угодно стрелять в чиновников и воевать до бесконечности в лесах на три фронта хоть до сегодняшнего дня – это ничего не меняло и поменять не могло. Хуже всего то, что поставив себе установку на исключительно силовое решение проблем, любая организация неизбежно начнет выдвигать из своих рядов полевых командиров, и терять дипломатов. Героические команданте обычно митингуют хорошо, а налаживают связи плохо. После блестящего дипломата Богдана Хмельницкого, который в одиночку из ничего создал почти все, украинские вожди этим важным искусством не владели, предпочитая эмоции и насилие, на которых необходимого компромисса не выстроишь.

Вот, смотрите, после долгой компании террора, проводившейся националистами Ирландской Республиканской Армии, и долгой ответной АТО британских силовиков в Северной Ирландии, дело сдвинулось с мертвой точки только тогда, когда политическое крыло ИРА “Шинн Фейн” наладило диалог и с Лондоном, и с местными лоялистами-протестантами. В конце концов, все сообразили, что поставив вопрос ребром – все или ничего, скорее всего, получишь ничего. Это в кино все решает мужество людей в камуфляже на поле боя. В действительности, все решают люди в пиджаках и галстуках за столом. Но за этот стол еще нужно умудриться попасть.

Но это я сейчас легко рассуждаю о свершившихся событиях. А в то время по Европе прокатилась серия успешных фашистских и националистических революций, давших надежду и пример другим националистам. И получалась такая картинка – в мире капитала и чистогана не прекращалась Великая Депрессия, а там, где у власти стояли диктаторы-националисты, все казалось пучком. То, что этот пучек был в кредит, многие не видели. Получалось, что стоило подражать не националистически настроенным социал-демократам прошлого, а истинным современным национальным социалистам. Как Гитлер.

Гитлер всегда был монстром, но настоящим людоедом он стал только после начала войны. Кроме и вокруг него имелись еще те гуманисты, как Сталин, Муссолини, Франко, не считая всякой пузатой мелочи вроде Хорти. Поэтому упреки тем, кто сотрудничал с Германией до Второй мировой войны, слегка неискренние. На фоне других Гитлер выделялся, но не особо. Ведь до года так 1938 фюрер мог вполне сойти и за “эффективного менеджера”, который хотя и прибегал к некоторым неортодоксальным методам ведения хозяйства, но зато принял Германию с сохой, а оставил с атомной бомбой. Или мог бы оставить с бомбой, если бы, конечно, не евреи, которые хитро пролезли в теоретическую физику и все там испортили. Как бы там ни было, но если и была у украинских националистов на кого-то надежда, так только на Гитлера. Ну, не Сталина же! А немцы до этого уже пособили установлению националистических режимов и в Словакии, и в Хорватии. Почему бы и не в Украине? То есть, до лета 1941 года все это имеет смысл. Никто не знает, что случится на самом деле.

Как и ожидалось, в очередной раз повторяется история с предполагаемыми гаранторами украинской независимости. Эмоциональный порыв, не подкрепленный ни солидной теорией, ни практическим расчетом, ничем хорошим не заканчивается. Опять быстренько провозглашается держава, и тут же ее украинский лидер оказывается за решеткой, а страна остается оккупированной “гаранторами”. Но, как ни странно, это событие недавно отмечалось в Украине и за рубежом, как некое достижение. Есть украинские достижения, но кому они нужны, когда можно торжественно отмечать ошибки и неудачи. Несмотря на то, что имеется такой гений-философ Григорий Сковорода, но портреты будет носить не его, а Степана Бандеры.

Меня, честно говоря, удивляет раскручивание культа Бандеры современными националистами. Только потому, что человек посвятил себя чему-то, еще не делает его святым. Требуются победы, достижения, открытия, чудеса, в конце концов. То, что советская пропаганда сделала из Бандеры (как сегодня она же лепит из Яроша) страшилку 80 уровня, сделав его имя нарицательным как определения вселенского ужаса и зла, меня совсем не убеждает в его значительности как противника Советам. Советская пропаганда и про постоянно растущие надои пудов молока с одного гектара доярки писала. Тоже ничего не значило. Больше смахивает на древнюю боязнь вампиров, оформленную в книжку “Дракула”, такой отголосок великорусского шовинизма, для которого украинец – это русский и все, а украинец, не желающий признавать этого — изгой и предатель, восставший на родную семью и брата, как вурдалак из схрона. Но разве это настоящий Бандера?

Из того, что я знаю о проводнике ОУН с подачи украинских же националистов, он провел несколько акций террора против Польши, неудачно пытался провозгласить украинскую державу, провел в заключении у немцев 3 года, пытался вести сопротивление советской оккупации Западной Украины и потерпел поражение, был убит в эммиграции агентом КГБ. Боже ж ты мой, по крайней мере Вильям Уоллес, до того как Мел Гибсон снял о нем кино “Храброе Сердце”, действительно нанес серьезное поражение англичанам. Но с факелами носят портреты Бандеры. Почему? Ну, отвечают, он боролся, сидел в концлагере и был убит.

В этот момент мне всегда вспоминается эпизод из сериала “Симпсоны”, в котором шкодник Барт с помощью переговорного устройства убедил весь в город в том, что мальчик по имени Тимми застрял в колодце. Город, конечно, возбудился, в честь Тимми дают концерты рок-звезд, о нем постоянно говорят по ТВ. И папа Симпсон говорит своим детям с упреком:

— Вот видите, этот Тимми – герой, настоящий американский герой. Вот, чего вы не можете быть, такими, как он?

— Погоди, папа, — интересуется умница Лиза, — что конкретно делает Тимми героем?

— Ну, как, что? – удивляется папа Гомер. — Он упал в колодец и не может оттуда выбраться.

— И как это делает его героем?

— ?????

Я хочу сказать, что Степан Бандера действительно был жертвой нацизма и коммунизма, как и многие другие люди разных убеждений и верований. Делает ли это его национальным героем? Всякая ли жертва преступных режимов считается героем? Я не знаю. Но подозреваю, что французы считают Наполеона национальным героем не потому, что он проиграл сражения при Лейпциге и Ватерлоо и был, по всей вероятности, отравлен в изгнании. Если же считать поражения достижениями, значит и учиться на ошибках ни к чему. Что сказывается на результатах.

На мой взгляд, именно неумением или нежеланием учиться на ошибках прошлого, объясняется неудачны выбор времени для принятия судьбоносных решений политическим руководством ОУН. Возможно, что других вариантов просто не было, но, тем не менее, поставьте себя на его место и объясните логику своих решений. Не углубляясь в моральные аспекты, а просто с практической точки зрения.

Первый пример, упомянутое провозглашение украинской державы в 1941 году. Такое впечатление, что, несмотря на то, что в него не забыли вставить все положенные реверансы в сторону Адольфа Гитлера, самого фюрера каким-то образом забыли спросить, как он смотрит на этот украинский демарш. Такой сюрприз ему, конечно, не понравился. На что рассчитывали организаторы – непонятно.

Второй пример, война УПА против всех. Напомню, что вы не командир мелкого соединения, оперирующий в районе из одного местечка, двух хуторов и пяти сел, и плохо представляете масштаб событий, а руководите организацией, цель которой – создать нацию европейского уровня. Вы, по положению, просто обязаны видеть шире и глубже людей, сидящих, по вашей воле, по лесам. Ваши немногочисленные и недовооруженные силы зажаты между совсем неслабой Германией, которая довольно успешно воююет на три фронта с СССР, Британией и США, громадным Советским Союзом, с его неограниченными людским и материальными ресурсами, который уже подвесил люлей в Вермахту, и польскими Армией Людовой и Армией Крайовой, которые, соответственно, поддерживаются Сталиным и Черчиллем. Это отчаянная борьба от отчаяния, без перспективы. Она ни на что особо не влияет, но настраивает всех негативно против УПА. Но это исходя из моей логики.

И третий пример, полная смена ориентиров с “Декларацией порабощенных народов” 1944 года. Цены бы ей не было в году так 1917-1918, но в 1944, когда война шла к своему закономерному концу и союзники уже все поделили и расписали, единственная практическая польза от нее состояла в том, что, по крайней мере, можно было представить западным демократиям программный документ, в котором не фигурировали персонажи по имени Адольф, и общий доброжелательный тон которого резко отличался от рычания и угроз прошлых лет. На что еще рассчитывали ее создатели? Восстание народов СССР? Войну запада со Сталиным? Какой эффект от всего этого считать позитивным, кроме того, что эту декларацию в случае чего приводят в пример того, что не такие страшные украинские националисты, как их малюют? Возможно, что вы знаете и понимаете в чем тут секрет, и как это все оказывается победами и достижениями, достойными восхищения и шествий?

Так ли это или нет, но, по крайней мере, украинские националисты прошлых лет стремились действовать в интересах нации, как они ее понимали. Современные же националисты, несмотря на удивительно высокий массовый подъем национального самосознания, сами на национальные интересы, похоже, глубоко забили и положили. Что приводит нас к —

Четвертому этапу – эпатаж с 1991 по наши дни. Исходя из слов и действий людей, именующих себя украинскими националистами в Украине, приход к власти их целью не является. Они упорно игнорируют тот факт, что большинство украинских избирателей имеют глаза и уши, то есть они, хотя и плохо, но видят и слышат. Ну, не может серьезный политик совершенно не учитывать реальности! Ну, не может лидер партии “Свобода” Тягнибок при всех нести дикую ахинею о пролитии крови неверных и нечестивых, и надеяться, что это не будет иметь никаких последствий. Ну, не может очередной предводитель нескольких сотен ополченцев время от времени грозить пойти маршем на Киев, как Муссолини на Рим, и не сознавать, что этот безответственный базар (потому что далеко он, при всем своем желании, не уйдет) разогревает и без того повышенный градус внутреннего напряжения в стране, что на руку только внешнему врагу, с которым данный командир и призван бороться в первую очередь. При этом политическая власть ему ни к чему. Тогда зачем?

Предполагаю, что, во-первых, тут случай эпатажа как перформанса. Политика ставится не лестницей на верхушку власти, а сценой, с которой должно шокировать изумленную публику. “Свободу” стоило бы назвать “Свистком”, так как именно в свисток через нее уходили энергия и влияние националистов. Потому что все надуманно агрессивные декларации Тягнибока и Фарион были простым и пустым трепом, который ни они, и никто другой в жизнь не проводил и не собирался, зато удобно использовались Кремлем и его украинскими марионетками в целях раздувания несуществующих этнических и конфессиональных противоречий, на которых построен весь карточный домик российской пропаганды. На сцене Майдана, кстати, Тягнибок сдулся, как и его партия на выборах. Потому что одно дело публично стебаться, другое — посылать или вести самому людей на смерть.

Во-вторых, примечательная склонность любого национализма со времен Вальтера Скотта к косплею, его потребность создавать и вживаться в определенный образ. Конечно, такая потребность во внешней атрибутике имеется не только и не столько у национализма, но мы сейчас говорим о нем. Для блага нации, по идее, стоило бы изучать экономику, финансы, менеджмент, медицину, социологию, право, и кучу других полезных для любимой страны вещей. Но это невообразимо скучно и долго. Другое дело цацки, галуны, прически, татуировки и прочие лапти с перьями. Я (грешен!) и сам в прошлом году завел себе чуб по случаю революции, и на вопрос, не записался ли я, часом, в армию, гордо отвечаю, что нет, но делаю, все, что в моих силах. Зато когда в фантазийные костюмы рядится политическая группа, то совсем не все равно, какие при этом лозунги она выбрасывает вместе с руками и какую символику она использует. Если конечно желает, чтобы ее воспринимали серьезно. Или хотя бы волнуется за образ и престиж Украины в мире, от благоволения которого она так зависит. Как подобает настоящему патриоту своей страны, для которого нация – превыше всего, прежде всего самого себя, и включает в себя всех граждан, а не узкий круг близких друзей-реконструкторов.

Да как ты смеешь, мне скажут обязательно, эти люди стояли на Майдане и сейчас погибают на войне! Совершенно верно. Никто не оспаривает их вклада и личного мужества. Но это отнюдь не значит, что в 21 первом веке глобализации и информатики жизнь должна или может определяться одной идеологией, возникшей из стремления угнетенных наций вырваться из объятий поглотивших их империй. А то, что Ново-Российская империя все никак не желает упускать Украины из-под своего контроля, что для независимости Украины по-прежнему требуются внешние гаранторы, свидетельствует как раз не о необходимости побольше национализма, а его полном провале. Если бы все предыдущие поколения националистов оказались бы в состоянии выработать концепцию Украины, как единой нации граждан, а не граждан разных наций в одной стране, возможно, что не случилось бы ни АТО на Донбассе, ни Крыма, ни Майдана, ни Януковича, ни Ющенко и ни Кучмы. Если бы вместо умиления собственной исключительностью, они бы изучили мировой опыт построения нации, то пришли бы к выводу, что любой нации, прежде всего, требуются права личные и собственности, баланс между ветвями власти и свобода слова и рынка. Гербы и гимны, памятники и ордена тут дело десятое. Потому что нация, это, прежде всего, общность ЛЮДЕЙ. А национализм – способ найти эту ОБЩНОСТЬ и в себе, и в каждом другом человеке. Тут главное, чтоб человек был хорошим!

Tags: Национализм
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments