Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

О России и Путине без прикрас (часть 3)

Спесь самозванцев и злоба опричников

27 февраля 2015 года был убит Борис Немцов. Его убила — и это общеизвестно — атмосфера ненависти. Атмосферу ненависти осудил Европарламент. Про атмосферу ненависти согласны все — с точностью до наоборот: то ли одни ненавидят других, то ли другие — одних. Можно сказать, что разговор об атмосфере ненависти идёт в атмосфере лютой взаимности.

Иного не дано: ненависть без взаимности — это одной ладони хлопок. Но, как совершенно правильно заметила Елена Чудинова, неминуемая взаимная жестокость, в которую всегда скатывается гражданское противостояние (особенно на стадии гражданской войны), вовсе не означает, что на вопрос «кто первый начал» (или даже «кто виноват») нельзя ответить.

Можно. И это гораздо легче, чем расследовать громкое убийство известного политика. Потому что все факты в доступе, все причины и следствия — на виду. Да и модель «машины ненависти», этого механизма раскрутки русской смуты, известна давно и достаточно точно описана хотя бы Анной Ахматовой: «…Бориса дикий страх, и всех Иванов злобы, и Самозванца спесь — взамен народных прав».
Для прогрессивной мировой общественности и местных прогрессивных сил все ответы очевидны — атмосферу ненависти разжигает режим: он попрал свободу и независимость СМИ, аннексировал Крым, отравил массовое сознание телепропагандой ненависти к освободившейся от гнёта Украине, вывел на улицы «антимайдан», объявил людей с хорошими лицами «пятой колонной» и агентами госдепа. Вроде всё так и есть: и с присоединением Крыма, и с оголтелой телепропагандой, и с сомнительными антимайдановцами…

Вообще, феномен короткой памяти — удивительная штука. Ходы ведь все записаны — да и интернет животворящий очень сильно облегчает дело освежения памяти.

Давайте вспомним о том, как быстро после победы демократической семибанкирщины в 1996 г. началось взаимное поедание: сначала все вместе (и все телеканалы — «Первый», российский и НТВ) схарчили банкира Виноградова («Инкомбанк»), потом — после «Связьинвеста» — зарубились «березовские» и «гусинские» против «потанинских» и «чубайсовско-немцовских» (соответственно, «Первый канал» и НТВ — с каналом «Россия»)… До завершения благословенной (как теперь выясняется) эпохи Ельцина оставалось всего ничего, года три, и как же распорядились этим временем совершенно свободные и независимые СМИ, осознавшие в 1996−97 гг. всю силу пиара? Да очень просто — легализовали ненависть, внедрили её в повседневный обиход.

В эпоху ранних 90-х ненависть была маргинальной, узко политической: «банду Ельцина под суд» против «остановить номенклатурный реванш». Но в разгар того, что сейчас называется «временем торжества свободы слова», а тогда всё чаще объявлялось медиакратией, — всё изменилось. Лупить наотмашь принялись во все стороны — по своим, по бывшим своим, по новым чужим. Сначала вместе Гусинский с Березовским — Чубайса, Немцова и Коха, потом — Кириенко. А потом — друг друга (Березовский за Кремль, Гусинский за Лужкова). Подслушки, обвинения, проплаченные акции протеста на всех железных дорогах страны… Абсолютно циничные эти коммерчески мотивированные постановочные информационные бои уничтожали и дискредитировали всё и всех: от фигурантов громких разоблачений до самих разоблачителей, готовых, в случае успеха своего шантажа и получения каких-нибудь желаемых акций быстренько завернуть вентиль пропаганды и забыть о вчерашних разоблачениях. А главное — они рушили барьеры допустимого в общественной морали, в политической риторике.

В такую вот действительность родился и новый российский лидер — пока ещё никому не понятный Путин. «Крошкой Цахесом» в злобном выпуске НТВ-кукол остроумный Шендерович приложил его уже тогда, не потому, что так сильно ненавидел, а просто потому, что так было надо по пиар-плану «гусинских». Путина мочили только за то, что он считался представителем враждебной стороны в березовско-гусинских разборках. И про «ФСБ взрывает Россию» попытались замутить именно тогда, с «гусинской» стороны. «Березовские» в тот момент как раз занимались пиаром Путина и «Медведя», поэтому вернулись к этой теме немного позже, когда оказались слишком равноудалены от нового режима.

Кстати, сейчас не очень принято вспоминать о том, как неоднозначно всё было в 2001 году с защитой свободы слова в лице УЖК НТВ со стороны профсообщества— просто потому, что очень многие демократические журналисты не могли удержаться от злорадства: УЖК то оно УЖК, но свобода СМИ в его исполнении в последнее время всё больше напоминала «произвол СМИ», а то и беспредел СМИ.

Ну и ещё о Путине. И о свободе слова, дискуссий и политического диалога. «Раз и навсегда прекратить разговоры о «диалоге» и «конструктивном сотрудничестве» с «либералами из правительства«… Прекратить искать положительные моменты в политике президента», — это не сейчас, после Крыма и Немцова. Это — 2004 г., сборник «Наше светлое будущее, или Путин навсегда» (М., 2004, составитель — Алексей Мельников, основные авторы — Андрей Пионтковский, Борис Вишневский, Дмитрий Фурман, Виктор Шендерович и др.). Единый, плотный и всепроникающий дискурс ненависти — и всё это задолго до «оранжевой революции», «Наших» и Селигера, всего того, что теперь принято предъявлять «кровавому режиму». А текст примерно такой:

«Президент Путин нарушает конституцию (1) …Власть объявила войну обществу (2) …Централизм, к которому приходит Путин — это централизм подавления всех протестных форм, как в левом, так и в правом спектре (3) …Решение провести в России саммит G8 — это все равно что Берлинская олимпиада 1936 г. (2) …Огромно-чудовищный спектакль, связанный с обвалом, с катастрофой, которая оглушит нас, всех жителей России, и вот оглохшие, обезумевшие, с выпученными глазами они потянутся к Путину с просьбой не оставлять престол, Кремль, не бросать несчастный бедный народ (3) …Сегодня только массовый протест даёт нам возможность поменять ситуацию… Вместо прощального салюта «Варяга» власть услышит канонаду «Курской дуги» (2) …Сегодня любые насильственные действия со стороны оппозиции будут оправданы. Это относится и к силовому захвату власти (1)».

Вполне себе единый поток, да? (1) — это Березовский. (2) — Каспаров. (3) — Проханов. Да, и любимая тема про биологическую пропасть (то есть расистская тема) — о том, что «к изучению существ, населяющих Кремль» следует относиться с точки зрения зоолога или уфолога: «Внешне они иногда слегка напоминают людей, но в действительности — совсем не люди, а абсолютно другой, не скрещивающийся с нами биологический вид…» Это не Шендерович-2015 («Наша проблема в том, что нелюдей мы тоже числим людьми — и оцениваем их в человеческой номинации») и даже не Гиммлер-1942 («Недочеловек — это биологически на первый взгляд полностью идентичное человеку создание природы с руками, ногами, своего рода мозгами, глазами и ртом. Но это совсем иное, ужасное создание»).Это — трепетная либеральная журналистка Елена Трегубова. Причём писано в 2002—2003 гг. — когда большинство нынешних гонителей преступного режима с удовольствием зарабатывали на жизнь в его закромах, а правительством рулил некто Касьянов.

Так что про то, кто «первый начал», можно даже не спорить.

У власти скопился огромный негативный опыт взаимодействия с «медиатусовкой», с той самой демократической, свободной и абсолютно либеральной фабрикой ненависти, диффамации и травли, опыт, вполне достаточный для того, чтобы воспринимать соответствующие угрозы как стратегические, смертельно опасные с точки зрения национально-государственного самосохранения и подлежащие не модификации, но искоренению. Тем более что надвинулась полоса «цветных революций», сходных в одном — авторитарная власть, опиравшаяся на пассивное большинство, всякий раз теряла поддержку этого большинства, помимо всего прочего, за счёт агрессивной пропаганды «цветного» активного меньшинства, доминирующего в СМИ.

Поэтому режим разменял медиаполитику на медиабизнес, взяв под жёсткий «ручной» контроль «стратегическое оружие влияния на электорат» — информационное вещание массовых телеканалов — и предоставив им (в остальном) полную свободу экономического самовыражения. Большие телеканалы, в свою очередь, уткнулись в рейтингомеры: слова «доля» и «рейтинг» стали магическими, потому что именно к этим странным цифрам (получаемым достаточно спорными методами) оказались официально привязаны рекламные расценки. «Медиакратия» закончилась — наступила рейтингократия, а на смену обобщённому Киселёву (я имею в виду Евгения, конечно) пришёл обобщённый Малахов.

В результате на протяжении десятка лет массовому телезрителю предлагалась деполитизированная повестка дня, основанная на снижении качества восприятия и размыва моральных и интеллектуальных критериев. Массового зрителя завлекали и подсаживали на его собственные примитивные инстинкты, легализуя и пропагандируя профанные формы поведения и примитивные эмоциональные реакции, снимая табу на низкосортные переживания и табуируя содержательную повестку.

В каком-то плане подобное развитие событий совпало с мировым мэйнстримом, с «креолизацией» языка бытового общения (вытеснением текста лэйблами и клипами). Так или иначе, но задача оказалась перевыполненной: «под нож» пошла как таковая возможность сознательного политического коммуницирования власти с её единственной опорой — с тем самым народом, который восьмидесятипроцентным большинством поддерживает Путина, с уникальным народом, который оставался и пока ещё остаётся главной особенностью России (в широком смысле слова), с народом, сформированным в условиях культа бесплатного, всеобщего и воспитывающего (а не профориентационного) образования, с народом, в большинстве своём склонным к этически и ценностно мотивированному, понимающему социальному поведению, а не к рефлекторному и запрограммированному (homo user) социальному поведению человека Запада.

При этом инфраструктура содержательного общения между властью и обществом оказалась разрушена. Сосредоточившись на вытеснении «либерал-оппозиционного» контента за пределы электорально значимых медиа, перекрыв кислород радикальным прозападным политическим структурам и СМИ, создав своего рода «диссидентскую резервацию» для нескольких десятков тысяч активных ненавистников режима, власть отказалась — почти осмысленно — от всякого собственного участия в дискуссиях и конфликтах в этом, узком и неэлекторальном, «экспертном» медиаполе. А себе оставила — казалось бы — ничем не ограниченные возможности разговора с народом напрямую, с экранов телевизоров, но сама же и ограничила их прямыми и грубыми методами мобилизационной пропаганды, со слабым уровнем креатива и эмпатии, как правило, в реактивном режиме (откликаясь на вызовы, вброшенные и раскрученные оппонентами).

Сомнительным и опасным ноу-хау власти стало при этом активное использование пропагандистских методов — по известной из советских времён формулировке — «отвлечения трудящихся от реальных проблем общества». Вбросы и инициативы, иногда фэйковые, призванные «переводить стрелки» и отвлекать внимание общества от острых проблем (вместо эффективной и опережающей разъяснительной работы), вся эта давно уже выявленная и понятная как «чужим», так и своим информационная скунс-технология давно не работает по назначению, а только подчёркивает недоверие власти к народу и дискредитирует в глазах народа информационную политику власти.

И хотя на уровне АП был провозглашён курс на поощрение «честной политической конкуренции» — но встроена эта «допускаемая» конкуренция была в неповоротливую, иерархическую и завязанную на чиновников всех уровней систему «ручного управления», требующую обязательного «согласования» любых действий и высказываний для любых участников процесса, претендующих на «системность». Но гораздо хуже дело обстояло на периферии «ручного управления»: не признавая иных форм лояльности, кроме бюрократической (то есть нерассуждающей и беспрекословной), исключая саму возможность жёсткой критики действий власти с пророссийских, патриотических позиций, а главное, узурпировав на всех уровнях — от ведомств до регионов — право выступать в качестве местной (ведомственной) инкарнации Путина (а значит, и всей страны), бюрократы создали безвыходную ситуацию для претендентов на участие в политической конкуренции, превентивно объявляя всех критиков губернаторов, министров, избиркомов и недобросовестных застройщиков врагами национального лидера.

В результате «оппозиционная» деятельность стала восприниматься не как борьба за власть, а исключительно как борьба против власти. После того, как в 2014 г. Россия — не только её президент, не только её несовершенная политическая система, не только её чиновники, в том числе коррумпированные, недееспособные и не соответствующие должности, не только олигархи, в том числе своекорыстные, не только сотрудники правоохранительных органов, кое-где у нас порой бесчеловечные, — а вся Россия, все её граждане, вся её предыстория и всё её будущее оказались под угрозой тотального уничтожения, — произошёл качественный скачок.

Вся агрессивная «антипутинская» оппозиция самоопределилась — так или иначе — как оппозиция не антиправительственная, не антипутинская, а антироссийская, коллаборационистская. Выступающая — и очень многими «либеральными» спикерами это было провозглашено чётко и открыто — не столько против «тирана», сколько против неполноценного народа, «быдла», «крымнашистов», заслуживающих «такой власти» сейчас, геополитического поражения в будущем и социально-экономического краха в результате.

В этой «мобилизационной» ситуации стали неизбежными консолидация всех политических течений, всех активных граждан на позициях защиты страны от внешней агрессии и — в условиях холодно-военного времени — значительное повышение уровня лояльности власти и лично Путину. Но в созданной при участии власти инфраструктуре информационно-политического регулирования весь «пророссийский» дискурс оказался обезоружен — лишён «территории», способов выработки и развития смыслов.

Что делают в последние месяцы и годы пресловутые «жертвы грёбаной цепи», оставшиеся при одной радиостанции, паре малотиражных газет и нескольких интернет-сайтах? А вот что: полностью владеют инициативой в идеологической войне. Они формируют и постоянно развивают связную, многоуровневую, объясняющую прозападную концепцию текущих событий; они постоянно, в комплексе и по разным тематическим линиям формируют и делают привычным негативный образ будущего — как для Путина, так и для России в целом; они постоянно — и достаточно эффектно — вбрасывают в массовое сознание образы, порождающие неуверенность и пессимизм. И ещё — они постоянно совершенствуют, развивают и дополняют сложную и многоуровневую систему аргументации по всем основным темам политической дискуссии.

Можно говорить при этом о многом — о принципиальной неизбираемости «либералов», о катастрофической профессиональной и моральной деградации как сообществе, особенно ярко выявившейся вокруг событий в Крыму, на Украине и вокруг Донбасса, о полномасштабном интеллектуальном дефолте целого слоя интеллигенции, потерявшего напрочь то, что было всегда свойственно русской интеллигенции — способность к сопереживанию и критическое мышление. «Либеральная пропаганда» превратилась в убогое, конвейерное производство низкопробных штампов и клише, она сама сделала всё, чтобы необратимо дискредитировать себя в глазах большинства.

Но эта убогая «фабрика смыслов» действует, и действует она автономно, зачастую — на инициативной основе, с участием как профессиональных, так и «самодеятельных» авторов. И здесь я не затрагиваю тему «центров управления» и «печенек госдепа» — наличие центров, скоординированных кампаний, копирайтеров на зарплате и т.д. не подвергается сомнению. Важно, что, помимо всего этого, есть действующая коммуникативная среда, в которой возможны разные уровни обсуждений и аргументов (в том числе с привлечением широкого круга самопровозглашённых и реальных «моральных» и «интеллектуальных» авторитетов, выступающих как от собственного имени, так и в «аллаверды» к позициям друг друга, в амплуа «нормальных/приличных людей»). И всё это позволяет коллаборационистскому дискурсу не просто существовать, но обеспечивает ему — помимо ресурсной поддержки — колоссальные возможности для саморазвития и экспансии.

Огромное — соответствующее 89 процентам социологической поддержки — большинство пророссийских авторов, экспертов и идеологов к такой деятельности попросту не допущено. На уровне управления процессами регулярно — стоит наиболее мотивированным, убеждённым и эмоциональным пророссийским авторам выступить в несогласованном, а то и в инициативном порядке — возникает недовольство, раздражение или грубый окрик (как в знаменитом восклицании одного популярного в блогосфере профессора, назвавшего — цитирую по памяти, поэтому без фамилии — «настоящим предательством» стремление «поддерживать президента не в любой ситуации, а только потому, что он делает то, что соответствует вашим жалким мыслишкам»). То есть получается парадокс — огромная территория «нового путинского большинства», территория добровольной и энергичной мобилизации, насильственным образом лишена инициативы в информационной войне. В то же время пресловутая «резервация», этот жалкий набор «сайтов-да-ладно-кто-их-там-читает», на глазах превращается из «резервации» в «инкубатор». Инкубатор агрессивной, эффективной и экспансивной идеологии.

Почему? Да потому, что «электорально ничтожная» аудитория этих «жалких» СМИ, а также либерального интернета, включая блогосферу, — это в том числе все те люди, которые (на своём низовом уровне) готовят к эфиру пропагандистские передачи первого и второго каналов, делают «Комсомольскую правду» и «Известия», работают в «Газпроме», «Роснефти» и — страшно сказать — в министерствах и управлениях АП. Да-да, вся «королевская рать», все те, кто наполняет официальные московские, петербургские и екатеринбургские офисы, все эти люди — включая сюда активистов партии «Единая Россия» и добровольцев ОНФ, патриотических блогеров и сотрудников пресс-служб силовых ведомств, — все эти люди являются аудиторией той самой оппозиционной «фабрики ненависти», которой от роду не пять и даже не десять лет.

Осколок «зеркала тролля», наводящий тоску и ненависть на мировосприятие, — да, он попал (или даже был воткнут по своей воле) в «либеральный» глаз. Но второй глаз было велено закрыть (по команде «зажмуриться! молчать! слушать мою команду!») — после чего «атмосфера ненависти», порождённая и выращенная соединёнными силами «хорошелицых рукопожатных» коллаборационистов, стала общей атмосферой.

В которую вынужденно погружают и народ — народ, до такой степени сохранивший здоровое начало и способности к понимающему и эмоционально открытому поведению, что один март 2014 года в его сердце перевесил и фальсификации, и коррупцию, и даже оптимизацию — всё то, что под прикрытием стабильности и за спиной у первого лица составляло все эти годы сущность антинародного консенсуса элит и контрэлит.

Собственно, здесь мы приходим к сути того, сейчас называют «пятой» и «шестой» колоннами, и что издревле называлось «русской смутой» — к противоборству-союзу самозванцев и опричников.

В сегодняшнем изводе самозванцы — эмоционально и культурно-исторически переставшие отождествлять себя со страной пребывания — выступают под известным лозунгом «За Россию без Путина», постепенно трансформирующимся — раз уж 89 процентов России за Путина — в лозунг «Быть сему месту пусту». Но и многочисленные опричники — те, кто уверен в своём святом праве на существование, принятие решений и процветание опричь собственного народа — они тоже выдвигают похожий слоган: «За Путина без России». Провозглашая свою абсолютную, нерассуждающую преданность первому лицу, объявляя любое недовольство в свой адрес или в адрес своих подельников-подчинённых предательством Родины и оппозицией Путину, они — как и их заклятые друзья-самозванцы — на самом деле враги и Путину, и России. Точнее, враги они любым попыткам спасти от развала нашу нацию-долгострой.

Ни тем, ни другим не нужен народ, сохраняющий и развивающий свой колоссальный культурный потенциал, свой «миростроительный» ресурс в масштабах нового века и нового тысячелетия. «Культурное раскодирование» русских как растущей цивилизации — вот общая задача снобов-«быдлоненавистников», врагов Русского мира, оптимизаторов образования и здравоохранения и чиновников-самодержцев всея дырюпинской волости. Потому что и те, и другие, и третьи — все они относятся к русскому миру исключительно как к ресурсу: одни — как «колонизаторы в пробковых шлемах», другие — как глуповские градоначальники. Их общее — отказ от устойчивости, от обратной связи, устремлённость в затягивающий водоворот деградации и хаоса. Их общее — энтропическая логика. Недостроенная и распавшаяся от отупения нация, жёсткая и непреодолимая — колониальная — социальная стратификация, третий мир на месте русского — вот их общая цель, взращённая в рейдерской, грабительской, бесчеловечной атмосфере современного цивилизованного западничества и извечного русского начальственного самодурства.

Дм.Юрьев Окончание следует...
Tags: Путин
Subscribe
promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments