Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Коммунист-экс-депутат об убитом адвокате Грабовском

"Грабовский  был совсем не простой адвокат. Он был заместителем председателя Высшей Квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатов Украины. То есть был на серьезной должности. Непростой он был человек в этой среде".

Главный редактор портала Русская Idea Кирилл Бенедиктов связался с украинским политиком, депутатом Верховной Рады Украины 2-го и 3-го созывов, одесситом Андреем Звонаржем, чьим помощником на протяжении трех лет работал Юрий Грабовский, и постарался выяснить, кому могло быть выгодно убийство адвоката, кем был Юрий Грабовский, и почему преуспевающий киевский юрист взялся защищать человека, которого официальный Киев объявил российским шпионом.

https://pp.vk.me/c619724/v619724145/2c84/vikGIj_oK-4.jpgКирилл Бенедиктов: Андрей Юрьевич, в пятницу, 25 марта, военная прокуратура Украины сообщила об обнаружении тела Юрия Грабовского, адвоката, защищавшего гражданина России Александра Александрова, которого официальный Киев называет «офицером ГРУ». Как изящно выразился военный прокурор Украины Анатолий Матиос, Грабовский был «убит насильственным путем с достреливанием огнестрельным оружием». В России крайне мало известно о Юрии Грабовском, и о том, почему он взялся защищать человека, обвиняемого в шпионско-диверсионной деятельности против Украины. Что за человек был Юрий Грабовский?

Андрей Звонарж (на фото - когда-то самый молодой парламентарий в мире)

Когда я был депутатом Верховной Рады Украины (фракция КПУ), Юрий Грабовский работал моим помощником на протяжении 1999, 2000 и 2001 г. У нас с ним были непростые отношения. Он, безусловно, являлся искренним и убежденным патриотом Украины. Он хотел видеть свою страну процветающей, сильной. В последнее время принято считать, что украинский патриотизм исповедуют те люди, которых называют бандеровцами и т.д. Это заблуждение. Я, например, себя считаю украинским патриотом и верю, что для моей земли, для моего народа максимальное благополучие возможно только в максимальном единении с Россией. У нас с Юрием Грабовским были разные взгляды на украинский патриотизм, но абсолютно однозначное отношение к украинскому национализму, который сам по себе смешон.

В свои молодые годы Юра активно участвовал в студенческих организациях, студенческих братствах, по-моему даже был главной одного из таких братств. Эти братства были национально-ориентированы, они были ориентированы патриотично, с их точки зрения, даже иногда националистично. Но Юра и его соратники были в то время некими слепыми максималистами, юношескими максималистами…


Кирилл Бенедиктов

А где Грабовский учился – в Киеве?

Андрей Звонарж

До того, как стать юристом, он был врачом-педиатром, закончил медицинский университет (Национальный медицинский университет им. О.О. Богомольца, — К.Б.). Работал в детской поликлинике, потом, уже став моим помощником, заочно учился, получил юридическое образование…

Я хочу, чтобы вы поняли – то, что он был в начале 90х годов активистом национального движения, нисколько нам не мешало, когда он работал моим помощником. Он никогда в жизни не обращался ко мне на украинском языке. Мы общались только по-русски. Он был очень исполнительным, ответственным и честным человеком. И он категорически не воспринимал сегодняшнюю хунту на Украине.

Кирилл Бенедиктов

Можно ли сказать, что это неприятие побудило Юрия Грабовского защищать Анастасию Коваленко, которую СБУ обвиняло в попытке теракта в центре Киева, а с мая 2015 г. — Александра Александрова, которого украинские (да и многие российские) СМИ называют не иначе, как «грушником» — офицером Главного разведывательного управления Министерства обороны РФ?

Андрей Звонарж

Он защищал этих людей не потому, что он адвокат, не потому, что он на этом зарабатывал деньги. Деньги ему были до лампочки. Он защищал свои гражданские принципы. Он был глубоко принципиальным человеком. Он прекрасно понимал, что те события, которые произошли на Украине в феврале 2014 г. – уничтожают нашу страну. Уничтожают Украину.

Он понимал, что попрана Конституция. Разрушены все столпы законодательного основания украинского государства. Одним из первых решений уже неконституционно действующего Верховного Совета – после свержения законно избранного президента Януковича — был роспуск Конституционного суда.

Для меня большим потрясением – положительным, конечно – было увидеть Юру Грабовского, защищающего тех, кого хунта считала своими врагами. В течение последних нескольких лет он защищал тех людей, которые выступали, хоть каким-то образом, против хунты ,или даже не выступали, но почему-то считались неугодными новой власти. Вы знаете, мне непросто об этом говорить, но я горжусь тем, что мне удалось работать с людьми с такой ярко выраженной гражданской позицией.

Многие мои помощники были убиты уже при хунте. 15 апреля 2015 г. был расстрелян у дверей своей квартиры еще один мой бывший помощник, который позже стал народным депутатом Украины — Олег Иванович Калашников. Были помощники, которые получили тюремные сроки. Были помощники, которым выжгли глаза серной кислотой, они теперь слепые. И вот сейчас убили Юру Грабовского.

Буквально совсем недавно – несколько недель назад – Грабовский сказал мне: «Андрей, Украина на сегодняшний день уничтожена. Украина в том виде, в котором мы, украинские патриоты, ее видели совсем недавно, каких-то двадцать лет назад – не существует».

И это правда. Сегодня Украиной руководит – абсолютно легально, ведь нынешняя власть признает, что мы находимся под внешним управлением – то, что у вас в России называется «вашингтонский обком».

Кирилл Бенедиктов

У нас это выражение последнее время используют в более ироническом ключе.

Андрей Звонарж

Каждому здравомыслящему человеку понятно, что никакой Порошенко никогда не был избран президентом Украины. Он был назначен в посольстве Соединенных Штатов. Когда накануне выборов у нас в стране победила якобы демократия, пришли к власти эти оголтелые сорванцы, начали убивать людей, сожгли людей в Доме Профсоюзов… Может быть, у Вас возникает вопрос – почему мы молчим?

Кирилл Бенедиктов

Такой вопрос время от времени возникает у всех моих соотечественников, следящих за событиями на Украине…

Андрей Звонарж

Я тоже был в Доме Профсоюзов в Одессе, внутри. Я очевидец всего этого. Я вышел из горящего здания… меня не тронули бандеровцы. Я видел, как из окна второго этажа горящего здания выпрыгнул человек – он тоже горел. Он выпрыгнул — а это старая сталинская архитектура, второй этаж — это примерно четвертый этаж хрущевки. Он поломал себе ребра, ноги. И я, к сожалению, не мог никоим образом спасти этого человека. Он был живой, и его на моих глазах забили до смерти металлическими палками, арматурой. Я прекрасно понимал – если я сейчас пойду его защищу, я просто лягу рядом. И я не смог ничего сделать.

Почему мы молчим?

Мы живем в условиях тяжелейшей диктатуры – причем, если бы мы понимали, хотя бы, чьей! Ведь диктатура — это же не этот несчастный человек Порошенко которого обязали быть президентом Украины, и который несет антироссийскую ахинею! И не те «лидеры», которых привели к власти в феврале 2014. Мы же прекрасно понимаем, что руководство Украины сегодня – это посольство Соединенных Штатов Америки в Киеве. Любой здравомыслящий человек это понимает.

Даже сегодня, когда на Украине запрещены все российские телеканалы, любая российская пресса, даже оппозиционная, как ни странно… ну, кроме «Эха Москвы», оно единственное разрешено… так вот, даже сегодня, несмотря на два года оголтелой националистической пропаганды, если представить себе, что в Одессе был бы возможен референдум, подобный тому, что два года назад провели в Крыму… я вас уверяю, не менее 85-88 процентов коренных одесситов проголосовали бы за то, чтобы интегрироваться в состав Российской Федерации. Но сегодня нас заставляют молчать. Вы не можете себе даже представить, какое огромное давление оказывается сегодня на тех людей, которые проявляют хотя бы немного свободомыслия.

Я спрашивал у Юры Грабовского незадолго до его смерти, не страшно ли ему. Он сказал – нет, мне не страшно. Это моя позиция. Я спрашивал у другого своего бывшего помощника, Олега Калашникова – почему ты не едешь в Москву? Посмотри, ведь все твои товарищи уже давно там, в России, уже адаптируются, сидят на телеканалах, выступают у микрофонов, вольготно себя чувствуют. И он ответил: а кто же останется здесь? Кто останется здесь?

Это конечно, очень печально – все, о чем мы с вами говорим. Но я бы очень хотел, Кирилл, чтобы вы поняли – не надо огульно думать об Украине так, как некоторые российские пользователи отзываются о нас, гражданах Украины, об одесситах в частности. Вот, мол, у нас Саакашвили, а мы молчим.

Послушайте – нас убивают. Нас сжигают. Мы пытаемся говорить – нам затыкают рты. Вот и еще один конкретный пример. Убили адвоката, защищавшего людей, которых обвиняют в том, что они ГРУ-шные российские шпионы на Украине. Но поверьте — нормальные люди не воспринимают хунту. Мы все прекрасно понимаем, что это анти-украинство. Что антиукраинские силы привели их к власти. Честно говоря, мы все прекрасно понимаем то плачевное состояние, в которое приведена сегодня Украина. Вопреки той зловредной пропаганде, которую они создали.

Я смотрю российские телеканалы – они у нас запрещены, но в интернете-то все доступно… и у меня складывается впечатление, что большинство российских граждан думают: мы все взяли и пошли за хунтой. Нет, нет! Мало того, что не все. Мало того, что малая доля. Нас, трезвомыслящих – гораздо больше. Но мы действительно дезориентированы, напуганы и затравлены. Это правда. Это есть.

Полное интервью
Subscribe
promo mgu68 october 14, 09:34 21
Buy for 110 tokens
Начну с главного: нужна срочная помощь психологу Борису Петухову, который вместе с дочерью занимается психореабилитацией детей Донбасса. Многие знают его по истории Воочонка - мальчика из Донецка, который дил под открытыми обстрелами. Пост создан близким другом семьи психолога, преподавателя и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments