Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Евреев в России гоняли не всегда

Я много раз писал о евреях в России, но в основном уделял внимание их роли в Октябрьской революции и большим количеством оных в РСДРП и других враждебных "царату" организациях. Романовы своими руками загнали евреев в оппозицию - за полтора века ущемлений в правах с апофеозом в виде черносотенцев в начале ХХ века, ничего иного одидатьи не стоило. Тем более, что под каток жидоненавистничества попадали все евреи, а богатых среди них было меньшинство - в начале XX века  коммерческой деятельностью занималось лишь 35 % евреев.

"От врагов Христовых не желаю интересной прибыли", - вердикт Елизаветы Петровны 1742 (кажется) года, вроде бы ясно гласил об отношении Империи к евреям. Причем не к иудеям, а ко всем - даже в третьем поколении крещеных. В 1881—1914 гг.  страну покинули 1 млн. 980 тыс. евреев (78,6 %  - в США). Не удивительно, что евреи массово шли в революционеры. Особенно - в меньшевики, к Аксельроду и Мартову.



На самом  деле евреев в России гоняли не всегда. Был период, когда к евреям в России относились лучше всех в Европе и даже запрещалось именовать их "жидами". Кстати, уже в ХХ веке они сами себя так называли "Мы, представители партии жидов..." (из выступления в Думе).

В результате раздела Речи Посполитой в 1772 году под власть Российской империи попали евреи, проживавшие на территориях Белоруссии. Их было около 50 тысяч. Отношение к ним новых властей было благожелательное.

Российские власти стали рассматривать евреев как отдельное сословие. К примеру, они должны платить одинаковый налог, отличный от ставок как для крестьян, так и для купцов – 1 рубль с души в год (меньше, чем у купцов, но больше, чем у крестьян).


Новые власти восстановили широкие полномочия кагала, урезанные в Польше в 1764 году, т.е. еврейского общинного самоуправления. Эта мера объяснялась тем, что власть стремилась поскорее найти эффективного агента для управления новыми, во многом странными для неё подданными. В стремлении компенсировать собственную бюрократическую слабость власти предпочли восстановить самоуправление евреев, а не отдать контроль над ними местным христианским элитам.

Ряд важных законодательных мер в отношении евреев явно отрадал дух просвещённого абсолютизма Екатерины II. Так, по просьбе евреев Шклова в 1787 году Екатерина запретила слово «жид» как оскорбительное и приказала заменить его в официальных документах словом «еврей». Этого власти с тех пор неизменно придерживались.

Особенно важен указ Екатерины II от 1780 года, тоже изданный по просьбе самих евреев. Указ предписал всем евреям приписаться либо к купеческому, либо к мещанскому сословию, после чего они должны были пользоваться всеми правами и привилегиями этих сословий наряду с их христианскими членами. Это положение противоречило не только польским обычаям, но и вековым традициям Магдебургского права, которое запрещало евреям вступать в ремесленные и купеческие корпорации. Если учесть, что «Патент о толерантности», дарованный Иосифом II евреям Богемии и Моравии, датирован 1781 годом, то пионерский характер указа Екатерины II вполне очевиден.

Слабость указа 1780 года состояла в том, что он предполагал, что все евреи соответствуют именно этим двум категориям – купцам и мещанам, в то время как значительная их часть жила в местечках, не имевших городского статуса. Этот недостаток указа был бы вполне преодолим, если бы число евреев в России не выросло радикальным образом в результате последующих разделов.

Богатые евреи, приписавшиеся к купеческим гильдиям, оказались в 1780-е годы в выигрышном положении по сравнению с остальными купцами. Сенатский указ 1782 года разрешал купцам-евреям, когда того требовали коммерческие интересы, переезжать из одного города в другой, в то время как имперское законодательство запрещало купцам и мещанам покидать города, в которых они были прописаны.

Очень быстро власти столкнулись с типичной реакцией на эмансипаторские меры в отношении евреев, а именно с сопротивлением и протестами христианского населения. Во всех подобных ситуациях по всей Европе как в XVIII, так и в XIX веке правительства первоначально уступали протестам христиан и сохраняли дискриминационные меры в отношении евреев. В России, несмотря на протесты христиан, власти не отменили закона, по которому евреи могли избрать и быть избираемы в местные магистраты. Жалованная грамота городам 1785 года подтвердила право евреев входить во все шесть предусмотренных грамотой разрядов городских жителей, избиравших городскую думу.

В этот непродолжительный период 1780-х годов правовое положение евреев в Российской империи было лучше, чем где бы то ни было в Европе.

Элита евреев, попавших под власть Романовых, переживала в 1770-80-е интенсивный процесс аккультурации, сравнимый с процессами в среде маскилов в Германии. Лидеры еврейской общины активно развивали контакты в среде русской аристократии, получали прибыльные подряды, и благодаря своему богатству и связям, пользовались значительным влиянием.

«Красной линией» отделивший прежнюю свободную жизнь евреев от системы государственных гонений стал императорский указ от 23 декабря 1791 года, в котором купцам-евреям запрещалось проживать и приписываться к купеческим гильдиям за пределами Белоруссии. Но было пока оставлено исключение: кроме появившейся черты оседлости, купцам-евреям дозволялось приписываться к купцам в Екатеринославе (нынешний Днепропетровск) и Крыму. Основанием для такого указа стала жалоба московских купцов, просивших их оградить от конкурентов-евреев.

«Они торговали на своих квартирах или на постоялых дворах качественными товарами германских фабрик, – писал историк Феликс Кандель. – Разносили их по домам и продавали по более низким ценам, чем местные торговцы. И тогда московские купцы пожаловались властям – в «интересах торговли», а отнюдь не из какого-либо к ним (евреям), в рассуждении религии, отвращения или ненависти».

Перемена отношения к евреям Екатерины II именно в 1791году имело объективные причины. На неё итоги Великой французской революции произвели гнетущее впечатление. 27 сентября 1791 года на рассмотрение Национального собрания Франции повторно было внесено предложение о равноправии евреев, которое до того уже было отвергнуто. На этот раз Национальное собрание проголосовало за права евреев, и в сознании российской императрицы эти два факта трагическим образом объединились: падение монархии и получение евреями равноправия.

В 1794 году практика дискриминации евреев была продолжена – на них был введён двойной налог. Он был объявлен как временный, но впоследствии оставлен как постоянный.

Но и эти положения пока оставались посильными для евреев. Так, после изгнания купцов-евреев из Москвы им было позволено уехать в Петербург. В 1802 году купец Ноткин и его единоверцы основали в Петербурге еврейское похоронное братство, которое официально получило землю для еврейского кладбища (там Ноткин и был похоронен в 1804 году). А Иуда Лейба Невахович, автор первого литературного произведения, написанного евреем по-русски, в 1803 году писал, «как евреи благодарны правительству за благодеяния в отношении евреев, и наше положение в империи благоприятнее, чем где-либо в Европе».

Окончательно отношение власти к евреям стало враждебным после второго раздела Речи Посполитой. Тогда Россия получила от 500 до 700 тысяч евреев. Затем было присоединение в 1815 году Царства Польского с 300 тысячами евреев и Бессарабии (1812 год) ещё с 20 тысячами иудеев. Так в Российской империи оказалось более половины евреев Европы.

(Цитаты: Алексей Миллер, «Империя Романовых и национализм», НЛО, 2008)

источник

Tags: Евреи
Subscribe
promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments