Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Власти превращают латвийцев в агрессивных зомби

Прибалтбюро сообщает:

«Я считаю, что сейчас мы больше пугаем своих людей (!) Россией, чем серьезно готовим победу над нежелательным российским влиянием в своем пространстве,» — пишет в NRA публицист Виктор Авотиньш.

Если латвийские официальные круги и СМИ считают, что информационная война действительно реальность, а не игра в виртуальном мире, то и медийную политику, на мой взгляд, надо строить в соответствии со смыслом этих слов. Но если пустое разжигание агрессии и порча воздуха в своем же жизненном пространстве становится не только признаком анонимных интернетных свар, но и стилем СМИ, то победы не будет, — пишет публицист Виктор Авотиньш в NRA, перевод приводит Freecity.

http://vesti.lv/upload/picture/picture/2016_09/354506/le-new_article.jpg?1473837763

Информационную войну определяют и как один из вариантов боевых (!) действий. Таким образом, если признается, что мы действительно находимся в ситуации информационной войны, в первую очередь надо думать о соответствующем арсенале для такой конфронтации.

К примеру, вместо того, чтобы жаловаться, что Латвию продолжает захватывать российское информационное пространство, нам надо подтвердить свою способность вести адекватные сложившейся ситуации, качественные и быстрые боевые действия. Но насколько можно судить по отношению чиновников к общественным СМИ, кажется, что акцент хотят сделать на пропаганду и массы. Хотя победа в этой войне может идти только от народа и реальности. От их качества.


Я считаю, что сейчас мы больше пугаем своих людей (!) Россией, чем серьезно готовим победу над нежелательным российским влиянием в своем пространстве.

Что об этом свидетельствует? Во-первых, СМИ преимущественно заняты созданием эмоционального отношения людей к ситуации. А не объективными фактами и способностью их анализировать.

Во-вторых, наши политики, хоть и объявили информационную войну, но ни капли не позаботились о том, чтобы наши национальные информационные кастрюльки стали сообщающимися сосудами.

В-третьих, в каждой из этих кастрюлек я могу почерпнуть то или другое представление, приемлемое или неприемлемое для себя мнение о происходящем, но прямого и сколько бы то ни было значительного столкновения этих мнений, (желательно профессиональной) конфронтации я в медийном пространстве не вижу годами.

В-четвертых, мы настолько угождаем «большим братьям» и их интересам, что, похоже, не видим двойного дна информационной войны. Того, что борьба между рынками и за рынки для великих мира важнее борьбы политических систем и идей.

Мы в данном контексте выглядим ужасными лицемерами. Кем же еще, если в виртуальном пространстве у нас идет яростная информационная война, а в реальных делах выясняется, что при всех санкциях без доверия и сотрудничества с громко объявленным «врагом номер один» не выжить.

Да, это политика, но, в-пятых, не понятно, какого черта в эту лицемерную игру должно играть общество? Потому что, на мой взгляд, определить какую-то высшую идею, цель того, почему эти отношения именно таковы, до сих пор не смогла ни одна, ни другая воюющая сторона.

Миссию СМИ опять хотят низвести до уровня рупора. Иначе, в-шестых, в нашем медийном пространстве не шли бы постоянные попытки политизировать и частные, и коллективные идеи и инициативы. И если эту идею не высказал «правильный» человек или организация, она публично высмеивается. Важнее не суть идеи, а партийная принадлежность ее автора, его национальность, прошлое…

В свою очередь, стиль, в котором идут дискуссии вокруг Инары Петерсоне или Солвиты Аболтини, тех или других политических или хозяйственных оппонентов, показывает мне, что главным «аргументом» и почти задачей политиков, а заодно и СМИ, становится не возражения по поводу взглядов и действий, их критика, а уничтожение репутации человека как таковой. Для меня это жалкое зрелище. Но… и это можно списать на информационную войну. И безответственную болтовню, и безответственную реакцию на содержание сказанного.

Два украинских фантаста (под общим псевдонином Генри Лайон Олди) считают, что в информационной войне есть раненые, тяжелораненые и убитые. Раненый больше не может адекватно воспринимать чужое мнение. Тяжелораненый не может воспринимать его без ответной агрессии. А убитый больше не может высказывать свое мнение без агрессии.

«С этого момента он – зомби, который набрасывается на нас и ест наши мозги. Если ты от него не сбежишь, если он съест твой мозг, то, братец, тебе конец. Теперь и ты набрасываешься на всех со своей агрессией».

Так какой же, насколько здоровый контингент готовят для информационной войны и победы в ней наши политики и СМИ? Мы можем победить в ней как гражданское, убежденное в качестве своего государства общество. Но пока мы не освободимся от пороков своей гражданственности (в том числе власти) и будем считать, что нам нечем гордиться, наша боеспособность в этой войне будет очень сомнительна.

Tags: Прибалтика
Subscribe
promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments