Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Код УКРАИНА

Автор выражает признательность журналу Ночного Бомбардировщика
за оказание поддержки в публикации данного материала.

Вступление

Что нам известно о происхождении имени Украина? Существующие работы на русском языке не дают четкого однозначного ответа на поставленный вопрос. «Творы (произведения) на украинськой мове» лучше не характеризовать. Нам говорят, что имя это историческое, что оно сопровождает и определяет всю историю Украинского народа. В подтверждение уникальности этого имени в истории ссылаются на упоминание имени Украина под 1187 годом в Ипатьевской летописи, а также указаний на Ukrain(у) в легенде карты Боплана 1648 года. Всего два и между ними почти пятьсот лет «провала в памяти»?

Ю.Зорькин – Вязниковский

Ну, а если заговорили о документах, то что, больше документов нет? Русская история просто изобилует историческими документами, и ограничиваться лишь двумя при таких возможностях заставляет призадуматься — а не умысел ли какой, или есть что скрывать? С другой стороны, для нормального человека рассуждения об Украине – окраине, закраине –  «Летопись самовидца» неизвестного автора, «История Украины» от Михаила Грушевского, «Украина Русь» от поляка Свенцицкого и тому подобного ничего не объясняют, это — не документы, а лишь точка зрения, в лучшем случае. Да и летопись, и карта говорят не об имени, а всего лишь о названии.

Нельзя сказать, что обоснованные ответы на некоторые из вопросов, связанных с историей появления имени Украина, не пытались дать в прошлом. Речь, к сожалению, не идет о русских историках XIX ст.


Весьма вероятно, что первым, попытавшимся дать объяснение интересующего нас явления был польский просветитель Тадеуш Чацкий (1765- 1813), основатель Волынского лицея в Кременце, на базе которого позже будет создан Киевский университет. Он интересовался историей появления имени «Украина» и в 1801 году издал работу "O nazwisku Ukrainy i początku Kozaków"[i] [1]., в которой широко использовал известные в то время польские источники. Конечно, отдельные предположения Чацкого, вроде того, что «Украину, то есть земли по обеим сторонам Днепра можно считать отчизной Укров (Угров)» или «…есть также суждение, что это название могли дать греки, потому что Oukrakos - означает бесплодный или бесполезный», лишь этимологические упражнения, но они — исключение.

Как заметил в отношении этих упражнений Т. Чацкого другой известный польский историк и педагог Юлиан Бартошевич (1821-1870):

«нет ничего забавнее на свете чем этимологические выводы наших старых историков».

В начале своей деятельности он некоторое время преподавал историю во II Варшавской гимназии, где его учеником был будущий знаменитый писатель Генрик Сенкевич.

Пожалуй Бартошевич первый, кто серьезно подошел к нашему вопросу, и в этом ему во многом помогла работа Т. Чацкого. По теме происхождения имени «Украина» в 1864 году он написал очень хорошее исследование "Co znaczyla I gdzie byla Ukraina?"[ii] [2].

Польский историк с мировым именем, авторитетный славист Александр В. Яблоновский (1829-1913) разделял выводы Ю. Бартошевича об истории происхождения имени «Украина». А. Яблоновский прекрасный знаток истории и географии Юго-Западной Руси использовал эти выводы в ряде своих работ по истории Польши.

По этой теме еще следовало отметить работы активного участника польского восстания 1863 г. историка и писателя, Франтишека Гавронского (1836-1930). Он редактировал Виленский журнал «Литва и Русь». С 1910 г издавал в Львове журнал «Русь», посвященный истории польско-русинских отношений. Кстати, причиной начала издания этого львовского журнала он называет

«потребность в защите нашей истории от клеветы и фальши, которую обрушили на неё разнузданные русские историки с подачи Михаила Грушевского, профессора Львовского университета».

Как видим, это были люди выдающиеся и Украине совсем не чужие. Раз уж «свои» не изучали генезис имени «Украина», то познакомимся с тем, что писали по этому поводу польские историки. Попутно взглянем на историю этого вопроса со стороны дня сегодняшнего.

Ч. I. Как появились украины и что означали

1.1 Украины в ассортименте

Все работы указанных историков непротиворечиво и последовательно  дополняют друг друга. С середины XIX столетия работы польских историков в своем анализе опираются на фактический материал многочисленных доступных в то время исторических документов.

Польские исследователи единодушны в том, что в ранней истории имя «Украина» не являлось историческим именем, то есть оно не являлось единичным выражением, которое использовалось в исторических повествованиях для обозначения имен участников и объяснения их поступков. Проще говоря, «Украина» в ранних упоминаниях документов является не именем, а простым названием, применяемым к любым объектам, имеющим некое общее свойство. Другими словами, являясь существительным, название «украина» на раннем этапе истории в документах употребляется в форме имени нарицательного, а не в форме имени собственного.

В отношении названия «украина» Т. Чацкий все-таки сделал серьезные выводы. Так он пишет:

«Имя Украины является новым, появившимся в последние годы XV столетия. При Александре (Ягеллончике) было название пустынная крайна, потом Украина. Король Стефан пограничные крайны против Турок называл Украиной».

Разыскивая следы Украины в эпоху Геродота, Чацкий все же понимал, что забрался далеко, и потому он предполагает, что истоки «

выражения Украина очень трудно трактовать, что Украина это земля где-то на краю, находящаяся на конце, за которым начинается иная земля, иное владение, сосед Речи Посполитой».

«Не случайно, - продолжает Чацкий, - наша Украина приравнивается к немецкой Marchii, т. е. «марке».

Речь здесь идет о польском смысловом наполнении названия «украина», как земель где-то на краю Польши. На раннем этапе в польском языке в этом значении появляется другое слово – «крайна».

Для латинского названия «Marchie» или немецкого «mark» в Европе смысл «пограничный, дальний» исторически определено. В Википедии пишется, что

«Марка (нем.Mark, фр.Marche)— слово, произошедшее от древнегерманского «marcha» («граница»), у древних германцев первоначально означала границу как частных владений, так и государственных территорий, а произведенное от неё слово marchio обозначало опасную пограничную область Каролингской державы. Во главе марки стоял маркграф. Соответственно этому и самые пограничные провинции назывались марка (Dänemark— Дания,  Steiermark— Штирия)».

Из других источников можем уточнить, что

«для обозначения земель удаленных, пограничных областей, за которыми нет владений и служащими для защиты империи[iii] со времен Карла Великого (768-814) использовалось название «marka» (нем.). Наделенный властью графа или герцога королевский чиновник в такой пограничной области именовался маркграфом. Маркграфства и пограничные герцогства эпохи Каролингов со временем слились с наследственными герцогствами и исчезли. В эпоху империи из Саксонской династии (919-1024) были созданы новые маркграфства, например марки Мейсенская, Лужицкая (или Восточная), Баварско – Восточная, Крайнская, Штирийская. До 19 ст. все маркграфства в Священной Римской Империи (до 1806 года) либо прекратили свое существование, либо заняли более высокое положение [3].

Как видим в X-XI веках «марки» Священной Римской Империи весьма распространены землях граничивших с областями проживания славянского населения. Со стороны славян подобные области могли называться «крайнами», «краинами». Если установить соответствие между славянскими названиями «крайна», «краина» и немецким «марка», тогда и значение «пограничный, рубежный» для славянского названия «край» будет правомерным. Отсюда не далеко и до однокоренной «украины».

Указание Чацкого на тождественность польского понятия «украина» немецкой «марке» оказалось чрезвычайно полезным не столько с точки зрения этимологии простого названия «украина», сколько для прояснения истории происхождения и смыслового наполнения простого славянского названия «край». Работавший на полвека позднее польский историк Ю. Бартошевич располагал новыми документами и подтвердил указанное соответствие, попутно прояснив, чем характерна местность именуемая «край». В дальнейшем ссылаясь на Юлиана Бартошевича, даем сведения из его работы 1864 года "Co znaczyla I gdzie byla Ukraina?" помещенной в 11-ти томном собрании его сочинений [2].

Бартошевич пишет, что с запада польских земель были немцы, которые несли Польше цивилизацию, люди свободно перемещались, не было стен и кордонов. Здесь не было границы в сегодняшнем понимании, отсутствовало и соседство с дикими народами, люди были единой христианской культуры. Возделанные земли присутствовали с обеих сторон. Здесь он и находит славянский аналог латинской марки – «Краину», «Крайна». В подтверждение того, что в Польше немецкие пограничные земли со славянской стороны в ранние времена назывались «Краинами», Ю. Бартошевич ссылается на два недавно открытых документа.

Это указ короля Фредерика данного в марте 1226 года в Римини, где говорится:

«providere déterra, quae vocatur Colmen, et in alia terra inter Marchiam suam videlicet et confinia Prutenorum». Речь идет о «земле между маркой и границей собственно Пруссии»,

немецком пограничье в польской области Силезия.

В свою очередь польское население называет эту землю «Краина». В подтверждение этого Бартошевич приводит привилей (указ) епископа Куявского 1350 года, где для той же области используется

«выражение: «in villa mense nostre episcopalis Dobrzewicze dicta, in districtu, qui Crayna dicitur vulgariter». (Cod.dipl.Rzyszcz.II, str.289)». То есть, «эта область в нашей стране в просторечии называется Краина».

Бартошевич пишет что

«имеем то польское название пограничья, которое было известно при Пястах (X-XIV вв.). Имеем и доказательство того, что пограничная земля и Краина есть одно и то же выражение, по крайней мере, применительно к Добринской земле[iv].

Эта область в Пруссии славянским населением именовалась Krajna (в документах также Croja, Kroja, Krayen, Kraine, Krajna). Она была густо населена, военные конфликты были эпизодичными, а население с обеих сторон было христианским и близким по культуре.

«Хотя с немецкой стороны, - пишет Бартошевич, - и присутствовали крепостные стены, польская сторона показывала только сельскую природу перемежаемую городами и лесами».

Сейчас бы у нас назвали это пограничье цветущим краем.

Польские историки указывают, что появление этого названия могло быть инициировано самим духом славянского языка, и потому родственные ему названия сближены с ним звучанием, и их можно найти у разных славянских народов. Они полагают, что родившееся в ранней истории славян простое название «край» в значении дальней земли чьих-либо владений явилось основой для простого русского выражения «украина». Для утверждения о тождественности славянского названия «край» и русского «украйна» в XII-XIII вв. важно еще и совпадение их характерных особенностей – наличие многолюдного населения и обработанных земель, культурная христианская однородность соседствующего населения, и, как ни странно, отсутствие границ.

Уже с XII века на Руси простое названия «украйна», «украина» наблюдаем в достаточном ассортименте в разных местах обширных земель. Причем, название «украйна» не является именем некой «самостоятельной» территории, а употребляется как указание на отдаленную землю в чьих-то владениях, чью-то «украйну».

В известной уже Ипатьевской летописи [4] под 1187 годом «Оукраина» упоминается в связи со смертью Переяславского князя Володимира Глебовича.

Двумя годами позднее (1189) другой русский князь Ростислав едет «к Оукраине Галичской» где захватывает два города, а потом едет в противоположном направлении – на запад.

Последующие упоминания Украйны в русской летописи относятся к окрестностям города Хелм (ранее русский город Холм).

В стычке князя Даниила с Лешком (Лешеком) в Галицко-Волынской летописи (1217 год) говорится, что князь отобрал у Лешека города

«Берестей (сейчас Брест), и Угровеск (еще Ухруск, Угровск вблизи Хелма), и Верещин, и Столпье, Комов, и всю Оукраиноу».

А ведь это уже юго-западное пограничье в окрестности Хелма.

На самом рубеже с Лехией под 1282 годом упоминается «село на Въкраиници (под) именемь Воинь». Теперь это польский город Wohyn в 60 км. севернее польского города Люблина.

Все эти Оукраин[ы] густо заселены христианским народом близкой культуры, в них полно городов, их возделанные земли лишены границ, и народ может свободно перемещаться. Поэтому в эту эпоху русское простое название «украина» является полным аналогом славянскому простому названию «край». Как в славянских странах полно «краин», так и на Руси не одна «украйна». В Ипатьевской летописи слово Украина не относится к имени какой-либо земли, а только к дальней окраине чьих-то владений, и является простым названием.

С другой стороны, отметим, что личных имен земель (территориальных имен) в летописи достаточно много. Судите сами.

Собственное имя края Полесье в этой летописи упоминается под 1274 годом, когда татары шли на Литву и призывали к себе русских князей:

«Мстислав не присягал, но шел от Копыля воюя по Полесью».

Расположенный южнее Полесья край Волынь упоминается «Велынской землею» под 1174годом (под 1224 Велынцы), в ней княжеская столица город Луцк.

Подолье в летописи еще нигде не упоминается.

На запад от Волыни находился Галич, на восток Киев. В Ипатьевской летописи под 1174 годом окрестности Киева именуются Русской землей в точном значении этого слова. С этого времени они, похоже, связаны, и имя «Русская земля» для Киевского края той же категории, что и «Волынская земля» для Луцкого.

Как давнее воспоминание под 1224 годом перед порогами на Днепре упоминается Варяжский остров.

Таким образом, до конца XIII в. имя «Украина» еще не объявилось и никакие события в истории с этим именем до этой эпохи никак не связываются.

2.1 Украина nova

Однако общеизвестно, что к концу XVII столетия наряду с общепринятыми именами краёв Волынь и Подолье для ряда обширных земель в бассейне Днепра применялось имя Украина. В географических справочниках XVIII века оно указывается как имя целого края. Значит, искать его следы надо между 13 и 17 веками.

Для нас представляют интерес сведения об имени Украина даваемые во втором издании «Encyclopedia Britannica» [5], которое на тот момент являлось самым авторитетным справочником и почти современником эпохи рождения этого имени. Статья об Украине короткая, но ёмкая – «Украина, провинция Московии, лежащая севернее Малой Татарии, названая так потому, что является фортом против Турции».

Рисунок 1. Статья «Украина» в «Encyclopedia Britannica» 1773 года.

Тогда в состав Турции входили земли в Азии, Малой Азии и Европе. Её владения - Крым и Причерноморские степи, называемые Малой Татарией, контролировались тогдашним турецким союзником — татарами. Вряд ли край разоряемый военными действиями можно было считать цветущим «Краем», каковой смысл вкладывался в русское понятие «край» начиная с XII-XIII вв. Хотя, «провинция», как земля удаленная от столицы, от культурного центра, имеет сродство с названием «Оукраина» в смысле дальнего «края». Но что делать с «фортом», с крепостью, с понятием оборона? Вопрос с «крепостью» станет гораздо яснее, если вспомнить предположения Чацкого в отношении Стефана Батория, но это еще надо прояснить.

Пока понятно, что нелепо искать следы имени Украина в ранней истории Русского государства. Да, похожие на это имя простые названия упоминаются в Ипатьевской летописи, но выводить связь этих названий с именем Украина преждевременно, потому что лет через двести на просторах бывшей центральной Руси появится новое и тоже простое название «украина», которое историки и связывают с именем «Украина».

Все польские историки единодушно указывают на то, что на рубеже XV столетия в межгосударственных документах (иначе, в столичных канцеляриях) Великого княжества Московского и Великого княжества Литовского появилось новое простое слово «украина». Его смысловое наполнение кардинально отличается от значения простого названия «край», с которым они «стыкуются» лишь в значении «конец владений, дальние ненаселенные земли владений». В новом значении это название обозначает пустынные, незаселенные земли на дальних границах княжеств, лежащих на пути возможных татарских набегов. Такие нецивилизованные места, где почти никто не живет, даже сейчас не назвали бы « цветущим краем». Причем простое название «украина» применялось к рубежной области лишь в том случае, если она охранялась. Под охраной подразумевалось наличие системы обороны рубежей от татар. В противном случае эта область называлась просто границей, межой, гранью и т. п.

В Московском княжестве такая система обороны начала зарождаться в эпоху выхода его расширяющихся границ к областям активности Орды. Степные участки границы лишенные природных оборонительных препятствий защищались искусственными сооружениями – засеками, валами, рвами, крепостями. Свое развитие в Московском государстве эта система получила к середине XVI столетия и вылилась в создание пограничной стражи. Везде, где была вероятность появления отрядов Орды, Москва ставила укрепленные города для обороны.

В отношении Литовского княжества такого сказать нельзя. Ю. Бартошевич утверждает, что

«Литва такие города не ставила и только призывала своих наместников и воевод думать над охраной границ. [2].

Польские историки, исследуя источники, относящиеся к названию «украина», рассматривают степные просторы Поднепровья, резонно полагая, что имя «Украина», как название земель Речи Посполитой, появилось из простого названия «украина», имевшего хождение в Литве, а затем и в Польше. Подобное «сужение» области хождения названия «украина» неоправданно с точки зрения выяснения содержания и характеристик простого названия «украина», но обосновано с позиций выяснения истории возникновения в Польше имени Украина.

По поводу ранней истории названия «украина» историк А. Яблоновский говорит:

«Ukraina - название не столько историческое, сколько простое, данное степным областям южной Руси ограниченых нижним бассейном рек Днепра и Буга. Это русское название все же относительно позднего происхождения. В древнерусскую, до монгольскую эпоху оно вообще не появлялось. Даже в литовскую эпоху удельного владения Киевом князьями Олельковичами не слышно ни о чем подобном .Это вполне понятно, потому что тогдашнее Киевское княжество пользовалось ещё уверенной самостоятельностью, являясь родовым гнездом рода Гидиминовичей и лишь номинально находилось под властью Литвы.

После того как в 1471 году самостоятельность этого удельного княжества была упразднена, «земля киевская» была заменена на воеводство и непосредственно присоединена к Литве, тогда стала она фактически её южной «украиной», южным «уграничьем» [6].

Однако  почти все польские историки соглашаются с тем, что простому названию «украина» в форме существительного предшествовало появление прилагательного «украинный».

«Этот термин, - продолжает далее Яблоновский, - в своё время первоначально использовался как прилагательное. Оно далеко опередило свою форму имени существительного. Первыми известными были «украинные люди, «разбой украинный», а совсем не «Украина». Не следует забывать что это, используемое в Литовской Руси название также было известно как «украина» в Московском царстве и многократно использовалось в перечне из многих «украин».

В Московском царстве оно использовалось как название многочисленных укреплений на границе с Ордой.

Получив эти предварительные общие сведения, есть смысл обратиться к документам.

В 1449 году Московский князь Василий Васильевич заключил с Казимиром Ягеллончиком договор, по которому Смоленск, Мценск и Любутск оставались в Литве, Ржев при Москве, а Новгород и Псков выводились из-под литовского влияния.

В договорной грамоте Великого князя Московского Василия Васильевича и его удельных князей Можайского, Верейского и Боровского с королем Польским и Великим князем Литовским Казимиром от 31 августа 1449 года Московский князь пишет:

«А пойдут, брате, Татарове на наши украинные места, и князьям нашим и воеводам нашим, украинным людям, сославиться[v], да боронитися им обоим за одного. А в вотчину, брате, у твою…ни у Смоленск, ни во все Смоленские места что издавна к Смоленску тянулись, ни в Любутеск, ни во Мценск, ни во все у твои украинные места, что издавна к тем городам тянулись, не вступать» [7].

Рисунок 2. Фрагмент договорной грамоты Василия Васильевича, от 31августа 1449 г. о которой говорится в тексте.

В этом Московском документе в первый раз и встречаются выражения «украинные места» и «украинные люди».

Второй раз новые слова употреблены в Московском церковном документе 1452 года....

Прошу прощения, но материал слишком объемен для формата ЖЖ. Продолжение здесь. Вообще. в разделе "История" в НАСПРАВДИ будут регулярно появляться аполитичные исторические исследования.
Tags: Грушевский, История Украины, Насправди
Subscribe
promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments