Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Category:

Почему бегут французы

Сегодня по всему миру насчитывается более 2 миллионов французских экспатов. Андре Беркофф (André Bercoff) и Дебора Кюльбах (Deborah Kulbach) решили предоставить им слово на страницах французской Atlantico, чтобы лучше понять их мотивы. И узнали для себя много нового. Отрывок из книги «Я пришел сказать, что уезжаю» (Je suis venu te dire que je m’en vais).
https://images-na.ssl-images-amazon.com/images/I/41yW2zEXgAL.jpg
Если прочитанное пришлось вам не по вкусу, у вас может возникнуть мысль, не входим ли мы в число ненавистников Франции, ворчливых и озлобленных пророков грядущих катастроф, которые твердо решили любыми путями очернить образ этой прекрасной страны зеленых лесов, великолепных гор, изящных соборов, блистательных поместий и 400 сортов сыра. Нет, мы прекрасно помним, что Франция — пятая мировая держава, куда стекаются толпы туристов со всего мира ради искусства жить, прекрасных памятников, великолепной кухни и вина, и культурной жизни, которая, несмотря ни на что, остается динамичной и разнообразной.

Но именно в этом и заключается главная мысль нашей книги. Это благословенная страна, которая так далека от лежащего на половине планеты ярма диктатур и бедности, далека от ураганов и цунами, химических войн и религиозной резни. Эта страна по-прежнему влечет толпы африканских мигрантов, стремящихся вдохнуть воздух свободы людей из Восточной Европы, нуворишей из развивающихся стран, которые хотят приобщиться к искусству жить, одеваться и покупать. В этой стране можно учиться, лечиться и рожать детей практически бесплатно. Да, но сотни тысяч ее граждан последнее время только и думают о том, чтобы уехать. Система уже не работает.

Сначала мы думали, что она полностью вышла из строя, однако недавно нам стало ясно, что она стала прикрытием для раскола управляющего механизма Франции сразу на три части. Первая стоит на службе богатых и всех протеже государственной власти. Вторая великодушно принимает у себя иммигрантов и нелегалов и щедро делится с ними услугами, льготами и пособиями. Третья же должна заниматься средним классом, небольшими фермерами, торговцами и ремесленниками, трудящими без устойчивой занятости и безработными. И вот она-то как раз практически не работает. Время от времени у нас пытаются задобрить людей громкими заявлениями насчет восстановления занятости, роста покупательной способности и т.д., которые в конечном итоге неизменно оборачиваются пшиком.

Эта территория невзгод и неуверенности в завтрашнем дне, молчаливой конфронтации тех, кто приходит, и тех, кто уходит, становится теневой зоной, terra incognita экспатриации. Официально такой проблемы вовсе не существует: никто не осмелится поднять вопрос постепенной смены населения из страха сойти за отпетого реакционера, потерявшего последний стыд расиста, место которому на самых задворках истории. Мы можем с уверенностью говорить, что соображения подобного рода не имеют ничего общего с мотивами отправившихся за границу людей. Тем не менее, достаточно пройтись по Twitter, Facebook и блогам, чтобы понять, что за молчанием СМИ скрывается реальное беспокойство людей, от которого нельзя просто так отмахиваться под тем лишь предлогом, что оно якобы бестактно и неуместно. Если прятать голову в песок, настоящего положения дел это никак не изменит. Вот, что пишет, например, по этому поводу Point.fr:

«Нет большего слепца чем тот, кто не хочет видеть. Мы поймем это через десять лет, когда будет уже слишком поздно. Любая страна, которая принимает у себя в приоритетном порядке молодых людей с хорошим техническим и интеллектуальным багажом (это касается, например, Канады и Австралии), поступает расистски, потому что практикует сегрегацию. Все это так не похоже на Францию, благородную и щедрую нацию, которая принимает всех страдальцев. Для молодых людей это побег не от налогов, а от образа жизни и „французского духа“. Пробуждение будет малоприятным».

«Во Франции, по сути, ничего нельзя исправить с точки зрения отсутствия безопасности и уверенности в завтрашнем дне. Нью-Йорк был городом насилия, наркодилеров, проституции и неправовых зон. Тем не менее, благодаря новой жесткой стратегии „большое яблоко“ всего за 15 лет стало одним из самых безопасных городов в мире. Наша же страна будет и дальше катиться под откос как минимум ближайшие 20 лет. Попытайтесь сделать что-то с царящей повсюду преступностью, и вас немедленно обвинят в дискриминации. Попустительство убивает Францию. Точно так же, как окостенение рынка труда разрушает ее экономику».

«У этой проблемы есть одна сторона, которую я хорошо понимаю, потому что некоторые из моих друзей уехали в Азию. Они попросту не хотели жить в городе, где после девяти вечера страшно даже зайти в метро».

«Полиции давно пора начать делать свою работу, а не сразу же отпускать на свободу преступников после их задержания».

Получается, что это стремление уехать из Франции связано с причинами, которые не имеют ничего общего с карьерой, стремлением заработать деньги и добиться лучших условий жизни, страстью к приключениям и новизне... Нет, виной всему отсутствие безопасности, раздражение по поводу засилья двойных стандартов и столкновение культур. Мы неоднократно могли в этом убедиться. В определенный момент беседы люди всех возрастов теряли самообладание и говорили что-то вроде этого: «Кроме того, помимо всех тех причин, о которых я вам говорил, есть и еще одна... Только, пожалуйста, не нужно меня цитировать, потому что мне не нужны неприятности...»

И они начинали рассуждать о бесконтрольной иммиграции, подъездах, в которые страшно зайти, рассказах детей об ужасах в школах, районах, где становится не по себе... Постепенно их речь звучала все быстрее и жестче: они никак не могут понять, почему в СМИ и повсюду вокруг мучителей выставляют жертвами, а жертв — мучителями. Почему у преступников есть право делать все, что им вздумается, раз они живут в неблагоприятной среде, а простому французу остается лишь заткнуться и молча терпеть оскорбления. Пусть даже сторонникам политкорректности и самоцензуры подобное и придется не по вкусу, мы слишком часто слышали такие аргументы, чтобы свести эмиграцию лишь к стремлению заработать деньги...

Андре Беркофф (André Bercoff), писатель, журналист, телеведущий.

Дебора Кюльбах (Deborah Kulbach) более десяти лет работала в различных международных организациях, в том числе МВФ, Всемирном банке и Европейской комиссии.

Tags: Франция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment