Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Полковник КГБ о бандеровцах

Борьба с бандеровским подпольем, которая шла на Западной Украине, многократно описана в исторической и художественной литературе, о ней сняты фильмы – достаточно вспомнить одну из серий «Государственной границы». Однако живых свидетелей кровавой войны, которая шла уже после Великой Отечественной, сегодня практически не осталось. Почти 70 лет прошло, кто-то умер, да и Новокузнецк находится достаточно далеко от западных границ бывшего СССР. Тем не менее, нам удалось пообщаться с Василием Андреевичем Симкиным, полковником КГБ в отставке. Ему 92 года, он в здравом уме и в прекрасной физической форме. В квартире турник, на котором он регулярно подтягивается, велотренажёр. Когда мы пришли к нему в гости, он надел китель с орденами Красной звезды и Великой Отечественной войны.

http://novotv.ru/view/newspaper_images/199/32536.jpg
– Василий Андреевич, прекрасно выглядите для 92 лет, спортом занимаетесь...

– Стараюсь, в январе мне 93 исполнится.

– Сегодня много говорится о событиях на Украине, о том, что было после войны и что происходит сейчас. Вы один из немногих людей в Кузбассе, кто реально боролся с бандеровским подпольем. Расскажите, как Вы оказались на Украине.

– Начну со своей биографии. Перед войной учился я в горном техникуме в Прокопьевске. 23 июня нас собрали и сказали, что началась война. Программу обучения сильно изменили. Во-первых, много начали отдавать времени военной подготовке, во-вторых, мы, студенты, начали работать на шахте. Время было тяжёлое. Продуктов не хватало, кого-то из моих одногруппников подкармливали родные, вот они картошкой с нами делились. Учились, работали, снова учились, выходных практически не было. В 1943 году, когда пришло время призыва в армию, собрали нас в военкомате. Все хотели на фронт, но военком нас построил и сказал, что работников угольной отрасли на фронт больше призывать не будут – «бронь». Мы: «Какая «бронь»? На фронт хотим». Но призывать нас даже добровольцами не стали. Хотел я тогда поступить в Сибирский металлургический институт, сдал вступительные экзамены, но условие было жёсткое – либо учиться, либо работать. Совмещать не разрешали. Пришлось выбрать работу, так я и стал профессиональным шахтёром.

http://novotv.ru/view/newspaper_images/199/10070.jpg


Работал на шахтах в Прокопьевске, в Осинниках. Потом пришёл ко мне человек из Госбезопасности, побеседовал. Я особого внимания разговору не придал. А потом комсорг наш мне сказал: «Хотят тебя в «органы» пригласить работать». Я и согласился.

Это сегодня, прежде чем ты становишься профессиональным чекистом, тебя обучают азам профессии. А тогда присвоили мне младшего лейтенанта как человеку, окончившему техникум, и отправили вскоре на Западную Украину.

– Знали, что там происходит?

– Приблизительно. Нас, конечно, проинструктировали, что действует бандеровское подполье. В Москве даже переодели. Мне дали фуражку лётчика для конспирации (по официальной версии я не к госбезопасности отношение имел, а к военно-воздушным силам) и отправили в Городок, это населённый пункт в Львовской области.

– Стрелять-то научили хотя бы?

– Стрелять – да, на стрельбище бывали. Вообще туда со всего СССР людей отправляли, разных возрастов, и пожилые чекисты были. А ситуация там сложная была. Границы как таковой между Советским Союзом и Польшей не было. Бандеровцы шастали по лесам. Воевали на Западной Украине, отлеживаться уходили в приграничные районы Польши. Сложно было понять, кто враг, кто друг. С помощниками приходилось по ночам в каких-то оврагах встречаться. Отношение к русским было просто страшное – пришлось спасать двух девчонок-учительниц, которых из средней полосы России отправили русский язык преподавать. Им сначала угрожали, потом дверь пытались выбить, дом поджечь...

– Орден Красной Звезды, я так понимаю, за работу на Западной Украине получили?

– Да, поступила к нам информация, что бандеровская боёвка (подразделение боевиков Украинской повстанческой армии – прим. автора) заночевала на хуторе. Мне придали группу армейцев, и пошли мы этот хутор проверять. Я с ППШ, два магазина ещё в голенища сапог засунул. Вроде нет их. Остался один дом. Окна тёмные. Я солдатам говорю: «Окружайте дом». И, к сожалению, не проконтролировал исполнение команды. Они дом обошли и встали у входа. Открывает дверь хозяин. «Есть кто?» – спрашиваю. «Нема», – хозяин отвечает. И тут у него из-за спины очередь автоматная. Одна пуля – мне в грудь, одна по лбу скользнула, третья пробила лицо и выбила глаз. Самое главное, что я не сразу понял, что ранен. Моментально открываю огонь в ответ, в дверную щель. Хозяина ранил первыми выстрелами, стволом повёл чуть, ещё очередь дал, по крикам понял, что ещё в кого-то попал. Удалось бы открыть дверь, наверное, всех бы положил. Но чувствую, один глаз не видит, кровь льется. Откатился за какую-то кучу. Сержант-армеец мне говорит: «Товарищ младший лейтенант, вы ранены серьёзно». А я ему: «Что стоишь, окна, окна перекрывайте!» А бандеровцы через эти окна драпанули: вытащили раненного боевика, в которого я попал, и начали в лес уходить. Оказывается, окна у них завешаны плотно были, и они у этого хозяина, который их регулярно принимал, были на постое. Если бы армейцы мой приказ выполнили и окна перекрыли, мы бы их здесь на месте взяли. А так пришлось преследовать.

– Вы с ранениями преследовали?

– Нет, конечно. Из города подошла подмога, меня – в госпиталь на грузовике. Вскоре узнал, что раненного мной боевика взяли в ближайшей деревне, а позже и всю боёвку ликвидировали. Вот за эту операцию мне дали орден Красной Звезды, а затем как участнику ликвидации банд подполья – орден Великой Отечественной. Приравняли к фронтовикам. Получил инвалидность в 22 года, глаз-то мне бандеровец пулей выбил. В итоге, оставили меня в органах.

– Вернули в Сталинск?

– Не сразу, какое-то время я оставался на Украине, участвовал в операциях против бандеровцев, но уже без стрельбы. А потом – да, приехал в родной город и до самой пенсии прослужил в отделе Управления КГБ СССР по Новокузнецку.

– Не жалеете, что в «органы» пошли?

– Нет, конечно. Если бы я на шахте остался, угольным генералом вряд ли стал, а в «органах» я стал полковником (смеётся)

– Что пожелаете молодым сотрудникам?

– Честными быть, самое главное.
Tags: УПА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment