Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Донецк: эвакуация вузов, российские дипломы и профессора-«террористы»

Для донецких вузов 2014 год стал одним из главных рубежей за всю историю их существования. Конфликт на юго-востоке Украины не просто ударил по системе высшего образования в Донецкой области — он поставил перед выбором каждого отдельного студента, каждого преподавателя, каждого сотрудника вуза. Большинство из них остро реагировали на происходящее. Но тема вузов ДНР интересует не только людей, имеющих к ним непосредственное отношение. Аналитический портал RuBaltic.Ru рассказывает о том, что происходило и происходит в сфере высшего образования в Донбассе.

https://www.rubaltic.ru/upload/fastimage/1f8/1f8278e9e27c921ed26d8d2a74058654.jpg

Дела довоенные

После развала Советского Союза за Донбассом закрепилась репутация не только промышленного и спортивного центра, но и региона, в котором можно получить качественное высшее образование. В авангарде образовательного процесса традиционно стояли представители технических специальностей: в общеукраинском рейтинге высших учебных заведений «Компас‑2013» Донецкий национальный технический университет разделил четвертое место с Киево-Могилянской академией и «Львовской политехникой».

О качестве и востребованности донбасского образования свидетельствует и общая динамика развития региона. Донецкая область остается самой густонаселенной на Украине, опережая ближайшего «преследователя» (Днепропетровскую область) более чем на миллион человек. В условиях постсоветской деградации государства Донбасс сумел сохранить тяжелую промышленность, горнодобывающие предприятия, престижные медицинские учреждения, крупные железнодорожные узлы.

Кроме того, в последние годы здесь активно развивался банковский сектор экономики, а до начала войны украинская версия журнала Forbes два года подряд (в 2012 и 2013 годах) признавала Донецк лучшим городом Украины для ведения бизнеса. «Столица Донбасса продолжает благоустраиваться, а наличие в ней штаб-квартир нескольких крупнейших работодателей страны служит магнитом для талантов из других регионов, включая Киев, — писал “Forbes Украина”. — Неудивительно, что Донецк — один из немногих украинских городов, которому удалось остановить убыль населения».


Достаточно сказать, что Донбасс был «житницей» влиятельнейших в стране донецких олигархов. Работа крупных производств стимулировала процесс подготовки новых кадров и благоприятствовала развитию других сфер (медицины, культуры, туризма и так далее). Проще говоря, вузы Донецкой области не были оторваны от реальности, перед ними стояли конкретные задачи, студенты видели перспективу получения высшего образования.

Эвакуация или профанация?

Провозглашение Донецкой республики в апреле 2014 года поначалу никак не отразилось на деятельности местных учебных заведений. Школы и вузы худо-бедно дотянули до конца семестра, выдали выпускникам аттестаты и дипломы украинского образца и начали подготовку к новому учебному году.

Вступительную кампанию осложнила новость о том, что Внешнее независимое оценивание (аналог российского ЕГЭ) в Донецкой и Луганской областях проводиться не будет, абитуриентам предлагалось пройти тестирование в других регионах. Разумеется, этой возможностью воспользовались не все. Вопрос, как быть выпускникам, не сдавшим ВНО, повис в воздухе. В итоге из двух возможных вариантов: проведения вступительных экзаменов и зачисления по баллам школьного аттестата — руководители донецких вузов выбрали второй.

1 сентября города Донбасса только начинали приходить в себя после августовской фазы боевых действий, поэтому начало учебного процесса здесь перенесли на октябрь. При этом вузы де-юре оставались украинскими. Могла возникнуть ситуация, при которой учебные заведения на неподконтрольной Киеву территории подчинялись бы Министерству образования и науки Украины (подобно украинским предприятиям, которые вплоть до 2017 года работали в непризнанных республиках Донбасса). Но ни одну из сторон, похоже, это не устраивало.

Первым камнем преткновения стал Донецкий национальный университет: власти самопровозглашенных республик пытались добиться лояльности его ректората, а министр образования Сергей Квит 24 сентября объявил о подготовке проекта перевода ДонНУ в другой город.

Процесс перевода вузов формально «вписывается» в решение Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) об эвакуации всех украинских государственных учреждений, которое президент Петр Порошенко утвердил лишь 14 ноября 2014 года. Но для того же ДонНУ процесс начался раньше.

Началу «эвакуации» предшествовал разговор Сергея Квита с обеспокоенным ректором Романом Гринюком, в ходе которого, видимо, и было принято спонтанное решение сменить «прописку» вуза. На спонтанность указывает хотя бы тот факт, что единого плана эвакуации вузов Донбасса у Министерства образования и науки не было — разные заведения «переезжали» в разное время.

Проблемы, впрочем, у всех были одинаковые: на новом месте не оказалось ни помещений, ни жилья, ни материально-технической базы для обучения студентов. То есть пресловутая эвакуация прошла только по бумагам: сотрудникам вузов просто предписали выехать на «материковую» Украину, где для работы не было создано никаких условий.

На поприще привлечения спонсоров особо преуспел уже упомянутый ректор ДонНУ Роман Гринюк. Со временем вузу, эвакуированному в Винницу, удалось неплохо устроиться благодаря поддержке различных фондов (в том числе международных).

Приставка «донецкий» в его названии сегодня воспринимается как формальность: с каждым годом выходцев из Донецкой области среди студентов винницкого ДонНУ становится всё меньше.


Проницательный Гринюк уже в 2015 году (если не раньше) осознал ущербность концепции «временно перемещенного вуза». Обратим внимание на его слова: «Сейчас с помощью правильно выстроенной системы фандрайзинга мы создаем, возможно, самую современную в Украине образовательную платформу. Если всё пойдет так, как мы задумали, через несколько лет ДонНУ станет передовым европейским вузом».

То есть Роман Гринюк ясно дал понять, что переезжать обратно его вуз не собирается. Сегодня это уже для всех очевидно. Но до сих пор не ясно, стоит ли за винницким ДонНУ нечто большее, чем яркий политический проект. Есть ли у Украины стратегическое видение его развития? Эти острые вопросы в конце 2016 года Петру Порошенко адресовали обеспокоенные преподаватели вуза. Получили ли ответ? История умалчивает.

Сергей Квит, мягко говоря, лукавил, когда в 2014 году утверждал, что большинство студентов и преподавателей наотрез отказывались сотрудничать с «оккупантами». Украинские СМИ эту красивую легенду не раз опровергали.

Большинство студентов и преподавателей, конечно, никуда не уехали. Об «эвакуации» имущества донецких вузов никто и не помышлял — оборудование, библиотеки, лаборатории остались на месте (тот же Гринюк вспоминает, что из «оккупированного» Донецка он смог вывезти только знамя университета).

Профессора, они же «террористы»

Кампанию против преподавателей, поддержавших Луганскую и Донецкую народные республики (ЛДНР), Министерство образования и науки Украины инициировало уже в октябре 2014 года. Вероятно, Киев не ставил перед собой цель наказать «предателей», а хотел «подтолкнуть» к переезду вслед за эвакуированными вузами тех, кто еще колебался. «Механизм еще до конца не отработан, но предполагается, что вузы будут подавать списки преподавателей, которые поддерживают ДНР и ЛНР, в Министерство», — говорил замдиректора Департамента высшего образования Минобразования Украины Николай Фоменко.


То есть речь идет о банальном доносительстве. Неизвестно, был ли внедрен этот «механизм», но летом 2015 года в Сети появился первый «черный список»: ученых званий лишили девятерых преподавателей (хотя Сергей Квит чуть позже назвал другую цифру — 12 человек).

В Донецке и Луганске решения МОН расценили как незаконные.

Средства массовой информации в тот период демонстрировали некомпетентность, отождествляя понятия «степень» и «звание». Между тем, разница между ними есть (достаточно сказать, что присвоение званий и степеней регламентируется разными документами).

Ученые звания доцента и профессора являются своеобразным признанием научно-педагогического авторитета человека со стороны государства. Если следовать этой логике, государство может отказать гражданину в доверии и лишить его звания по политическим мотивам. Но председатель Общественного союза работников образования и науки Станислав Николаенко указывает на неоднозначность позиции МОН в этом вопросе: «Эта ситуация уникальна, в практике Украинского государства подобных случаев еще не было».

А вот со степенями ситуация еще сложнее. Единственным основанием для присвоения степени кандидата или доктора наук является диссертация, защита которой проходила публично. Следовательно, единственный способ «отнять» степень — это доказать научную некомпетентность автора диссертации или уличить его в плагиате.

К тому же в документах о порядке присуждения научных степеней прописано, что Министерство образования и науки имеет право лишить человека степени на основании решения именно того специализированного ученого совета, в котором проходила защита диссертации. Только если конкретный ученый совет прекратил свою деятельность, рассмотрением этого вопроса занимается другой орган, уполномоченный МОН.

Видимо, на этот пункт ссылается доктор физико-математических наук Федор Барьяхтар, когда говорит о незаконности решений киевских властей. По его словам, лишать преподавателей званий, которые они получили, может только ученый совет, в котором они защищались. И аргументом должно служить то, что работа преподавателя является плагиатом, никаких политических убеждений здесь быть не должно. Опять-таки, профессор допускает распространенную ошибку — путает звания и степени.


Практика показывает, что к лишению донецких и луганских преподавателей научных степеней (подчеркиваем, не званий!) в Киеве подошли осторожно.

Под раздачу попадали те, кого аттестационная комиссия уличила в плагиате, — за это научных степеней лишились, к примеру, декан филологического факультета ДонНУ Инесса Артамонова и ректор Луганской академии культуры и искусств Валерий Филиппов. Но массового характера эта практика не приобрела.

Вообще говорить о законности решений, связанных с лишением человека ученых званий и научных степеней в Украине, проблематично по одной простой причине: в этой сфере отсутствует опыт правоприменительной практики. А поэтому «закон — что дышло: куда повернешь — туда и вышло».

Российские дипломы

Приблизительно в одно время у донецких учебных заведений начали появляться не только «двойники» на подконтрольных Киеву территориях, но и вузы-побратимы в Российской Федерации. Сотрудничество устанавливалось главным образом с целью позволить выпускникам из ДНР получать российские дипломы.

В Донецке об этом заговорили осенью 2014 года, а в январе 2015‑го тогдашний ректор ДонНУ Сергей Барышников заявил, что программа партнерства между ДНР и РФ в сфере образования и науки обретает конкретные черты: «Сейчас мы готовим пакет документов для сотрудничества с Южным федеральным университетом. Это позволит нам выдавать студентам дипломы двух образцов. Один будет внутренний для ДНР, а второй диплом будет образца Российской Федерации».

Но оптимистичные прогнозы ректора ДонНУ в полной мере не оправдались. В феврале того же года замдиректора Международного департамента Минобрнауки РФ Игорь Ганьшин дал понять, что речь не идет о «зеркальной» выдаче российских дипломов выпускникам донецких вузов:

«Состоялось большое обсуждение, и было признано, что единственно возможным вариантом для решения этой проблемы могла бы быть работа с каждым студентом как с физическим лицом. Он представляет сам себя, и наше законодательство позволяет принимать его на экстернат».

То есть сотрудничество между вузами и согласование учебных планов направлено на то, чтобы максимально упростить задачу обучения на экстернате для студентов Донбасса. Это подтверждает и сообщение на официальном сайте Министерства образования и науки ДНР, опубликованное в июле 2017 года: «В реальности практически любой выпускник любого вуза Донецкой Народной Республики имеет возможность получения российского диплома. Однако стоит понимать, что каждый студент обязан не просто прибыть в тот или иной вуз-партнер, но пройти полноценный учебный курс и защитить отдельную дипломную работу, а не подать старую с измененным титульным листом».


При этом Министерство отмечает, что экстернатная форма обучения во всём мире является платной, но большинство российских коллег идут навстречу донбасским студентам: не берут с них ни копейки за обучение и предоставляют общежитие.

По состоянию на конец 2017 года российские дипломы получили порядка 4 тысяч выпускников донбасских вузов.

При этом уже в 2016 году все высшие учебные заведения III и IV уровней аккредитации ДНР заключили договоры о сотрудничестве с партнерами из РФ. «Установлены контакты с вузами Москвы, Санкт-Петербурга, Орла, Воронежа, Курска, Краснодара, Ульяновска, Смоленска, Чебоксар, Ижевска, Пскова, Белгорода, Сочи и так далее», — заявили в Министерстве образования и науки.

Надобность в получении «внешних» дипломов для донбасских студентов должна была отпасть после признания Россией документов, выданных властями ДНР, в том числе и документов о высшем образовании. Но для многих молодых людей этот вопрос остается принципиальным. Как показывает практика, они действительно могут получить диплом российского вуза, но для этого нужно потрудиться (не исключены и финансовые затраты).

Что изменилось за годы войны

Вопрос о том, какие кардинальные изменения произошли в сфере высшего образования ДНР, портал RuBaltic.Ru адресовал известному донецкому писателю, доценту Донецкого национального технического университета Владиславу РУСАНОВУ:

— На мой взгляд, самое кардинальное изменение заключается в том, что русский язык перестали выталкивать из всех сфер высшего образования. До 2014 года против него велась самая настоящая война.


Да, мы могли читать лекции на русском, но, как бы правильно выразиться, «полулегально», на свой страх и риск. А вся документация шла исключительно на украинском языке.

Теперь всё пришло к единому знаменателю: говорим по-русски, пишем по-русски, документацию ведем на русском.

По словам Владислава Русанова, переход на российские образовательные стандарты в вузах ДНР — это не фикция:

— В настоящее время специальности, по которым ДонНТУ ведет подготовку, полностью соответствуют стандартам образования России. Начиная от названий специальностей и заканчивая «наполнением» дисциплин. Проведена колоссальная работа, на которую в мирное время нужно было бы потратить лет десять. Но мы справились за три года. Осенью ДонНТУ прошел лицензирование в Министерстве образования и науки, и, как человек, приложивший к этому усилия, могу заметить: наш образовательный стандарт полностью соответствует российскому. Материальная база слегка отстает от вузов РФ, осуществляющих аналогичную подготовку. Но, я думаю, благодаря помощи России мы и эту проблему преодолеем.

При этом преподаватель ДонНТУ отмечает, что сотрудничество с вузами РФ не сводится к получению российских дипломов выпускниками Донецкой республики:

— Поскольку я не отношусь к административным работникам вуза, я не могу достаточно компетентно ответить на этот вопрос. Из моей ниши видно, что сотрудничество с российскими вузами разноплановое как на научном и образовательном уровнях, так и на культурном и патриотическом. Мы принимаем делегации из вузов России и в свою очередь отправляем наших сотрудников и студентов в РФ. Это форумы, семинары, конференции и т. д.

Дипломы российских вузов напрямую у нас не выдают. Но любой наш студент, если его багаж знаний позволяет, может, получив в ДНР квалификацию «бакалавр», поступить в России в магистратуру. И даже на бюджет.

Но, подчеркиваю, уровень его знаний должен быть конкурентоспособным. Кроме того, заключены договоры с некоторыми российскими вузами, где наши студенты могут дистанционно получать параллельное образование, не выезжая из ДНР. Им даже дипломы привозят сюда.

Согласно информации, обобщенной порталом Dnr-live, в Донецкой республике функционируют четыре университета, семь академий, семь институтов и одно общевойсковое командное училище ВС ДНР.

Донецкий национальный университет в конце 2017 года похвастался восстановлением довоенного количества студентов. На вопрос, не становится ли высшее образование в ДНР слишком доступным, Владислав Русанов ответил:

— Это не проблема республики. Зародилась она задолго до 2014 года. Снижение престижности инженерного труда, развал промышленности привели к тому, что на ряд инженерных специальностей снизился конкурс. Но определенные пункты Правил приема в ДонНТУ позволяют не пропустить откровенно слабых выпускников школ. А дальше... Просто надо выбирать профессию не по красивому названию, а в соответствии со своими предпочтениями. Если не любишь и не умеешь чертить, нечего тебе делать в машиностроении, но, возможно, из тебя получится прекрасный эколог или материаловед.

https://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/04022018-kak-zhivet-donetsk-evakuatsiya-vuzov-rossiyskie-diplomy-i-professora-terroristy/
Tags: Новороссия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 110 tokens
Решили сделать сводный обновляемый пост, в котором будет отражаться наша работа по возможной точечной помощи подразделениям армий ДНР и ЛНР... Руководитель программы военно-гуманитарной помощи Донбассу МОО Вече, военный эксперт Центра военно-политической журналистики CIGR Владимир Орлов в ЛНР,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments