Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Последний полет Симеонов (начало)

Ровно 30 лет назад, 8 марта 1988 года, многодетная семья Овечкиных — мать и десять из одиннадцати ее детей — решили сбежать из СССР, захватили рейсовый самолет Иркутск — Курган — Ленинград и потребовали лететь в Англию. Но вместо Хитроу Ту-154 приземлился на военном аэродроме Вещево неподалеку от Выборга. Переговоры закончились перестрелкой, в результате которой самолет полностью сгорел, 11 человек погибли, 35 получили ранения.
https://icdn.lenta.ru/images/2018/03/07/13/20180307134601135/detail_2d5942b51bc76fc966cfb7788c59c83f.jpg
Почти все воздушные террористы во время штурма покончили с собой. Все эти годы материалы уголовного дела и судебного процесса хранились в Ленинградском областном государственном архиве в Выборге, и, по словам сотрудников, никто из представителей СМИ не пытался с ними ознакомиться.

Проблемная семья

8 марта 1988 года в 14:52 по московскому времени экипажу самолета Ту-154, выполнявшего рейс 85413 по маршруту Иркутск — Курган — Ленинград, через бортпроводницу один из пассажиров передал записку примерно следующего содержания: «Экипажу следовать в любую капстрану (Англия). Не снижаться, иначе взорвем самолет. Полет находится под нашим контролем». Самой записки в материалах дела нет — она сгорела вместе с самолетом.

В историю мировой авиации это дело вошло под названием «Семь Симеонов» — именно так назывался семейный джаз-банд Овечкиных. От других подобных историй его отличает одна особенность: вдохновителем операции была крестьянка Нинель Овечкина. Современное поколение не знает, что имя Нинель — один из первых советских неологизмов, получившийся от перестановки задом наперед букв псевдонима вождя мирового пролетариата Владимира Ульянова (Ленина).

Овечкины были простой сибирской семьей, в чем-то даже рядовой. Многодетная, живущая в обычном иркутском деревянно-каменном доме с «удобствами во дворе», как тогда говорили. У них было большое подсобное хозяйство, на котором приходилось трудиться с утра до ночи. Отец, Дмитрий Васильевич, работал слесарем — и, как потом напишут в обвинительном заключении, «на почве злоупотребления алкоголем стал инвалидом и в 1984 году умер».

Мать осталась одна с десятью детьми: семью мальчиками и тремя девочками. Она работала продавцом в винно-водочном отделе. В материалах уголовного дела о захвате самолета есть короткая, ни к чему не обязывающая фраза, «характеризующая», как говорят юристы: «На протяжении длительного времени Овечкина Нинель Сергеевна работала продавцом винно-водочных изделий и все это время занималась спекуляцией спиртными напитками, в том числе дома в присутствии своих детей, за что привлекалась к уголовной ответственности. Постоянно, любыми способами стремясь к наживе, мать, обладая сильным и властным характером, воспитала детей в духе стяжательства».




На самом деле люди, жившие в Советском Союзе, прекрасно помнят: из-за повсеместного дефицита и нищенских у большинства населения зарплат каждый крутился, как мог: кто-то брал «халтуру», кто-то ночами рукодельничал, кто-то с весны до осени пахал на приусадебных участках.

С этой точки зрения Овечкины абсолютно ничем не отличались от миллионов других семей СССР. В деревнях, да и в маленьких городах, дети с началом посевной и до конца страды больше времени проводили со взрослыми: проблема посещения уроков стояла перед большинством провинциальных школ очень остро. Отсюда — и длинные, не такие, как в остальном мире, летние каникулы.

Но одна и та же работа на приусадебном участке в характеристиках могла отражаться по-разному. Для любимых учеников писали: «Заботливый и трудолюбивый ученик, постоянно помогающий родителям». А для нарушителей то же самое обозначалось совсем другой фразой: «Склонен к пропуску уроков под предлогом помощи семье, склонен к стяжательству».

В характеристиках Овечкиных, собранных оперативниками КГБ СССР, встречаются обе фразы: в частности, для выезда за рубеж на международный фестиваль молодежи и студентов про всех детей указали: «Усидчивые, заботливые, принимают большое участие в общественной жизни, на уроках активно дискутируют с учителями; помогают матери, в том числе — следя за младшими братьями и сестрами». А через год те же самые люди подписывали совсем другие характеристики: «Без уважительных причин пропускал занятия в школе, отрицательно влиял на младших братьев и сестер, вступал в споры с педагогами».

Подобная двойственность была и с уголовным делом в отношении Нинель Овечкиной: сотрудники КГБ СССР изъяли его из архива, а следователь подшил в соответствующие тома. Это характерно для середины 80-х годов прошлого века: сначала участковый под протокол опрашивает несколько местных алкоголиков, и они добровольно и искренне рассказывают, что у Нинель в любое время можно купить водку. Потом такие же показания эти же люди дают следователю милиции. После чего в доме проводят обыск, и находят пару бутылок водки.

В марте 1984 года Куйбышевский РОВД города Иркутска возбуждает уголовное дело по статье «Спекуляция». Сама хозяйка дома поясняет, что спиртное хранит для личных нужд. Полгода в уголовном деле не появляется никаких новых бумаг, а в январе 1985-го (когда формируются составы делегаций от Иркутска на международный фестиваль молодежи и студентов) следователь принимает решение — освободить Нинель Овечкину от уголовной ответственности, так как она «мать-героиня», и может исправиться с помощью коллектива.

Понятно, что такое уголовное дело было просто определенной формой давления на работников или жильцов. Можно, конечно, предположить, что Нинель дала взятку следователю... Как бы то ни было, сейчас правды мы уже не узнаем. Дети видели все происходящее — и о многом знали со слов родителей и друзей. Двуличность власти проецировалась на двуличность каждого полноправного члена передового советского общества.

И, кстати, в семье Овечкиных царствовал культ мужчины. При том, что все работали на равных, лучшее всегда шло мужчинам. Дочери готовились всю жизнь быть на вторых ролях. Хотя сама Нинель Овечкина, по отзывам тех же соседей, была очень властной и решительной женщиной. Но продавщица винно-водочного отдела и не может быть неженкой… Именно из-за некоего «привилегированного» положения все мальчишки Овечкины с детства занимались музыкой в кружках. По словам матери, все ее сыновья были талантливы, хотя допрошенные позже педагоги это не подтверждали.

На джазовой волне

Как бы там то ни было, но в начале 1982 года Овечкины создали джаз-банд «Семь Симеонов»: в честь героев одноименной сибирской сказки про семерых братьев-близнецов, приглянувшихся местному царю своей удалью. В него вошли семь братьев — девочек не взяли. Старшему, Василию, в тот момент было 20 лет, младшему, Сереже, — три года.




Собственно, именно внешние данные и необычный для Советского Союза репертуар — не слишком популярный тогда джаз — привлекли к Овечкиным внимание. В родном Иркутске они были достаточно популярны, но не у всех: так, в аэропорту из пассажиров их узнали всего три-четыре человека, в основном — по музыкальным инструментам. А из всего экипажа захваченного самолета только бортпроводник Александр Дворников знал, кто они такие — и рассказал всем остальным. Как следует из показаний экипажа, о «Семи Симеонах» слышали все, но в лицо не знали и даже с творчеством знакомы не были.

Тем не менее отличная анкета (дети из крестьянской семьи, ставшие в молодом возрасте блестящими музыкантами), схожесть лиц и контраст возраста, необычный репертуар и юношеский задор, а также отзывы общественных и комсомольских организаций, которые активно приглашали ансамбль с непривычным репертуаром, сыграли свою роль — Овечкиных заметили. Как тогда говорили, они «попали в струю», которая понесла их наверх.

В 1985 году они вошли в культурную делегацию Иркутска на Международный фестиваль молодежи и студентов в Москве. Про делегатов этого мероприятия снимали репортажи — и Овечкиных заметили. В том же 1985 году про них сняли документальный фильм, лейтмотивом которого стали крестьянские руки, выделывающие удивительные рулады. Ну и, конечно, — интервью Нинели Сергеевны (с орденом «Мать-героиня» на груди) и сестер, которые гордятся братьями и говорят большое спасибо родным партии и правительству, сумевшим раскрыть талант в простых землепашцах.

Это было фасадом. За ним — многие жалобные письма: директору дома пионеров с просьбой принять в музыкальную секцию на льготных условиях, в Госконцерт — помочь приобрести музыкальные инструменты по льготным ценам, в горком комсомола — выделить фонды на пошив концертных костюмов… В Иркутский горисполком — с просьбой выделить две квартиры. Овечкина, будучи работником советской торговли, лучше многих других знала, что значит «плыть по течению». И как это надо делать.

Собственно, группа «Семь Симеонов» звезд с неба не хватала, но была выгодна и удобна во многом потому, что оставалась любительской и не требовала финансирования. В итоге все были довольны: и музыканты, которые становились популярными и востребованными, и местные власти, обнаружившие самородков, и Нинель Овечкина…

Из обвинительного заключения: «Обладая музыкальными способностями, братья Овечкины с помощью городских организаций в 1982 году создали семейный музыкальный ансамбль «Семь Симеонов», однако преследовали при этом только одну цель — избавиться от непривлекательного, на их взгляд, труда в своем подсобном хозяйстве, зарабатывая деньги в составе ансамбля. (…) Вскоре ансамбль Овечкиных получил известность, но заработная плата не устраивала корыстные стремления семьи. И даже когда братьев Василия, Дмитрия, Александра и Олега в порядке исключения приняли в музыкальное училище имени Гнесиных, а Игорю и Михаилу предоставили возможность обучения в школе имени Дунаевского, они, проучившись один семестр, оставили учебу и вернулись в Иркутск, так как мечта о больших заработках отодвигалась на неопределенное время».

За железным занавесом

В ноябре 1987 года «Семь Симеонов» в составе культурной делегации Иркутска поехали на гастроли в Японию. По негласному, но строго соблюдаемому в СССР правилу, всей семьей за границу выехать было нельзя, и в Токио полетели только сыновья: мать и сестры остались в Иркутске.

В обвинительном заключении указано, что в Японии братья Овечкины намеревались обратиться в посольство США с просьбой о предоставлении им убежища, но не смогли найти для этого приемлемого способа и отказались от своего намерения. Из показаний обвиняемых Ольги и Игоря Овечкиных следует, что старшие братья действительно хотели просить политического убежища за границей, но обязательно — всей семьей, оставлять мать и младших сестер в СССР они не хотели. Как бы то ни было, но «попыток в период пребывания в Японии в ноябре 1987 года связаться с посольством США со стороны Овечкиных компетентные органы не зафиксировали».




Однако именно после возвращения из Страны восходящего солнца в семье Овечкиных задумались об эмиграции. Тем более, что «Семь Симеонов» не только совершенно свободно приобрели там очень дефицитные и эталонно-качественные радиоприемники и кассетные магнитофоны, но и привезли их в СССР, где очень выгодно продали. Сначала мечты были абстрактны, по принципу «хорошо бы пожить там…» Потом они стали обрастать конкретными деталями.

Из обвинительного заключения: «Первоначально мать и сестра Ольга не поддержали это решение, но затем под воздействием уговоров остальных членов семьи согласились, и в середине февраля на семейном совете было принято окончательное решение — захватить в полете самолет и вынудить экипаж совершить посадку за пределами СССР. С этого момента началась активная подготовка Овечкиных к осуществлению своего плана: члены семьи, в том числе Игорь, начали распродавать различные домашние вещи, мебель, радиоаппаратуру, ковры, личные вещи и т.п., а Ольга 2 марта 1988 года закрыла свой лицевой счет в сберегательной кассе г. Иркутска».




Окончание следует...
Tags: Криминал
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments