Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Шизофреническое. Польское. Всегдашнее

Черчилля цитировать не буду, но именно он сугубо прямо и честно рассказал о дебильности польского характера, проявляющегося именно в периоды благоденствия Польши. Сами себе из века в век роют яму. Почитайте и убедитесь:

Вместо того, чтобы рассуждать о меньшей или большей вероятности войны с Россией, пора принять к сведению, что все обстоятельства, ведущие к несчастью, уже существуют. Часы тикают и отсчитывают время, потому что не прибалтийские государства и не Белоруссия, а Польша – именно та добыча, о которой давно мечтает Москва.
https://warszawskagazeta.pl/media/k2/items/cache/fca7f43502c246e09719369a1a6fefe3_L.jpg
Стратегия Запада концентрируется на сдерживании Путина в Сирии, на Украине и на границах прибалтийских государств. Её эффективность вызывает сомнения, что порождает опасения за будущее. Почему? Поскольку Кремль загнал Россию в ловушку, и чтобы выжить, он должен обострять международную ситуацию. Экономические и социальные проблемы нарастают быстро, поэтому вероятным вариантом выживания кремлёвской элиты может быть очередной гибридный удар. Настолько сильный, что он потрясёт весь Запад, изменив мировой порядок. Что хуже всего, с геополитической, военной, а в особенности с экономической точки зрения удобным объектом агрессии Путина становится Польша.

Почему они нападут?

Давайте включим воображение и перенесёмся в 2021 год. Зима в этом году исключительно суровая, а это приводит к тому, что растёт потребность в российском газе, а также нефти. В Кремле потирают руки, потому что экспорт этих энергоносителей в Евросоюз – основа федерального бюджета.

Особый оптимизм вселяет растущая кривая поставок газа, потому что если говорить о добыче нефти, то, несмотря на хорошую мину при плохой игре, показатели падают. Разведанные месторождения исчерпаны почти полностью. Российская нефть всё дороже, и вследствие этого неконкурентоспособна по отношению к поставкам из США, а в особенности из Ирана. Тегеран методично вытесняет Москву с позиции главного поставщика на европейском рынке. Россия не может, однако, увеличить добычу из-за западного технологического эмбарго. Кроме того у российских концернов нет денег, что в свою очередь является следствием западных финансовых ограничений. Это болезненный результат американских санкций 2017 года. И что ещё хуже, вследствие этих санкций распался также международный консорциум, и не была построена вторая нитка балтийского газопровода North Stream. Распался также и непрочный российско-турецкий альянс, вследствие чего Анкара заблокировала строительство балканского продолжения газопровода Турецкий Поток.

Российский газ идёт в Европу только по трём трассам: первая балтийская нитка, Ямальский газопровод через Польшу и выработавшая свой ресурс украинская система. Между тем недовольство россиян плохой материальной ситуацией нарастает. Ухудшающиеся настроения можно погасить только газово-нефтяной капельницей. Другие варианты стабилизации внутренней ситуации не рассматриваются, поскольку Путин отверг либерализацию экономики. Хуже того, от экспортных доходов зависит поддержание разваливающейся инфраструктуры. России грозят технологические катастрофы с экологическими последствиями, сравнимыми с трагедией Чернобыля.

Такая катастрофа происходит зимой 2021 года, когда аномальные по своей силе штормы на Балтике разрушают газопровод North Stream. Его восстановление очень дорого, а санкции не дают возможности привлечь немецкие и итальянские средства. Газпром не может выполнить экспортные контракты с ЕС, а точнее, по отношению к главному получателю – Германии. Российский бюджет ожидает крах, поскольку несколько лет «экономической блокады», как назвал в 2017 году западные санкции премьер Дмитрий Медведев, полностью истощили все резервы.

Над Кремлём витает призрак 90-х годов. Банкротство промышленности и торговли, массовые забастовки рабочих, лишённых зарплат, голодающие пенсионеры. Одним словом, кошмар, который может стоить элите потери власти. Не исключая и Владимира Путина, который в 2018 году начал очередной президентский срок в ореоле завоевателя Крыма, а три года спустя рискует стать главным козлом отпущения. Загнанная в угол Москва зависит от Украины, а ещё больше от Польши, потому что через эти государства идут единственные газовые нитки.

Вот только с Украиной она уже несколько лет ведёт необъявленную войну, а с Варшавой отношения плохие как никогда. Польша уже много лет методично добивается независимости от российских поставок, строит конкурентную сеть газовых соединений. Очень эффективно работает наш газопорт, который снабжает газом не только польскую промышленность, но и поставляет газ в Центральную Европу и на Украину. Американский сланцевый газ значительно подешевел, что вкупе с поставками катарского, а также иранского конденсата позволяет Польше не продлевать заканчивающийся в 2022 году договор с Газпромом. Более того, Варшава методично развивает логистическую систему, которая превращает Польшу в региональный транзитный хаб. Строительство Via Carpatia, то есть шоссейно-железнодорожного пути Скандинавия – Балканы делает Польшу ключевым партнёром Китая в нашей части Европы, притягивая тамошние капиталы и инвестиции.

В такой ситуации экономическое и геополитическое значение России постоянно уменьшается, что приводит к её неудержимой маргинализации в евросоюзно-китайских отношениях, или шире – в европейско-азиатских. А Варшава приобретает ранг главного экономического соперника Москвы.

Для Польши и Украины катастрофа North Stream – это шанс сыграть собственную партию. Варшава категорически отвергает проект развития Ямальского газопровода, вдобавок требуя изменений в статусе собственности объекта, которые означают фактическую национализацию уже действующего газопровода. Какое-либо смягчение позиции наш МИД ставит в зависимость от возвращения обломков президентского самолёта, а также изменения российской исторической политики. А это означает, что Россия признает свою ответственность за развязывание Второй мировой войны и массовые репрессии польских граждан, что поднимает вопрос о военных репарациях. Вслед за Варшавой идёт Киев, который требует возвращения Крыма и восстановления своей полной юрисдикции над Донбассом. В такой ситуации Кремль отдаёт приказ о начале гибридной войны.

Военный сценарий

Эскалация начинается с повышения ставки, ибо Москва обращается к Евросоюзу первой скорости с призывом принудить Польшу к строительству экстерриториального газопровода под совместным европейско-российским управлением. Фактический ультиматум сопровождается российским медийным наступлением, приспособленным к уровню страхов западноевропейских обществ.

В то же время Москва организует провокацию, соответствующую всем признакам casus belli. В Польшу проникают боевики из организации Ночные Волки под командованием кадровых офицеров военной разведки. Что важно, Кремль использует своих агентов, давно уже живущих в Германии, Франции и других странах Европы, а следовательно, имеющих тамошнее гражданство. В Варшаве и других городах Польши начинаются показные протесты русских граждан европейских государств под лозунгом защиты достоинства павших красноармейцев, места памяти которых Польша в последние годы ликвидирует. В то же самое время «неустановленные лица» подкладывают взрывные устройства, уничтожая наиболее почитаемые памятники Юзефу Пилсудскому, Иоанну Павлу II и другим известным полякам.

Ситуация выходит из-под контроля, несмотря на призывы польских властей сохранять спокойствие. Возмущённые поляки обращаются против всех русских, в большом количестве пребывающих в нашей стране. Есть смертельные жертвы, много раненых. В тот же день по инициативе России собирается Совет Безопасности ООН, чтобы осудить расистские эксцессы и пассивность польских властей.

Это лишь ширма для перегруппировки войск Западного Военного Округа. Дивизии и бригады возрождённых в 2016 году бронетанковой и ударной армий молниеносно вступают в Белоруссию.

В то же самое время в Польше происходит цепь событий, ведущая к катастрофе. Перед лицом уличных беспорядков, а также угрозы проникновения российских провокаторов польское министерство обороны мобилизует несколько рот Территориальной Обороны, которые поддерживают полицию и пограничные службы в районе Калининградской области. Зимним вечером один из взводов ТО, сконцентрированных в окрестностях Голдапа, растерзан зелёными человечками, то есть спецназом российской военной разведки.

Показная, прямо-таки зверская казнь молодых поляков и полек из ТО должна вызвать общую панику и сорвать мобилизационный план этого вида войск. То, чего не добились русские хакеры, доводят до конца российские диверсионные группы, нападая на армейские штабы, полицейские участки и пожарные части, а также на телефонные и интернетовские узлы и другие стратегические объекты восточнее линии Вислы. Ночью президент Речи Посполитой отдаёт приказ о мобилизации армии, а всю тяжесть координации вооружённых сил и гражданской инфраструктуры государства принимает на себя специальная правительственная и военная связь. Увы, под утро «взрываются» так называемые кибернетические бомбы, то есть приводятся в действие вредоносные программы, которые за несколько месяцев (а может, и лет) до этого российские информационные войска умудрились подложить в нашу систему. Оказывается уничтожена возможность стратегического и оперативного командования. Утром на второй день агрессии натовские самолёты дальнего распознавания идентифицируют группировки российской антиракетной и противовоздушной обороны. Это мобильные батареи систем С-300, -400 и -500 демонстративно размещены на границе Польши с Белоруссией и Калининградской областью. А это означает, что российское командование заблокировало воздушным силам НАТО доступ к польскому небу до самой Одры.

Чтобы доказать свою эффективность, российские ракеты уничтожают несколько польских F-16 и МиГов-29, поднятых с баз под Познанью, Мальборком и Минском Мазовецким. Из-за отсутствия системы антиракетной и противовоздушной обороны польская авиация не имеет возможности летать, что лишает смысла перегруппировку наземных сил. Впрочем, вследствие ранее предпринятых действий по обороне Сувалкского перешейка и восточного фланга польское командование рассредоточило тяжёлые бронетанковые и механизированные дивизии. Теперь у нашей армии нет резервов, которые с линии Вислы могли бы контратаковать наступление пяти российских дивизий, сконцентрированных на польско-белорусской границе и в Калининградской области. Москва также перерезает морской канал связи с НАТО. Балтийский Флот устанавливает блокаду польского побережья. В состав российских сил входят фрегаты и конвенциональные подводные лодки с ракетами Калибр, которые одной атакой полностью уничтожают наш газопорт. Эти же корабли и подводные лодки вооружены ядерными боеголовками и торпедами.

Таким образом, Польша фактически разгромлена за 48 часов. С моря и с суши она отрезана от подкреплений НАТО, наша армия фактически парализована, система командования дезорганизована. Это позволяет Кремлю выдвинуть ультиматум. Варшава должна дать согласие на экстерриториальный газовый и нефтяной коридор, защищаемый российскими военными базами. Кроме того Варшава выходит из НАТО и ЕС, принимая нейтральный статус, что исключает существование американской антиракетной базы в Редзиково. А ещё Кремль делает предложение, от которого нельзя отказаться, Польша должна вступить в анти-НАТО, то есть в организацию коллективной безопасности ОДКБ, а также присоединиться к Евразийскому Экономическому Союзу.

У Варшавы нет выхода, потому что западные союзники из НАТО и ЕС поставлены Москвой перед угрозой ядерной войны. В условиях молниеносного развития событий Россию может остановить только неконвенциональная атака, а это означает начало Третьей мировой войны. О создании политических иллюзий позаботился Кремль, представив гибридную агрессию как полицейскую операцию во имя безопасности единой Европы и её жителей.

Так что Москва протягивает руку Евросоюзу первой скорости, предлагая политику – бизнес, как обычно. Зона евро при огромном участии российских агентов влияния, а также «полезных идиотов» принимает предложение под пафосным лозунгом зоны свободной торговли и благосостоянии от Лиссабона до Владивостока. Традиционные партнёры Москвы в Европе инициируют программу «Модернизация для Мира», в рамках которой в Россию рекой текут технологии, а также инвестиции и капиталы взамен за громадные прибыли на тамошнем рынке и поставки энергоносителей. Кремлёвская элита власти не только отдаляет от себя призрак катастрофы, но и перекладывает тяжесть цивилизационной реконструкции России на плечи Европы, которую как ни в чём не бывало опять делят на зоны влияния. Вывод из этого очевиден - агрессия вознаграждается, потому что Европа в очередной раз в своей истории поддалась военному шантажу, выплачивая выкуп в виде Польши, лишь бы только сохранить свой образ жизни.

Невероятно?

Вместо того, чтобы рассуждать о меньшей или большей вероятности такого сценария войны с Россией, пора принять к сведению, что все обстоятельства, ведущие к несчастью, уже существуют. Часы тикают и отсчитывают время, потому что не прибалтийские государства и не Белоруссия, а Польша – именно та добыча, о которой давно мечтает Москва.

На протяжении, по крайней мере, 10 лет элементы русского нашествия реализуются, хотя в разное время и в разных странах. Уличные провокации имели место в Эстонии во время демонтажа таллинского памятника благодарности советской армии. Кибернетические атаки в большом масштабе имели и имеют место по отношению к Грузии, Украине и прибалтийским государствам. Для гибридных операций используются русские либо русскоязычные общины, что убедительнейшим образом подтверждают крымские и донбасские события. Об операциях по проникновению и об усилении активности московских агентов сигнализируют, кажется, все контрразведки Европы, встревоженные возрастающими оперативными возможностями российских разведок – военной и гражданской.

Россия создала войска спецопераций и информационных технологий, целью которых является широко понимаемая как конвенциональная, так и кибернетическая диверсия, а также масштабные атаки. В этих способностях Москвы убедились Вашингтон, Париж и Берлин, которые обвиняют Кремль во вмешательстве во внутренние дела и влиянии на выборы.

Российская армия, к сожалению, уже упражнялась в показательных бойнях сил противника. Убедительным примером демонстративной казни, рассчитанной на то, чтобы вызвать психологический шок, был котёл под Иловайском в 2014 году. Российское командование согласилось на мирный выход украинцев из окружения, после чего хладнокровно, то есть абсолютно умышленно отдало приказ расстрелять их из тяжёлой артиллерией и ракетными комплексами. Полегло более тысячи украинских солдат из частей, соответствующих нашей Территориальной Обороне. А украинское общество (и армия) уже три года не могут отойти от иловайской травмы. Так что можно сказать, что и сценарий войны с Польшей достаточно реален.

Война – это единственный шанс для России

Однако столь же важны и другие выводы, которые можно представить под названием объективных обстоятельств. Во-первых, мы должны осознать, что российская экономика и финансы находятся в значительно худшем состоянии, чем это изображает Кремль. Несмотря на тенденции к росту (прогнозы 1% роста ВВП ежегодно), технологическая отсталость, системная коррупция, плачевное состояние образования и здравоохранения и, наконец, выработавшая все свои ресурсы инфраструктура и обнищание общества не подлежат сомнению. Это тенденции с долговременными, весьма негативными последствиями, которые проявятся в ближайшие десять лет. Между тем Кремль не хочет проводить структурные реформы, либерализующие экономику, равнозначные её диверсификации. Или, скорее, не может этого сделать по причинам политическим, ибо какие-либо реформы означают потерю власти и материального процветания для элиты Путина.

Единственный антикризисный план правительства Дмитрия Медведева – это проедание финансовых резервов в ожидании нового роста мировых цен на газ и нефть. Экспорт энергоресурсов – единственный источник поступления в бюджет в пределах от 70% до 40% в зависимости от года. А от полного бюджета зависит социальная стабильность, учитывая, что 70% разрушенной экономики принадлежат государству, а в бюджетной сфере заняты более 60% работоспособных россиян (не говоря о пенсионерах). Ничего удивительного, что в вопросе изыскания нефте- и газо-рублей Кремль настроен весьма решительно. Вопрос – насколько решительно, и как далеко он может зайти ради обеспечения непрерывного экспорта, особенно в условиях санкций, обострённых Соединёнными Штатами в 2017 году?

Мало кто также осознаёт, что время работает против Москвы. Как предсказывают аналитики, в 2025-2035 годах российских добывающий сектор ожидает технологический и финансовый крах. Причина в грабительской эксплуатации разведанных нефтегазовых полей в соединении невозможностьюи освоения полей труднодоступных. Проблема в особенности касается добычи нефти, поэтому животворная валютная капельница скоро ограничится только газом. И только Европой, ибо, как указывают новейшие данные, другой стратегический потребитель российского сырья, Китай, становится всё менее надёжным партнёром. Китай переживает сланцевую революцию, которая означает троекратный рост собственной добычи нефти и газа. Это ставит под вопрос российско-китайский контракт века, известный под названием газопровод Сила Сибири. Русское быть или не быть зависит, таким образом, от как можно больших поставок в Европу. И теперь пришло время Польши.

Россия не располагает технологиями сжижения газа, а, следовательно, и экспорта конденсата LNG. И из-за эмбарго не получит их в обозримом будущем. Она зависит от транзита по газопроводам в направлении восток – запад. На это опирается вся экономическая и геополитическая стратегия Москвы. Не исключая и варианта военной охраны газопроводного status quo. Любая попытка нарушить жизненно важный цикл торговли этим сырьём воспринимается Россией как приоритетная угроза национальной безопасности.

Между тем на такую попытку отважилась Варшава. Проект энергетического Междуморья – это не что иное как попытка развернуть направление поставок газа, так называемым северным маршрутом, из норвежских месторождений через Данию в Польшу, а затем на юг вплоть до Хорватии. Как нетрудно догадаться, речь идёт о вытеснении российского поставщика с центрально-европейского рынка, то есть из государств, наиболее зависимых от Газпрома.

Вне зависимости от того, каковы будут практические результаты, польская инициатива воспринимается как смертельная угроза для России. Польша рассматривается как растущий вызов для российской безопасности, хотя и не только из-за направления поставок энергоносителей. Поэтому мы должны осознавать, что война может начаться раньше, чем мы думаем, и быть готовыми к тому, что нам придётся защищаться самостоятельно.

Warszawska Gazeta, Robert Cheda? Polska na celowniku Putina! Zegar tyka, dlatego musimy być gotowi na wszystko
http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/253195-polsha-pod-pritselom-putina-chasy-tikayut-poetomu-my-dolzhny-byt-gotovy-ko-vsemu/
Tags: Маразм, Польша
Subscribe

Posts from This Journal “Польша” Tag

promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments