Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Историю переписывают проигравшие

«ЦРУ, Госдепартамент и военная разведка США каждый в отдельности создали специальные программы с целью привлечения бывших нацистов и коллаборационистов в Штаты… Правительство использовало  их в качестве экспертов в пропагандистской и психологической войне, для работы в американских лабораториях и даже как специальные партизанские вооруженные группы для разворачивания в СССР на случай ядерной войны. Сотни, а возможно и тысячи таких рекрутов были ветеранами SS; некоторые были офицерами кровавой Sicherheitsdienst (SD), секретной службы нацистской партии», — пишет профессор Американского университета в Вашингтоне, историк и журналист Кристофер Симпсон в книге «Рикошет: вербовка Америкой нацистов и ее влияние на холодную войну».
https://www.rubaltic.ru/upload/iblock/cc3/cc3244d74c12e73536f38887f7639eba.png
«Они взяли всю идеологию прямо из арсенала психологической войны, созданного нацистами. Руководитель вещания “Радио «Свобода/Свободная Европа»” был личным куратором Власова», — пишет американский исследователь.

То есть историческое мифотворчество США после Второй мировой войны было прямым продолжением мифотворчества Третьего рейха накануне и во время Второй мировой. Более того, занимались фальсификацией истории те же люди, которые ранее обосновывали агрессию нацистской Германии.

«План “Барбаросса” носил превентивный характер: Гитлер напал на Советский Союз, чтобы опередить Сталина и не дать ему первым напасть на Германию», — так пропаганда доктора Геббельса оправдывала вторжение в СССР 22 июня 1941 года, и эта нацистская ложь стала одной из составляющих антисоветской пропаганды в годы холодной войны.

Советский Союз не был жертвой агрессии — он сам был агрессором, просто Сталин был умнее Гитлера и позволил ему напасть первым, чтобы выставить себя жертвой и представить войну с Германией за захват Европы правым делом. Люди, которые сейчас так говорят, зачастую не подозревают, что повторяют усовершенствованную пропаганду Геббельса, которую после войны адаптировали к политической конъюнктуре бывшие сотрудники Министерства информации и пропаганды Третьего рейха.

Использование нацистов в холодной войне с Советским Союзом носило закрытый характер. Всё-таки странам антигитлеровской коалиции после Нюрнбергского трибунала, на котором нацизм был осужден, как абсолютное зло, в открытую сотрудничать с функционерами Третьего рейха было бы неудобно. Общественность бы не поняла.

Поэтому основную ставку было решено делать на коллаборационистов из стран Восточной Европы, сотрудничавших с Гитлером и избежавших возмездия.

Пособники нацистов на американское финансирование создали альтернативную историю Второй мировой войны, в которой Советский Союз стремился к захвату Европы, Сталин и Гитлер планировали раздел мира, а «малые народы» Центральной и Восточной Европы были «невинной жертвой» двух «равно преступных тоталитарных режимов»: нацизма и коммунизма.

Для формирования и распространения этой мифологии была выстроена разветвленная инфраструктура переписывания истории. В США и Западной Европе были созданы сотни советологических центров, в задачи которых, помимо сбора и анализа информации, входило формирование идеологии и распространение пропаганды. Деятельность этих центров курировали спецслужбы. Многие из них были напрямую созданы ЦРУ, некоторые затем стали кузницей кадров американской разведки (например, Военный институт иностранных языков в Монтерее).

Сеть антисоветских организаций включала в себя интеллектуальные центры («фабрики мысли», think tanks), занимавшиеся в том числе фальсификацией военной и довоенной истории, средства массовой информации, распространявшие их пропагандистскую продукцию, и общественно-политические объединения, консолидировавшие антисоветский актив. Все три типа организаций были тесно связаны друг с другом, — например, Американский комитет по освобождению от большевизма был одним из учредителей «Радио “Свобода”» — самого одиозного пропагандистского рупора Запада в годы холодной войны.

Политические эмигранты, включая тех из них, которые сумели избежать Нюрнбергского трибунала, были главным источником кадров для этих структур.

ЦРУ и другие силы, ответственные за ведение холодной войны, рекрутировали из диаспоральной среды нужные кадры, загодя «вели» перспективных выходцев из диаспор, помогая им делать карьеру. Классический пример — выходец из Польши Збигнев Бжезинский, состоявшийся на ниве лютого антисоветизма как выдающийся американский международник — политолог, публицист и государственный служащий.

К числу бесспорных побед Бжезинского на интеллектуальном фронте холодной войны принадлежит переработка теории тоталитаризма. Тоталитаризм был самоназванием режимов Муссолини и Гитлера и ассоциировался у их современников с фашистской Италией и нацистской Германией. Збигнев Бжезинский был первым в политических и научных кругах США, кто предложил объяснять всё происходящее в социалистических странах в рамках теории тоталитарных режимов. Есть правый тоталитаризм — фашизм, и есть левый тоталитаризм — коммунизм.

Так в политической науке и публицистике закрепилась перекрестная ассоциация: коммунизм и нацизм, Сталин и Гитлер, Советский Союз и Рейх суть одно.

Активистов антисоветского движения Соединенные Штаты перебрасывали на передовую холодной войны — в Европу. Главным плацдармом их деятельности была Западная Германия, где проходила линия соприкосновения с восточным блоком. В ФРГ возродилась немецкая система изучения Востока «Остфоршунг», включавшая в себя более 100 исследовательских организаций. Некоторые из этих организаций были преемниками аналогичных центров, работавших в нацистской Германии, некоторые тесно контактировали с эмигрантскими структурами за океаном.

В структурах послевоенной «Остфоршунг» нашли работу бывшие представители политических элит Восточной Европы, сотрудничавших с Гитлером и бежавших от коммунистов в ФРГ.

Политические эмигранты, например, составили кадровый костяк самой известной и результативной «фабрики мысли», занимавшейся переписыванием истории, — Мюнхенского института по изучению истории и культуры СССР.

В недрах этой структуры договор о ненападении между Германией и Советским Союзом назвали пактом Молотова — Риббентропа и домыслили его значимость до сговора Сталина с Гитлером о разделе Европы, придумали теорию «трех оккупаций» для Литвы, Латвии и Эстонии, назвали освобождение Европы от гитлеризма Красной армией «советской оккупацией», создали мифы о «зверствах русских в Европе», «миллионах изнасилованных немок», о том, что русские и другие народы СССР не хотели бороться с нацизмом и Сталин Гитлера «завалил трупами».

Все наработки Института по изучению истории и культуры СССР сразу же отдавались в там же, в Мюнхене, расположенную штаб-квартиру «Радио “Свобода”». Оттуда весь этот интеллектуальный продукт рассылался по национальным редакциям радиостанции и далее транслировался на весь социалистический блок.

Не меньше, чем произведенные идеологические наработки, о характере мюнхенского think tank говорят биографии его руководителей. Первым директором Института по изучению истории и культуры СССР был Николай Троицкий — власовец, бывший среди учредителей Комитета освобождения народов России — организации, которая, по договоренности генерала Власова с рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером, должна была стать официально признанным Германией антибольшевистским правительством, представляющим Россию и русских.

После Троицкого, в 1961–1962 годах, Институт по изучению истории и культуры СССР возглавлял белорусский националист Станислав Станкевич. Во время войны Станкевич сотрудничал с немцами: участвовал в деятельности Белорусской центральной рады, исполнял обязанности бургомистра Борисова и участвовал в Холокосте, а именно в убийствах евреев в Борисовском гетто.

После войны Станкевич издавал периодику для белорусских политэмигрантов, был обозревателем всё того же «Радио “Свобода”», активистом Рады БНР (Белорусской народной республики) и агентом ЦРУ, проходившим под криптонимом AECAMBISTA‑17. В эмиграции Станкевич, разумеется, доказывал, что Беларусь находится под «советской оккупацией», Москва осуществляет геноцид белорусов, а в годы войны белорусов и евреев убивали не  нацисты и националисты, а советские партизаны и Красная армия.

Переписыванием истории Второй мировой войны десятилетиями занимаются те, кто в этой войне проиграл, — нацисты и коллаборационисты.

Во время холодной войны их мифология носила характер подрывной деятельности, направленной на разрушение восточного блока. После холодной войны эта мифология стала официальной идеологией десятков стран Центральной и Восточной Европы, Прибалтики, Закавказья, куда вернулись из эмиграции коллаборанты. Например, экс-президент Литвы Валдас Адамкус, воевавший на стороне Гитлера, или экс-президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес — бывший заведующий отделом эстонской редакции «Радио “Свобода”».

Поэтому теперь, когда в Румынии или Латвии, Венгрии или Эстонии, Украине или Литве говорят, что для них 9 мая — это не День Победы, а день памяти и скорби, они говорят чистую правду. Какая же для них это Победа?

https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/08052018-istoriyu-voyny-perepisyvayut-proigravshie-natsisty-i-kollaboranty/
Tags: Инфовойна
Subscribe
Buy for 110 tokens
Зеленский, видимо, продолжает традицию Порошенко, считать, что дети Донбасса - это террористы. Сколько родилось за время войны, которые еще не знали слова "мир", уже не сосчитать. Сколько погибло их, сколько ранено, сколько потеряли своих родителей, уже не сосчитать тоже. Мой ребенок среди них... Я…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments