Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Category:

Репрессии в органах разведки и контрразведки.

Что знал Сталин о приготовлениях к нападению гитлеровской Германии на СССР, и можно ли было избежать ее столь драматического начала?
             Ответ на этот вопрос очевиден - он знал много и да, столь катастрофического начала можно было избежать. Знал значительно больше того, что было необходимо. Но из всего объема информации сделал ошибочные выводы. Это происходит всегда и везде. Вспомните расследования американцев после 11 сентября. ЦРУ имело всю необходимую информацию. Но она просто тонула в море самых разнообразных и противоречивых фактов. Так было и так будет всегда. Это знает любой разведчик-аналитик. Знают это и политики. Да попросту все, кто обязан принимать окончательное решение. Это их обязанность, их ответственность, их крест. Просто применительно при оценке Сталина в предвоенное десятилетие надо все время помнить и о реальности враждебного СССР окружения,  и о реальном существовании репрессий и их влиянии на деятельность разведки и контрразведки СССР.
                                                 Накануне войны
Как писал авторитет в области истории спецслужб профессор Рочестерского университета и ведущий сотрудник Архива национальной безопасности США Джеффри Т. Ричелсон, "события 30-х - начала 40-х годов в Центральной Европе и в Пирл--Харборе наводят на мысль, что разведки ряда крупных держав оказались трагически неспособны справится со своими главными задачами в мирное время. И все же неудачи внешней политики Великобритании, Советского Союза и США, их неспособность прислушаться к предупреждениям проистекали из целого ряда факторов, многие из которых находились вне сферы ведения разведывательных организаций этих держав" (Ричелсон Д. История шпионажа ХХ века. М., 2000, с. 136). В начале 30-х годов в недрах ОГПУ наряду с уходом из ОГПУ по разным причинам опытных сотрудников "школы Дзержинского", на смену им приходило молодое пополнение, как не знавшее в должной мере контрразведывательной работы, так и стремившееся добиваться результатов любой ценой, в том числе незаконными методами ведения следствия, фабрикацией уголовных дел. Тем более, что в теории доказательств царствовал постулат Вышинского о "признании собственной вины" как "царице доказательств" обвинения. Первые тревожные симптомы проявились в начале 30-х годов.
            Летом 1931-го в ГПУ Украины были вскрыты факты фальсификаций в процессе проведения "операции "Весна", явно умышленно раздутой. Но эта практика получила поддержку наркома внутренних дел Ягоды. Хотя и встретила сопротивление со стороны заместителя председателя ОГПУ С.А. Мессинга, начальника Административно-организационного управления И.А. Воронцова, начальника Секретно-оперативного управления Я.К. Ольского (все они впоследствии были репрессированы), других руководителей чекистских органов. Но на совещании в ЦК ВКП(б) в августе 1931 г. Ягоду поддержал Сталин, а по результатам обсуждения было принято решение разогнать "гнилых либералов" в руководстве органов безопасности, чья деятельность якобы вела к "расшатыванию железной чекистской дисциплины и ослаблению бдительности органов ОГПУ. Вскрытые факты массовых необоснованных репрессий, сопровождавших сплошную коллективизацию, были объявлены отступлением от правильной судебной политики, а циркуляр наркомата юстиции предписал прокурорским работникам впредь;бороться против ненужного массового привлечения и огульного применения репрессий. Получив, после образования в июле 1934 г. НКВД, всю полноту власти в свои руки и пользовавшийся доверием Сталина Ягода принялся насаждать собственные представления о методах чекистской деятельности. Всего при образовании НКВД штат ГУГБ составлял 1 410 сотрудников, работавших в его центральном аппарате, а возглавляли его первый заместитель наркома Я.С. Агранов, и замнаркома Г.Е. Прокофьев, ранее занимавшие посты заместителей председателя ОГПУ. Первоначально в ГУГБ НКВД были сформированы отделы: - Иностранный (ИНО, занимавшийся организацией и ведением разведки за рубежом, в котором работал 81 сотрудник, и который возглавил А.Х. Артузов);
   - Особый (255 сотрудников, М.И. Гай); - Секретно-политический (СПО, 196 сотрудников, Г.А. Молчанов); - Экономический (ЭКО, 225, Л.Г. Миронов); - Оперативный ( Оперод, в задачи которого, наряду с охраной высших руководителей партии и государства, входили также осуществление наружного наблюдения, производство арестов, обысков; 293 сотрудника, К.В. Паукер);
   - Специальный (шифровальная работа, обеспечение режима секретности в ведомствах, 100, Г.И. Бокий);
   - Транспортный (ТО, 153, В.А. Кишкин);
   - Учетно-статистический (107, Я.М. Генкин).
   Никакого Положения о НКВД СССР и его органах на местах принято не было, в связи с чем в правовом отношении его деятельность, а также деятельность  подразделений госбезопасности, не была урегулирована в правовом плане. А это создавало предпосылки для произвола, беззакония и злоупотреблений властью.
   Остановимся на  тезисе о том, что-де "в Советском Союзе в предвоенных годы искусственно раздувалась "шпиономания", насаждалась психология "осажденной крепости".
Насколько обоснованы эти суждения?
 Первая, так и Вторая мировая войны начались, по сути дела, с террористических актов, вызвавших "широкий международный резонанс". В первом случае это было убийство наследника австрийского престола в Сараево, во втором - провокационное нападение группы агентов "Абвера" на радиостанцию в немецком же городке Гляйвице.
   В предисловии к опубликованной в Париже в 1937 (!)  книге "Центр германской секретной службы в Мадриде в 1914 - 1918 гг.", бывший в то время вице-председателем Высшего военного совета Франции генерал Максимилиан Вейган пророчески писал:
   "Вероятно, никогда еще столько не говорили о войне, как теперь. В разговорах все сходятся на том, что если бич войны снова поразит Европу, то на этот раз война будет "всеобъемлющей" ("тотальной"). Это значит, что в борьбе будут участвовать не только люди, способные носить оружие, но будут мобилизованы и все ресурсы нации, в то время как авиация поставит самые отдаленные районы под угрозу разрушения и смерти.... Наряду с открытым нападением на врага, - продолжал Вейган, - в широких масштабах развернется и так называемая "другая война" - война секретная и также "всеобъемлющая", в задачу которой войдут деморализация противника, восстановление против него широкого общественного мнения (пропаганда), стремление узнать его планы и намерения (шпионаж), препятствование снабжению (диверсии в тылу)....".    (Вейган  течение 5 лет возглавлял французский Генштаб, которому подчинялось знаменитое "2-е бюро" - военная разведка Франции).
 В описываемый период он лично вел переговоры с турецкими властями и представителями антисоветской кавказской послереволюционной эмиграции об организации разведывательно-подрывной работы на территории СССР.
  


   Разумеется, на  восприятие угрозы шпионажа со стороны иностранных спецслужб и предпринимавшиеся в этой связи меры по повышению бдительности населения не могли не влиять политические выступления и директивы И.В.Сталина. Особенно его заключительное слово на мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. Тогда вождь призывал "Помнить и никогда не забывать, что пока есть капиталистическое окружение, - будут и вредители, диверсанты, шпионы, террористы, засылаемые в тыл Советского Союза разведывательными органами иностранных государств, помнить об этом и вести борьбу с теми товарищами, которые недооценивают значения факта капиталистического окружения, которые недооценивают силы и значения вредительства" (Сталин И.В. Доклад и Заключительное слово на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 - 5 марта 1937 г.. М., 1937, с. 36).
                В сентябре 1936 г.,  Ягоду, запустившего маховик массовых репрессий, сменил секретарь ЦК ВКП(б) по кадрам  Ежов, рассматривавший свой долг в непосредственной и бездумной реализации указаний И.В.Сталина. Первоочередной своей задачей он поставил "очищение" органов госбезопасности, вследствие чего только за первые три месяца из системы ГУГБ НКВД "за принадлежность и связи с контрреволюционерами, троцкистами, правыми, националистами, за предательство и шпионаж" были изгнаны 1 361 сотрудник, из которых 884 были арестованы. Так начиналась фальсификация, "демонизация" и мифологизация истории страны и отельных политических фигур. В частности, так был порожден миф о "железных Ежовых рукавицах", в скором времени развеянный его преемником  Берией. Как известно, составной частью этого мифа, его "постановочной частью", являлись фальсифицированные политические процессы 30-х годов. В связи с репрессиями, анафеме и забвению предавались труды и идеи репрессированных. Это в равной мере касается как трудов академика Н.И. Вавилова, юристов, так и первых советских контрразведчиков - А.Х. Артузова, К.К. Звонарева и других, что не могло не сказаться как на уровне профессиональной подготовки чекистов, так и на результативности и эффективности контрразведывательной и следственной работы в органах безопасности в 30-е -- 50-е годы.
   Артузов Артур Христианович (1891 -- 1937), один из руководителей советских органов государственной безопасности, корпусной комиссар (1936).
   Выходец из семьи швейцарца итальянского происхождения, переселившегося в Россию. Член РСДРП с 1917 г.. Окончил Петербургский политехнический институт. В 1918 г. участвовал в боях с английскими интервентами под Архангельском. С декабря 1918 г. - особуполномоченный Особого отдела ВЧК, с мая 1919 г. - заместитель начальника Особого отдела. В 1922 - 1927 гг. - начальник Контрразведывательного отдела ГПУ - ОГПУ, в 1927 - 1931 гг. - помощник начальника Секретно-оперативного управления ОГПУ, с августа 1931 по 1935 г. - начальник Иностранного (разведывательного) отдела ОГПУ - НКВД. С 1926 г. читал лекции в Высшей пограничной и Центральной школе ОГПУ. В 1935 - 1937 гг. - заместитель начальника IV (Разведывательного) управления Генерального штаба РККА.
   Арестован  в мае 1937 г., в августе того же года расстрелян "как враг народа". Реабилитирован в 1956 г.
   Звонарев Константин Кириллович (Звайгзне Карл Кришьянович) (1892 - 1938), полковник. Член РАСДРП с 1908 г. На военной службе с 1913 г., участник Первой мировой войны. В РККА с 1918 г.. В 1918 - 1920 гг. на командных и военно-политических должностях. В 1920 - 1921 гг. - заместитель начальника Информационного и Оперативного (агентурного) отделов Регистрационного (разведывательного) отдела Полевого штаба РевВоенСовета Республики РСФСР. В 1922 - 1923 гг. военный атташе СССР в Турции. В 1924 - 1927 гг. - помощник начальника Разведывательного отдела, затем - Управления Штаба РККА. В 1933 - гг. начальник кафедры разведки Военной академии им. М.В.Фрунзе. Арестован органами НКВД в ноябре 1937 г., расстрелян в августе 1938 г. Реабилитирован в 1956 г.

   Основной удар и вал репрессий в  разведке НКО и НКВД пришелся на 1937 - 1939 годы.
   Уже доклад наркома Ежова на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. "Уроки вредительства, диверсий и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов" был призван обосновать получивший официальное признание тезис о "неизбежности обострения классовой борьбы по мере продвижения страны по пути строительства социализма", что дало дополнительный импульс и подвело "теоретический базис" под последующие репрессии. Следует отметить, что впервые этот тезис прозвучал еще на Пленуме ЦК ВКП(б) в июле 1928 г., но в качестве политического лозунга дня он был поставлен именно в марте 1937 г..
   Оценивая деятельность Ежова на посту наркома на торжественном собрании по случаю 20-й годовщины образования ВЧК член Политбюро ЦК ВКП(б) А.И. Микоян подчеркивал:
   "Т. Ежов создал в НКВД замечательный костяк чекистов, советских разведчиков, изгнав чуждых людей, проникших в НКВД и тормозивших его работу. Т. Ежов сумел проявить заботу об основном костяке работников НКВД - по-большевистски воспитать их в духе Дзержинского, в духе нашей партии, чтобы еще крепче мобилизовать всю армию чекистов".
   А об НКВД было сказано "советские разведывательно-карательные органы - один из авангардов нашей партии и нашей революции, поставленный на передовую линию огня для защиты советского народа от всяких и всяческих врагов".
   Однако, несмотря на внешний юбилейный антураж, в действительности все было далеко не столь лучезарно. Конечно, далеко не все чекисты могли и мирились с валом беззакония, творимого в стране. А через год, в конце своей карьеры, в письме в ЦК ВКП(б) с просьбой об отставке, Ежов дал следующую "самокритичную" оценку своей деятельности: "Вместо того, чтобы учитывать, что заговорщикам из НКВД и связанным с ними иностранным разведкам за десяток лет минимум удалось завербовать не только верхушку ЧК, но и среднее звено, а часто и низовых работников, я успокоился на том, что разгромил верхушку и часть наиболее скомпрометированных работников среднего звена. Многие из вновь выдвинутых, как теперь выясняется, также являются шпионами и заговорщиками". Начало витку репрессий в органах военной разведки и госбезопасности положило выступление И.В. Сталина 21 мая 1937г. на совещании в НКВД, где он заявил, что "...управление разведки вместе со своим аппаратом попало в руки немцев. Разведсеть надо распустить. Лучше всего - всю". 2 июня по сути та же оценка прозвучала и на Военном Совете наркомата обороны: ...в области разведки оказались битыми как мальчишки. Разведки нет, настоящей разведки. Наша разведка по военной линии плоха, слаба, она засорена шпионажем.... Наша разведка по линии ГПУ возглавлялась шпионом Гаем, и внутри чекистской разведки у нас нашлась целая группа хозяев этого дела, работавшая на Германию, на Японию, на Польшу.... Разведка - это та область, где мы впервые за 20 лет потерпели жесточайшее поражение. И вот задача стоит в том, чтобы разведку поставить на ноги. Это наши глаза, это наши уши" ("Невольники в руках германского рейхсвера". Речь И.В. Сталина в Наркомате обороны. // Источник. М., 1994, N 3, с. 79). Гай Мирон Ильич (1898 - 1937), комиссар госбезопасности 2 ранга. В органах ВЧК с 1921 г. С 1932 г. - заместитель, с 1933 г. - начальник Особого отдела, в 1934 - 1937 - начальник 5-го (Особого) отдела ГУГБ. В 1937 г. арестован, осужден "как враг народа" к расстрелу, реабилитирован посмертно. За этими устрашающими заявлениями последовали многочисленные аресты.
   Только в июле 1937 г. последовали аресты 20 сотрудников Разведупра РККА как "врагов народа". С августа по октябрь НКВД были арестованы еще 23 человека, а в ноябре - декабре более 50 руководителей ГРУ были смещены со своих должностей - каждый четвертый.  И это при том, что Разведупр НКО СССР в 1937 г. имел в своем штате всего 403 сотрудника (234 из них были военнослужащими, а 169 - гражданскими работниками). В начале 1940 г. начальник военной разведки И.И. Проскуров докладывал Сталину, что за "последние два года чистки разведорганов от чуждых и враждебных элементов", были арестованы свыше 200 человек, "заменен весь руководящий состав до начальников отделов включительно. ...только из центрального аппарата и подчиненных ему частей отчислено по различным политическим причинам и деловым соображениям 365 человек. Принято вновь 326 человек, абсолютное большинство из которых без разведывательной подготовки". Как было подсчитано немецким исследователем М.Улем, более половины репрессированных сотрудников военной разведки занимали должности от начальника отделения и выше, а всего были арестованы 33 начальника отделений, 17 зарубежных резидентов, 16 военных атташе, 12 заместителей начальников отделов, 22 начальника отдела, 3 заместителя начальника и 4 начальника разведывательного управления. (Уль М. Чистки среди руководителей НКВД и в ГРУ // Исторические чтения на Лубянке. 2003 год. Власть и органы государственной безопасности. М., 2004, с. 102).
   Помимо этого были арестованы и осуждены 5 руководителей Разведывательного управления РККА: С.П.Урицкий (начальник Разведупра с апреля 1935 по июнь 1937 г.), Я.К.Берзин (возглавлял РУ РККА в 1924 - 1935 и 1937 гг.), С.Г.Гендин (сентябрь 1937 - май 1938 г.), А.Г.Орлов (1938--1939),   И.И.Проскуров (апрель 1939 - июнь 1940 г.).
  
   На смену  пришло молодое поколение офицеров - средний возраст около 35 лет, с академическим образованием за плечами, но без опыта практической оперативной работы.   Начинается работа по восстановлению разведывательных позиций за границей, восстановлению связей со старыми и поиск новых источников информации.
   И все же определенная доля правды, как и собственной вины, есть в словах наркома обороны К.Е. Ворошилова на Пленуме ЦК ВКП(б) 28 марта 1940 г.: "Разведки как органа, обслуживающего и снабжающего Генеральный штаб всеми нужными данными о наших соседях и вероятных противниках, их армиях, вооружениях, планах, а во время войны исполняющего роль глаз и ушей нашей армии, у нас нет или почти нет.   Военную разведку, достойную нашей страны и армии, мы обязаны создать во что бы то ни стало и в возможно короткий срок. Необходимо ЦК выделить достаточно квалифицированную группу работников для этой цели" ( Независимое военное обозрение, М., 2007, N 28, 24 августа).
 Поводом и одной из причин начавшихся репрессий в разведке явились как отдельные реальные провалы заграничной агентуры ГРУ и НКВД, так и бегство сотрудников загранрезидентур В.Г. Кривицкого, Н.М. Рейса, А.М. Орлова. Я все время пытаюсь донести элементарно простую и очевидную мысль - провалы, предательства и неудачи - нормальные и неизбежные явления. Но реакция на них была настолько неадекватна, что наносила значительно больший вред.
  Вызовы в центр, аресты, увольнения и осуждения сотрудников разведки разрушали тонкий механизм систематического получения информации о процессах в разведываемых странах и планах их руководства, что самым неблагоприятным образом сказалось на работоспособности разведки и получаемой ей разведывательной информацией.
В 1941 г. в Берлине и Токио в составах резидентур НКВД имелось всего по три оперативных работника, причем некоторые из них даже не владели языком страны пребывания!!!
 
   В мае 1939 г. внешнюю разведку НКВД - 5 отдел ГУГБ - возглавил 32-летний Павел Михайлович Фитин, к моменту назначения на эту должность прослуживший в разведке лишь 7 месяцев.
   Фитин Павел Михайлович (1907 - 1971), генерал лейтенант. В органах внешней разведки НКВД с марта 1938 г. С 1939 по 1945 г. возглавлял разведывательные управления НКВД - НКГБ. В 1946 г. - заместитель уполномоченного МГБ в Германии. В 1947 - 1951 гг. - заместитель начальника УМГБ по Свердловской области, с сентября 1951 г. - министр госбезопасности Казахской ССР. 9 октября 1953 г. уволен в запас.
  
   Выбор Фитина, сделанный лично Сталиным, был связан исключительно со стремлением назначить на столь ответственный пост человека, безусловно не связанного как с "разоблаченными "врагами народа"", так и "скомпрометированного связью", точнее - совместной работой с ними, более опытных сотрудников, таких как П.А.Судоплатов, Н.И.Эйтингон и другими.
   Почти случайный выбор одного из 200 направленных в разведку по "партийной разнарядке" новобранцев, оказался чрезвычайно удачным - все годы Великой Отечественной войны П.М.Фитин возглавлял советскую разведку, которая добилась не только немало успехов, но и создала сильные оперативные заделы на будущие годы.   Сам П.М.Фитин в написанных в 1970 г. кратких воспоминаниях, отмечал сложившееся "ненормальное положение в органах государственной безопасности, и в первую очередь в разведке. В 30-х годах сложилась обстановка недоверия и подозрительности ко многим чекистам, главным образом к руководящим работникам, не только центрального аппарата, но и резидентур. Их обвиняли в измене Родине и подвергали репрессиям. В течение 1938 - 1939 годов почти все резиденты за кордоном были отозваны в Москву и многие из них - репрессированы".
   stalin.shtml



Окончание следует.
Tags: НКВД, Сталинизм
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments