Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Протухшее мясо, тараканы и антисанитария

В лихие 90-е я дружил семьями с работавшими в СЭС. Взятки они брали натурой, закрывая глаза на массу нарушений установленных правил. Правил, которые выполнить невозможно по определению. Они, как и пожарники, работали по простому принципу - обеспечьте безопасность в меру своих сил, дайте на лапу за неизбежные нарушения и будьте свободны до следующей проверке через год. Излишне наглевших "проверяльщиков" брали на взятке и увольняли. В итоге работал консенсус - собственники платили разумный минимум, но выполняли при этом и минимум требований безопасности. В той или иной степени подобная практика работала по всей Украине и во всех отраслях.
https://imgclf.112.ua/original/2019/03/07/379375.jpg?timestamp=1551948525
Два майдана изменили многое. "Власть народа" с многочисленными вовсе не государственными органами реальной власти на местах (помните, "... находится под охраной Правого сектора") реализовала в итоге древний принцип "после нас хоть потоп".   И вот что пишет вполне лояльный власти "112 Украина":

      "Более 30 человек отравились рыбой со львовского рынка. Два десятка одесситов попали в больницу после пробы фаст-фуда. В Киеве почти сотня человек отравились уличной шаурмой. В столичном ресторане 40 человек подхватили сальмонеллез. После того как в 2014-м с целью побороть коррупцию санстанции запретили проводить проверки, пищевые отравления стали массовым явлением.

Официальная статистика бьет рекорды. На смену пресловутой СЭС создали Госпродпотребслужбу и в апреле 2018 года значительно увеличили штрафы. Более того, недобросовестные руководители рынков, кафе и супермаркетов теоретически могут даже попасть за решетку. И?..

Санэпидемстанция. В свое время это слово наводило ужас на предпринимателей. Аббревиатура СЭС была едва ли не синонимом коррупции.

Паб в пригороде Киева. Его владелица – одна из немногих, кто даже сегодня готов говорить, как выживал бизнес во времена пресловутой санстанции. С инспекторами банально договаривались.

"Имело место сотрудничество. Договоренности. Потому для каждой из сторон было удобнее, проще договориться с контролирующим органом. И за какую-то долю организовать какой-то Васькин день. Когда раз в квартал приходил представитель контролирующего органа, предприниматель договаривался, и мы понимаем, что это было не бесплатно. И его на следующий квартал оставляли в покое", - рассказывает владелица паба Наталья Цоцка.

Кроме ресторанного бизнеса, Наталья Цоцка является адвокатом, следовательно брать с нее взятки представители СЭС боялись.

Бизнесвумен откровенно говорит: все владельцы ресторанов, как правило, солидные предприниматели с хорошими связями, поэтому от санинспекторов в первую очередь пострадал малый бизнес.

А разнообразных забегаловок, столовых, точек с фаст-фудом – сотни в каждом городе.

Правоохранители раз за разом ловили на взятках работников санстанции. Инспекторов брали на месте и с деньгами, которые они требовали за различные справки. Самую масштабную и самую громкую спецоперацию НАБУ и полиция провели в июне 2016-го.

Тогдашнего руководителя санстанции Святослава Протаса обвинили в организации схемы на миллионы. И несмотря на громкие заявления, никого так и не посадили. Экс-начальник санстанции и все его подчиненные уже давно на свободе. То, что пресловутая санстанция только сбивала деньги с предпринимателей и ничего не контролировала, Протас подтверждает.

"Чтобы вы понимали, на рынках санэпидслужба практически не работала. Ну, там довольно просто все работало. Утром пришли, собрали деньги, после обеда выдали результаты, печати поставили. То есть это надо быть объективным и понимать, что так оно было и так оно будет", - рассказывает Протас.

Но из этих коррупционных потоков, по версии Протаса, он ничего не получал. Потому что когда в 2014-м его назначали главным санитарным врачом, то санстанция, по сути, уже не работала.

Свое задержание в 2016-м Протас называет пиаром правоохранителей. Дело против Протаса и его подчиненных закрыли еще в начале 2017-го.

Отчего громкое задержание не завершилось судебным приговором, идем спрашивать главного антикоррупционного прокурора.

"Детективы не предоставили доказательств того, что действительно был акт вымогательства взятки. Ни один из свидетелей, ни один из врачей областных не подтвердил факта вымогательства взятки", - говорит руководитель САП Назар Холодницкий.

Холодницкий откровенно признается: идти в суд не с чем.

* * *

Сентябрь 2017-го. Во львовские больницы массово попадают местные жители. За несколько дней в больницах оказалось почти семь десятков человек. У всех одинаковые симптомы.

"Все пациенты поступали в состоянии средней тяжести, приближенном к тяжкому. Все жаловались на повышение температуры тела, тошноту, рвоту, боль в животе, жидкий стул", - рассказывает заместитель главного врача Львовской областной инфекционной больницы Игорь Берник.

Пациентов свозили целыми семьями. Все перед отравлением ели рыбу. Все пострадавшие покупали рыбу во Львове на привокзальном рынке. Эпидемиологи вместе с полицией быстро нашли точку с некачественной продукцией. Продавщица коптила скумбрию в собственной квартире, а хранила товар в ванне и гараже.

На рынке сразу заявили: они здесь ни при чем. Мол, продавщица торговала рыбой подпольно.

Правоохранители завели уголовное производство, но вины администрации рынка не обнаружили.

Виновной в марте 2018-го признали только продавщицу Марию Ортинскую. Ей присудили два года условно.

Мы решили проверить, что продают украинцам на рынках.

Этого парня на базарах и в супермаркетах знают в лицо. Максим Несмиянов – председатель Союза потребителей Украины. Вместе с ним наши журналисты отправились в рейд.

Эксперт сразу замечает нарушения. У одного из продавцов документов на яйца нет.

Соседние прилавки ломятся от сладостей. А теперь знайте: практически все, что продается на вес, является просроченным.

Кстати, в Госпродпотребслужбе тоже дают совет: если нет документов и маркировки, то продукцию покупать опасно.

Рынок – это настоящий рай для просроченных продуктов.

Свежее мясо продают прямо с машин. От жары свежину спасают дедовским методом. На жаре мясо портится всего за несколько часов. И употреблять такой товар – опасно.

И мы решили пойти еще дальше. Здесь работают разнообразные рынки, кафе и супермаркеты. В мафию базарных продавцов и ресторанный синдикат затесалась наша журналистка.

* * *

Наша журналистка устроилась продавщицей одного из самых опасных продуктов - мяса. Над прилавком летают мухи. Напарница нашего агента даже не скрывает, каким товаром здесь торгуют.

Прежде чем приступить к работе – инструктаж. Татьяна рассказывает: все весы накручены. Десятью граммами здесь никто не ограничивается. Есть еще так называемые "бомбочки" - копейки, замотанные в скотч. Покупателей, которые спрашивают об исправности весов, Татьяна яростно ненавидит.

Продавать мясо с витрины нельзя, потому что оно свежее и должно заманивать клиентов. Отдавать покупателям надо старое мясо из холодильника.

Чтобы вчерашнее мясо имело товарный вид, его опрыскивают водой.

Тухлое мясо здесь не выбрасывают, а отмывают. В ведре откисают куриные бедра, в другой емкости – филе индейки. Такая процедура реанимации происходит каждый вечер.

Мясо, которое уже совсем испортилось, режут на мелкие куски.

Перед покупателями Татьяна нахваливает товар. То, что торгует тухлятиной, женщину ничуть не смущает.

За несколько дней работы в киоске туда не наведался ни один ветинспектор или другой представитель администрации. Чтобы проверить, чем грозит блюдо, приготовленное из такого мяса, журналистка решила отнести кусок на экспертизу в Государственный научно-исследовательский институт. Но дальше порога нас с оператором не пускают.

Почему на рынке торгуют испорченными и опасными продуктами, идем спрашивать администрацию. Ветинспектор вместе с нами отправляется в мясную лавку.

Ветинспектор оправдывается: на рынке они проверяют только документы на мясо, а качество самого товара уже на совести продавцов.

В конце концов, этот киоск после нашего разоблачения закрыли.

Но опасными являются не только рынки. Посмотрите, чем нас кормят в супермаркетах.

В кулинарном отделе просроченная продукция получает новую жизнь. Мясо и рыбу жарят и запекают, а разнообразные колбасы и салями отправляют на пиццу. Срок годности готовых блюд не дольше одного дня, а на самом деле еда стоит до тех пор, пока не появится запах.

Новая работа нашей журналистки – печь пиццу. В соответствии с санитарными нормами, одноразовые перчатки следует заменять, как только они испачкаются, однако здесь перчатки используют, пока не порвутся. А во время работы перчатки вытирают грязной тряпкой. Грязные рукавицы для бактерий – то, что надо.

Повара, которые работают в цехах, вообще готовят голыми руками. Никаких медосмотров повара не проходят. Санитарные книжки работникам делает администрация. Их банально покупают. В цехах, где готовят блюда, – сплошная антисанитария. На полу валяется рыба. Стоят блины, присыпанные землей. Вокруг бегают целые популяции тараканов.

После увиденного журналистка уже открыто в сопровождении юриста Тараса Боровского возвращается в супермаркет. Нас встречает завотделом кулинарии господин Владимир. Сразу интересуюсь, почему персонал работает с липовыми медицинскими книжками?

На подмогу завотделом кулинарии пришла директор. То, что по супермаркету бегают стаи тараканов, руководитель отрицает.

О нарушении санитарных условий мы сообщили в Госпродпотребслужбу. А сейчас посмотрите на еще одно наше место работы.

Столовая возле столичного вокзала. Здесь всегда хватает посетителей. Журналистку поставили на линию раздачи.

Напарница Маша дегустирует блюда на рабочем месте. Еду из контейнеров берет руками.

Кроме Маши, с витрины кормятся мухи. Вечером непроданные блюда должны бы списать, но здесь из остатков готовят новые блюда. А в мясо добавляют специи и запекают.

Интересно, а в более солидных заведениях заботятся ли больше о качестве продуктов и здоровье своих клиентов?

Журналистку взяли на стажировку в сеть пабов.

В первый же день объяснили: даже если готовое блюдо упадет на пол, выбрасывать еду нельзя.

При первом же заказе она видит в тарелке волос. И в самом деле, большинство поваров работают без головных уборов и перчаток. По кухне свободно бегают насекомые. Кастрюлю с компотом облюбовали муравьи. Официанты муравьев выбирают и подают напиток клиентам.

И это еще не все. Видим грязную постель. Персонал ночует прямо в заведении. В основном здесь работают неместные. График: неделя через неделю. Поэтому вечером паб превращается в ночлежку.

После нескольких дней работы наш агент уже как журналист возвращается в заведение. Согласно закону, любой человек, имеющий санитарную книжку, халат и головной убор, может зайти на кухню, но нас упорно не пускают.

Приехала полиция. Очевидно, копы законы не очень знают. В присутствии правоохранителей секьюрити буквально выносят журналистку из заведения.

Все, на что сподобились полицейские, так это посоветовали написать заявление.

Кстати, уголовное производство за препятствование журналистской деятельности до сих пор не открыли.

Заботиться о том, чтобы украинцев не травили продуктами, и искоренять недобросовестных продавцов должна Госпродпотребслужба.

В подтверждение показываю инспектору яркие кадры сплошной антисанитарии.

Указанные нами заведения инспекторы проверили. Владельцам заведений дали предписания об устранении нарушений.

* * *

Август 2018-го. В Киеве одно из самых масштабных отравлений в истории страны. Аж 93 человека съели шаурму и оказались в больнице.

Почти у всех пострадавших врачи диагностировали сальмонеллез. Госпродпотребслужба взялась проверять столичные киоски с шаурмой и установила, где именно отравились люди.

Должностные лица выяснили, что все эти торговые точки принадлежали одному владельцу. Сейчас ему грозит до 6 лет тюрьмы, а продавцам – 3 года. Но изменилась ли ситуация на рынке шаурмы? Насколько безопасным является уличный фаст-фуд?

Каждая официальная точка продажи шаурмы должна иметь три основных документа: разрешение на осуществление предпринимательской деятельности, документы о происхождении и безопасности продуктов, а также медицинские книжки сотрудников. Но на самом деле разрешения есть далеко не у всех. Откуда мясо, тоже неизвестно.

В этом киоске те же проблемы. Никаких документов нет, а продавец-иностранец даже толком не понимает, что от него хотят.

Возле этого киоска видим покупателей. Из чего готовят местную шаурму, сейчас проверим. В отличие от предыдущих точек, здесь продавец хотя бы санитарную книжку имеет. Откуда продукты – торговец не знает. Но согласно закону, документы о происхождении продуктов и разрешение на предпринимательскую деятельность должны быть именно в точке продажи, а не дома у директора.

Зайти внутрь и глянуть, из какого мяса делают шаурму, не удалось. Потому что входа нет.

А под этим МАФом – аншлаг. Люди в очереди стоят за шаурмой. Продавец увидел камеру и занервничал.

Возле столичной станции метро "Шулявская" работают аж три точки с шаурмой. Может, хоть здесь есть разрешения на работу? Да, есть. Но остальных документов нет. А в соседнем киоске работник-иностранец без разрешения владельца даже общаться не захотел.

Оказывается, в Киеве действуют сотни точек продажи шаурмы. И лишь десятки из них имеют все необходимые разрешения.

Такие нелегальные точки открывают специально, чтобы Госпродпотребслужба не могла проверить качество продуктов и услуг, объясняют чиновники.

Единственный случай, когда к нелегалу могут прийти с проверкой, – это после обращения клиентов. И наши люди пока не отравятся – не жалуются. Даже во время нашего эксперимента покупатели возмущались, что журналисты мешают им покупать еду. А о ее безопасности не задумываются.

Выявлять и закрывать нелегалов должна полиция. Мы хотели узнать у правоохранителей, почему в Киеве работает столько подпольных точек продажи шаурмы, но на наш запрос в полиции не ответили.

* * *

В соответствии с новым законом о Госпродпотребслужбе, заведение, где обслуживание не соответствует санитарным нормам или там отравились люди, можно оштрафовать на сумму до 300 тыс. грн, а владельцев и руководителей могут еще и посадить. И какую выгоду с этого будут иметь отравленные посетители? Выплатят ли им компенсацию?

Поход в столичный ресторан для этих девушек завершился больничной палатой.

В госпитале девчонок узнали: кроме них, в этом заведении кишечную инфекцию подхватили еще почти 40 посетителей. А все потому что повар не прошел медосмотр.

Всем пострадавшим ресторан предложил выплатить по 1 тыс. грн компенсации. И это и близко не покрывает затрат на лечение. Евгения и Юлия обратились в суд.

Но судебное разбирательство длится уже более года. И за всю историю государства добиться компенсации смогли единицы.

Потребители проигрывают в судах, потому что суд верит документам прежде всего, объясняет юрист Тарас Боровский. И первое, что советует юрист, – всегда сохранять чек.

Именно чек является доказательством того, что вы ели и могли отравиться в конкретном заведении. Но этого мало. Если после посещения кафе или ресторана вам стало плохо – сразу обращайтесь к врачу. И уже с этими документами можно обращаться в Госпродпотребслужбу с требованием проверить заведение и в суд.

Правда, даже в новом законе о Госпродпотребслужбе, где прописаны огромные штрафы для заведений-нарушителей, ничего не сказано о компенсации пострадавшим.

В Украине до сих пор нет государственной структуры, которая бы реально отстаивала права потребителей. Если вы отравились и хотите добиться компенсации, то ни одна бюджетная организация не будет вам в этом помогать. Поэтому покупка продуктов и еды в Украине до сих пор напоминает лотерею, а на кону – собственно здоровье".

https://112.ua/statji/protuhshee-myaso-tarakany-i-antisanitariya-tayny-ukrainskogo-obshhepita-483109.html
Tags: Насправди, Современная Украина
Subscribe
promo mikle1 december 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments