Михаил (mikle1) wrote,
Михаил
mikle1

Categories:

Прибалты «с приветом» - такими их видят

Литовцы, латвийцы и эстонцы не раз становились героями произведений российских и зарубежных писателей. Авторы изображают прибалтов по-разному: есть среди них как положительные фигуры, так и отъявленные негодяи. Но выходцы из стран Балтии — это, как правило, всегда необычные и запоминающиеся типажи. Иногда даже люди «с приветом». Ниже несколько произведений, в которых описаны яркие персонажи-прибалты.

1. Сергей Тальберг («Белая гвардия») — трус и карьерист

https://www.rubaltic.ru/upload/fastimage/823/823c6870c2831f9b819359f7fe593dc7.jpg
Олег Басилашвили в роли Тальберга («Дни Турбиных», 1976 год) / Фото: m.kino-teatr.ruОлег Басилашвили в роли Тальберга («Дни Турбиных», 1976 год) / Фото: m.kino-teatr.ru

Откуда родом булгаковский Тальберг, читатель толком не знает. Известно только, что он был «генерально-штабным, осторожным прибалтийским человеком». По всей видимости, речь идет о балтийском немце, коих до Первой мировой войны немало проживало на территории современных Литвы, Латвии и Эстонии.

Тальберг отнюдь не ключевой персонаж романа, появляется только на первых страницах. Но тот, кто внимательно читал «Белую гвардию», наверняка хорошо его запомнил.

«Изюминка» Тальберга — набор негативных качеств, которыми Булгаков наделил его одного.

Он будто оттеняет главных героев произведения. Белогвардейскому благородству семьи Турбиных автор противопоставляет этого труса, карьериста и приспособленца — человека с «двухслойными» глазами.

Братья Турбины его ненавидят, да и Елена — супруга Тальберга — не строит себе иллюзий. Все знают, кто он такой.

В марте 1917 года Тальберг самым первым приходит в военное училище с широченной красной повязкой на рукаве. Будучи членом революционного военного комитета, арестовывает знаменитого генерала Петрова. А через некоторое время уже поет дифирамбы «гетьману всея Украины» Павлу Скоропадскому и говорит, что киевляне «отгорожены от кровавой московской оперетки».

В преддверии наступления петлюровцев Тальберг понимает, что нужно делать ноги. Жене он обещает скоро вернуться, потому что «настоящая сила идет с Дона». В рядах этой армии нужно быть и Тальбергу: «Не быть — значит погубить карьеру».

Вместе с генералом фон Буссовым он отбывает на поезде в Германию. «Тальберга берут: у Тальберга нашлись связи…» Судьба его неизвестна, но об этом, вероятно, можно не волноваться. Такой человек нигде не пропадет.

2. Петерс Латыш («Петерс Латыш») — международный преступник и максимально «мутный» тип

Главный злодей первого детектива Жоржа Сименона о знаменитом комиссаре Мегрэ — тоже прибалт. Во всяком случае, так считает европейская полиция, которая не один год следит за международным преступником Петерсом Латышом.

«Чрезвычайно ловкий и опасный субъект неопределенной национальности, но, очевидно, из Северной Европы, — написано в учетной карточке, которая была в кармане комиссара. — Предположительно латыш или эстонец; свободно владеет русским, французским, английским и немецким. Широко образован, известен как глава крупной международной банды, специализирующейся на мошенничествах».

Иллюстрация к книге «Петерс Латыш» Жоржа Сименона / Фото: blogspot

Латыш с подельниками действовали в Амстердаме, Берлине, Варшаве и других городах. Два раза его арестовывали, но он выходил чистым из воды. Слухи наделяют его инвестициями в промышленных компаниях и миллионными счетами в банке.

Впрочем, раскрыть характер этого персонажа — задача не из легких. Во-первых, у него много имен и обличий: Петерс Латыш, Федор Юрович, Освальд Оппенхайм, Улаф Сванн… Попробуй разберись, кто из них настоящий.

Во-вторых, Петерс Латыш (будем называть его так) не просто играет роли, а перевоплощается — буквально проживает разные жизни. Даже для опытного комиссара этот человек долгое время остается загадкой: «Стоило только Мегрэ отнести его именно к этой категории интеллектуалов, как в Петерсе Латыше начинали появляться совершенно противоположные черты, которые никак не вязались с первым впечатлением».

Наконец, с первых страниц читатель понимает, что у Латыша есть двойник.

То есть речь идет не просто о преступнике, а о максимально «мутном» типе. И Жорж Сименон не случайно представляет его как выходца из Прибалтики.

Устами комиссара Мегрэ он так описывает этот регион: «Там теперь много мелких государств: Эстония, Латвия, Литва. Их с двух сторон теснят Польша и Россия. Границы государств не совпадают с границами расселения народов. В двух соседних деревнях могут говорить на разных языках. И в довершение всего — евреи, которые живут повсюду, но представляют собой обособленную нацию. Прибавьте к этому еще коммунистов. Стычки на границах. Армии сверхнационалистов».

Так европейцы представляли себе страны Балтии в межвоенный период. Разные языки, разные народы, разные идеи, неправильные границы — сущий хаос! Неудивительно, что корни Петерса Латыша автор находит где-то в этих краях.

3. Пахапиль и Балодис («Зона. Записки надзирателя») — «лагерный интернационал» Довлатова


Иллюстрация Михаила Гавричкова к повести Довлатова «Зона» / Фото: erarta.com

Российский писатель Сергей Довлатов в своих произведениях изображал представителей разных национальностей. Встречаются среди них и прибалты. Например, в «лагерной» повести «Зона. Записки надзирателя», состоящей из четырнадцати самостоятельных эпизодов, есть комичные персонажи-эстонцы и не менее комичный латыш.

Эстонцев в «Зоне» целых два, и оба носят фамилию Пахапиль.

Калью Пахапиль, с которого начинается первый рассказ, «ненавидел оккупантов» и был уверен, что «в здешних краях должны жить одни эстонцы». Когда пришли немцы, Пахапиль ушел жить в лес. Потом вернулся домой, и советский капитан, посчитав его, по всей видимости, партизаном, вручил ему медаль.

Когда же русские объявили мобилизацию, Пахапиль снова ушел в лес. Из-за этого его позже арестовали как дезертира, били, плевали в лицо, и особенно старался капитан, подаривший ему медаль.

Густав Пахапиль — его сын — окончил мореходную школу в Таллине и был призван на службу в охрану.

Со всеми он разговаривал по-эстонски (даже с караульными псами), любил выпивать, дрался и допускал «инциденты женского характера».

https://www.rubaltic.ru/upload/fastimage/94c/94c3e1a368a4c818f9aaeb95f5fa0e87.jpg
Иллюстрация к повести «Зона» / Фото: ozon-st.cdn.ngenix


Однажды во время политзанятий ефрейтор Петров пошутил, что инструктор Пахапиль взял шефство над павшим героем войны и ухаживает за его могилой. Но подполковнику Мару это так понравилось, что он повез его в штаб на собрание отличников боевой подготовки: «Расскажете о своих достижениях».

В итоге «достижения» Пахапиля высоко оценили и прикололи ему значок.

У повара-латыша Балодиса в «Зоне» эпизодическая роль, но и он запоминается читателям.

Его главной заботой была продовольственная кладовая, в которой хранились сало, джем и мука. Засыпая, Балодис привязывал ключи от кладовой к своему детородному органу, но это не помогало: ночная смена их отвязывала и воровала продукты…

4. Ян Кильдигс («Один день Ивана Денисовича») — осужденный с чувством юмора

«Краснолицый упитанный латыш Кильдигс» — так описывает одного из героев своего рассказа «Один день Ивана Денисовича» писатель Александр Солженицын. Как и в случае с Довлатовым, персонаж-прибалт фигурирует в «лагерном» произведении, но у Солженицына он оказывается по другую сторону забора.

Заключенный Ян Кильдигс у автора получился исключительно положительной фигурой.

Во-первых, он отличный каменщик, знаток своего дела. Они с Иваном Денисовичем Шуховым слывут лучшими мастерами в бригаде и работают в паре.

Во-вторых, Кильдигсу чужд национализм. В отличие от Пахапиля, он отлично знает русский язык (не хуже родного латышского) и спокойно на нем изъясняется.

В-третьих, наконец, он умудряется сохранять оптимизм: «Без шутки слова не знает». Хотя радоваться особо нечему, срок ему дали более чем серьезный – 25 лет...

https://www.rubaltic.ru/upload/fastimage/b58/b58baee846224987697d58633f919b3b.jpg
Опера А. Чайковского «Один день Ивана Денисовича» в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко / Фото: novayagazeta.ru

Шухов находит у Кильдигса всего один недостаток: он не курит. В действительности единственной негативной чертой этого латыша является прижимистость. Всякий раз, продавая товарищам самосад (табак собственного посева) Кильдигс трусит — боится положить лишнюю закурку.

5. Айвар Калинкинс («Алтын-Толобас») — карикатурный русофоб

В романе Бориса Акунина действие развивается в двух временах одновременно. Главный герой первой сюжетной линии (наше время) — историк Николас Фандорин. В самом начале повествования он едет в одном купе с латышом Айваром Калинкинсом, специалистом по экспорту сметаны.

Всю дорогу Калинкинс упражнялся в использовании английского языка и до того гордился этим, что «переходить с ним на русский было бы просто жестоко». Говорить по-русски, видимо, он и не стал бы.

Хуже русских, по мнению Калинкинса, были только «скаредные эстонцы».

Его русофобская болтовня настолько утомила «мистера Фэндорайна», что в какой-то момент он просто нацепил наушники и включил музыку.

В общем, Калинкинс — персонаж эпизодический и в этом списке явно не самый интересный. Хотя он красноречиво показывает, какой образ латыша начала XXI века сформировался у известного писателя.

https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/21112018-personazhi-s-privetom-kak-pribaltov-izobrazhayut-v-literature/
Tags: Прибалтика, Улыбнуло
Subscribe
promo mikle1 декабрь 4, 2013 18:13 18
Buy for 100 tokens
И ВСЕГО ЛИШЬ ЗА 100 ЖЕТОНОВ. ПОКА СВОБОДНО. Мы же открыли проект http://naspravdi.info, в котором не только материалы топ-блоггеров, но и новости с Украины. Живущие на остатках некогда самой процветавшей республики Союза вынуждены каждый миг переживать за свою жизнь, за своих близких и думать…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments